Женни Славецкая (nibaal) wrote,
Женни Славецкая
nibaal

Categories:

Муськино горе: доступная и качественная ветеринария как миф

Кому из нас — владельцев домашних животных — не приходилось хотя бы единожды обращаться за помощью к ветеринарам, понимая, что отнюдь не все проблемы со здоровьем своих питомцев мы способны решить собственными силами? С этого риторического вопроса неизменно начинались и мои злоключения, а, поскольку четвероногих друзей, за которых я в ответе, всегда было больше одного, мой опыт посещения различных ветеринарных клиник, причем в нескольких регионах РФ, довольно-таки обширен. Увы, назвать этот опыт позитивным я, к сожалению, не могу (что характерно, аналогичного мнения придерживаются и те мои знакомые, которым не посчастливилось обращаться к отечественным ветеринарам), и все последующее повествование будет посвящено нашим хождениям по мукам, дабы и вы узнали, как глубока кроличья нора непросто порой добиться реальной помощи от специалистов в области ветеринарии, вроде как призванных эту помощь оказывать.

Начну я, пожалуй, с рассказа о Муське, чья кличка вынесена в заголовок. Муське уже пошел одиннадцатый год; она была взята котенком из расположенной в Новгородской области деревеньки, и с тех пор превратилась вот в такую степенную и дородную барышню:


На здоровье муськино и тем более на ее аппетит жаловаться не приходилось — до тех пор, пока волею обстоятельств не потребовалось поселить в одной квартире, собственно, Муську и Маняха — мою молодую кошку с крайне воинственным характером:

Под маняшьим напором Муська как-то быстро сдала, перестала есть (как следствие, начала стремительно худеть) и принялась забиваться в темные углы. Я никак не могла понять, что с ней творится, и понесла кошку в ветеринарную клинику на ул. Дворцовая, что в Великом Новгороде, дабы осведомиться у врачей, чем можно ей помочь. Первым делом мне было предложено провести неимоверное количество анализов, и в первую очередь — биохимический и клинический анализы крови, из которых, якобы, можно будет понять причину болезни, и уже потом отталкиваясь от полученных знаний, определить способ лечения. Анализы я сделала, отдав за них в 2013 году 2500 рублей (что для меня, нищей девочки, все-таки деньги). Само собой, столь высокие цены на анализы крови (для сравнения — стоимость клинического анализа крови у взрослых составляет 620 руб., и это — на момент 2017 года) назначаются ветеринарами, исходя из элементарной мысли: «Ради своего любимого питомца хозяин отдаст все или почти все», так что его смело можно «доить», мотивируя свои действия заботой о качестве лечения. Впрочем, если нужны анализы — я не против, пусть будут, но, получив результаты, доктора только развели руками, констатировав — «Вот смотрите, у нее все показатели в несколько раз ниже нормы. Тут ничего нельзя сделать — либо вы ее усыпите, либо ждите, когда сама умрет», — то есть, фактически, указали нам на дверь, получив деньги и не собираясь больше ничего предпринимать. Я не стала опускать руки и отчаиваться — на ближайшем же рынке купила полкило говяжьей печени, и стала кормить ею кошку из тех соображений, что хотя бы низкий гемоглобин можно будет восполнить с помощью такой пищи. Дома, между стеной и диваном, я соорудила «лежбище» из подручных материалов, где Муська пряталась все то время, пока не ест и не ходит на лоток, и вынимала ее оттуда только для совершения этих процедур. Никаких лекарств и диетических кормов я ей не покупала, к ветеринарам больше не водила, и — о, чудо! — примерно через месяц несчастная больная окрепла и стала давать злобному Маняху отпор, а через полтора месяца поправилась окончательно. Единственное, о чем я сейчас жалею — так это о том, что вообще потащила ее к горе-докторам. Кстати, соседка, у которой примерно в тот же период заболел кот (тоже стал отказываться от еды и худеть), носила его в эту клинику на Дворцовой, и отдала за одни только капельницы около пяти тысяч. В итоге, когда деньги у нее кончились, и она больше не смогла делать животному эти капельницы, кот поправился сам.

Следующая история приключилась с собакой, которую родители оставили мне на год перед тем, как уехать за рубеж. Собаке нужно было вживить чип и провести вакцинацию, причем справиться с этими манипуляциями оказалось несложно (на эту тему я писала отдельный пост). Но — вот беда — у собаки вдруг стало гноиться ухо, и я вновь, как умная маша, отправилась в уже упомянутую ветклинику, попросить совета. Врач с порога заявила, что собаке очень больно — хотя по поведению это не было заметно (Дени так же играл, ел и бегал, как и прежде, до болезни), а, значит, нужно делать новокоиновую блокаду уха. Два дня мы с ним ходили и делали блокады, но никакого улучшения не наступало. Тогда я осторожно осведомилась — «Быть может, нужно назначить какие-нибудь капли или мази в ухо?». «Да, конечно», — оживилась ветеринар, — «Мажьте ему левомеколь». Так наши мучения продолжились — муж держал собаке пасть, а я засовывала в ухо турунду с мазью и пыталась как можно скорее, чтобы не причинить дополнительной боли, намазать левомеколь на воспаленные стенки уха. Стало только хуже — ухо разбухло и гноилось еще сильнее. В отчаянии я, в очередной раз явившись пред светлы очи докторов, восклицала — «Нам ничего не помогает! Что же делать?» «Не знаем, что — анализы показывают, что патогенной микрофлоры не обнаружено», — был мне ответ (анализы, конечно же, тоже обошлись недешево). Понимая, что каши с такими специалистами не сваришь, я развернулась и ушла, после чего в зооаптеке купила капли от ушного клеща, обошедшиеся мне в сто (sic!) рублей, и стала закапывать в ухо псу. Через неделю у него все полностью зажило.

Наконец, уже здесь, в Петербурге, у меня сбежал Манях, проведя около суток возле зловонной трубы в парадной, — отчего у него на коже стали появляться непонятной этиологии корки (этот недуг я подробно освещала в посте — «Аллергодерматоз у кошек»). Надо ли говорить, что и ветеринары Санкт-Петербурга оказались не особенно-то полезными в контексте избавления от аллергодерматоза? Предложенную ими схему лечения я при необходимости повторяю, однако интенсивность высыпаний и период их появления с уколами никак не коррелируют, что свидетельствует о простом факте: лечение не оказывает на симптомы заболевания никакого эффекта. Да, я понимаю, что кожные заболевания обычно являются хроническими, и рецидивы все равно будут возникать, — но после уколов даже стойкой ремиссии добиться не удавалось (зато она достигается через кормление кошки натуральными продуктами, например). Но хотя бы питерские ветеринары оказались честными — они сразу предупреждали, что болезнь так или иначе будет возвращаться, поэтому надеяться на чудо не стоит. Видимо, на сей раз мне просто повезло с клиникой — она дорогая, но там мне хотя бы не врут, и открыто не шлют на все четыре стороны.

Другим знакомым из того же Санкт-Петербурга повезло куда меньше — так, женщина, придя на прием к ветеринару со своим котом породы «шотландская вислоухая» и отдав значительную сумму за обследования (симптомы все те же — кот не ест и худеет), в качестве диагноза получила нечто маловразумительное — «почечная недостаточность», да еще и со знаком вопроса. Причины того, почему у кота развилась почечная недостаточность, ей так и не прояснили, зато навязали капельницы и передержку, за что она отдала более двадцати тысяч рублей. Когда же стало ясно, что эти ужимки и прыжки коту совершенно не помогают, даму с котом отправили домой, предложив делать инъекции 40 мл физраствора в холку 2 раза в день. То, что сама она не умеет делать уколы, а столь частое хождение в клинику несовместимо с ее работой, ветеринаров волновало мало, ведь их интересуют только деньги (от 140 рублей за укол, не считая стоимости шприцов и физраствора). К слову — это еще один повод для владельцев животных научиться делать хотя бы внутримышечные и подкожные инъекции самостоятельно, потому как не придется в дальнейшем переплачивать. В итоге уколами занимались я и еще одна девушка, приходя к этой женщине на дом (страшно представить, какую сумму она отдала бы, вызывая ветеринаров домой дважды в день), но через месяц кота все равно пришлось усыпить из-за того, что он стал сильно мучиться — процесс разрушения почек вошел в необратимую фазу. И я убеждена, что ветеринары, ставившие этому коту бесполезные, но такие недешевые капельницы, прекрасно знали, что дни животного сочтены, однако не постеснялись содрать с убитой горем хозяйки последние деньги, и едва ли терзались впоследствии стыдом по этому поводу. Кстати, за кремацию кота она потом тоже выложила немалую сумму, но это — отдельная история.

Наконец, еще одна знакомая девушка, подобравшая в подъезде кошку с переломанным тазом, по доброте душевной решила животинке помочь и направилась в клинику, где ее огорошили, заявив, что операция обойдется не меньше чем в тридцать тысяч рублей! Какова наглость — по сути вымогать у человека, пожалевшего бездомную кошку и захотевшего ее спасти, существенную сумму, используя простой психологический расчет: вряд ли пришедший за помощью выбросит эту кошку на улицу, где она была раньше, и, как ни в чем не бывало, отправится домой. Девушка кинулась к друзьям, чтобы собрать необходимые деньги, и друзья смогли отыскать другую клинику, где та же самая операция стоила уже…восемь тысяч. Разброс цен поражает, и такое положение вещей, на мой взгляд, стало следствием того, что на рынке ветеринарных услуг никто не стремится к наведению порядка. Эту же девушку я потом учила делать уколы кошке, чтобы она хоть на чем-то смогла сэкономить. Сама же я училась фактически в полевых условиях — один раз увидев, как это делает ветеринар, с тех пор стала колоть сама.

Все вышеизложенное касается ситуаций, когда востребовано консервативное решение, но порой животному нужна операция, которую самостоятельно в домашних условиях хозяин сделать не может по определению, и тут начинают вырисовываться наиболее интересные подробности, о которых я собираюсь рассказать в следующих частях этой эпической саги. Будучи последовательным антигосударственником, я, тем не менее, осознаю, что в данном конкретном случае для исправления ситуации нет никакого иного пути, кроме как на первых порах взять все ветеринарные клиники под жесточайший государственный контроль, обязав учредителей предоставлять максимум отчетности и поставив величину взимаемого налога в зависимость извлекаемой прибыли (больше сдирают с людей денег — больше платят налогов), с одновременным запретом перекладывать свои расходы на потребителя через установление верхней границы цен (по аналогии с теми механизмами, которые есть в ведении у ФАС). Пускай большинство из этих клиник закроется, но зато до оставшиеся начнет доходить, что во всем, в том числе в стремлении поживиться за счет хозяев домашних животных — нужно знать меру.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Subscribe
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments