Женни Славецкая (nibaal) wrote,
Женни Славецкая
nibaal

Category:

Выжить в Мариинской больнице — часть 1

Я написала и разослала все жалобы по инстанциям, и теперь здесь будут публиковаться треш и жесть. Беременным, сверхчувствительным и натурам с тонкой душевной организацией рекомендуется отписаться от обновлений, дабы не травмировать психику.
Также обозначу парой строк для заклятых друзей, полагающих себя пупами земли и приписывающих себе все на свете достижения: «Парадокс – чтобы овладеть тайнами мироздания, обязательно нужно перед этим вымазаться в какой-нибудь грязи»(с) Вымазаться в грязи в прямом и переносном смыслах я всегда горазда и без помощи моих тайных воздыхателей, и о последствиях была предупреждена аж за два месяца до происшествия, во сне, что меня, однако же, ничуть не смутило. Развивать эту тему не стану, а то еще сочтут, что кукушка поехала наглухо, но факт есть факт: я веду дневник снов, и там было зафиксировано самое что ни на есть конкретное предупреждение.

…Утром 3 сентября я ехала по Литейному мосту на электросамокате, и на спуске колесо зацепилось за одну из опор, на которой держался тент, прикрывающий забор (ремонт там идет перманентно, чуть ли не с начала лета). Самокат полетел в одну сторону, я — в другую; приземлилась на правое бедро и сразу поняла, что уже не встану. Потом, в военмеде, мне рассказывали, что в отделении лежала девушка с такой же травмой, но она умудрилась ее получить, катаясь на обычном самокате, не электро. Так что, сами думайте, насколько эффективной окажется попытка сэкономить на стоимости проезда, приобретя такое средство передвижения — практика показывает, что так можно разве что разориться.
В общем, «лежу на асфальте, в лыжи обутый», встать — никак, мимо люди идут, самокат где-то метрах в трех валяется. Думала достать телефон, — не тут-то было: рюкзак снимать больно, но худо-бедно справилась, стащила его, стала рыться, искать телефон. В этот момент мимо ехал какой-то велосипедист и, увидев меня, остановился и сам вызвал мне Скорую. Затем подтянулся народ: все-таки не каждый день на Литейном мосту кто-то валяется:)) Один дядечка предлагал меня поднять с мокрого и грязного асфальта, но я категорически запретила даже просто трогать: при попытке шевелиться боль была неимоверная. Также рядом присела на корточки некая дама, предложившая «вместе помолиться Исусу» и зачем-то запихавшая в карман куртки листочек со своим телефоном.

Минут через 20 прибыла Скорая, погрузили меня на каталку (орала как резаная), наложили шину, вкололи трамадол, который был как мертвому припарка: никакого эффекта не ощутила, боль ничуть не уменьшилась. Промедола на Скорой нет, а в травматологическом отделении Городской Мариинской больницы, куда меня доставили (Мариинка в тот день дежурила), нет даже и трамадола (а, может, есть, но не про мою честь), поэтому орать я продолжала и в приемном покое тоже, при перекладывании с каталки Скорой помощи на больничную каталку. Странно, но врачи этой больницы наивно попросили вести себя потише — ни за что не поверю, будто они не в состоянии уяснить, что при такого типа переломах (чрезвертельных со смещением, как далее показал рентген) болевой синдром настолько сильный, что многие, чей болевой порог ниже, банально теряют сознание от болевого шока? Хотя, возможно, это был троллинг с их стороны, но мне почему-то оказалось не смешно.
Там же, в приемном покое, взяли кровь из пальца, повезли на рентген, я кое-как переползла с каталки на стол, где сделали рентгенографию органов грудной клетки, что обязательно для всех поступающих, и таза в проекции сверху, без уточнения характера смещения и типа расположения обломков. Из-за этого в дальнейшем в ВМА все снимки пришлось переделывать, а, следовательно, и получать лишнюю дозу облучения, поскольку брать на операцию с одними только этими данными рентгенографии было невозможно:




После рентгена вновь перелезла на каталку и оказалась в процедурном кабинете. Там врач вколол в колено местное обезволивающее, взял дрель и просверлил две дырки, затем вставил в них штырь, на котором крепилось что-то типа подковы, а ногу положил на шину Белера. Вот так выглядит вся конструкция (называется «скелетное вытяжение»):




С того момента, как вас на нее нанизали, словно бабочку, вы превращаетесь в абсолютно беспомощного лежачего больного, который из-за болевого синдрома не в состоянии даже сесть (ну, разве что приподняться на локтях) и обречены на перманентный постельный режим. Если у вас нет родственников, которые станут за вами ухаживать в этом состоянии — поздравляю, незабываемые дни до операции гарантированы. Большинство пациентов сразу же переходят, пардон, на памперсы, но у меня был психологический барьер, и вместо них я обходилась пеленкой, которую умудрялась самостоятельно под себя запихать, и баночкой, содержимое которой выливала в стоящее рядом на стуле судно (этим способом в дальнейшем воспользовались все больные в палате, которые не могли ходить). Пользование одним только судном представляло собой реальное превозмогание и акт героизма, поскольку бедро правой ноги, лежащее на шине Белера, не поднять, и ягодицу тоже.


В таком скорбном виде меня привезли в палату, где я уже в который раз перелезла с одной горизонтальной поверхности на другую — на сей раз в кровать. Кровати в Мариинке новомодные: пультом управления можно опускать и поднимать различные их части, но мне от этого было не легче: прежде всего, простынь оказалась не заправленной должным образом, поэтому она сбилась в центр кровати, под шину Белера; кроме того, я была переложена в эту кровать в грязной одежде, в которой упала на улице. В дальнейшем одежду удалось разрезать и снять, но песок остался в кровати на простыне, и убрать его мне, лежачей больной, самостоятельно было нереально, а это, в свою очередь, создало риск антисанитарии. Других больных, которые поступали в дальнейшем, медперсонал осматривал на предмет наличия ссадин и делал прививку от столбняка; мне же, как обычно, посчастливилось остаться без надлежащего внимания со стороны эскулапов. При поступлении в данное лечебное учреждения никто не провел осмотр на предмет повреждений (ссадин), тогда как, упав на улице, я ободрала правую руку; в ссадине находилась земля (песок с мостовой), вытащить которую у меня также не было никакой возможности за неимением стерильной иглы и спирта. Обработать рану и сделать прививку от столбняка никто из медперсонала Городской Мариинской больницы не удосужился; сделать это удалось только после госпитализации в Военно-медицинскую академию имени С.М.Кирова спустя аж 10 дней. Диагноза, результатов анализов, имени лечащего врача и прочих необходимых сведений я не знала, и до вечера 4 сентября узнать их мне было не суждено.
Продолжение следует.

Subscribe
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments