Женни Славецкая (nibaal) wrote,
Женни Славецкая
nibaal

Categories:

Выжить в Мариинской больнице — часть 3

Эпизод первый: «Выжить в Мариинской больнице — часть 1»
Эпизод второй: «Выжить в Мариинской больнице — часть 2»

Хотя я уже не первый день лежала пластом в травматологии, мало кто, кроме родных и самых близких друзей, вообще догадывался, что я туда попала, — все это время я продолжала безвозмездно консультировать малознакомых людей по юридической части, а также заниматься модерацией провинциального форума. Другой на моем месте на всю эту суету давно наплевал бы, но я ею занималась, в основном — ради отвлечения внимания от тяжелых условий, в которых находилась. Представьте — вы лежите без движения, у вас конкретная угроза пусть не жизни, но здоровью, вам четыре раза в день колют гепарин в живот, нога противно ноет на вытяжке, а при движении — жутко болит, свои надобности вы отправляете в баночку (вариант: в памперс), но при этом продолжаете волонтерить в пользу женщины, которая пытается отсудить моралку у Усть-Пендюринского сельсовета, расписываете ей особенности рассмотрения дела, подачи ходатайств; приводите, хоть и кратко, содержание этих ходатайств — в общем, делом заняты, решаете чужие проблемы.








Гепаринчику не желаете?

В травматологическом отделении Городской Мариинской больницы, как заверяют медсестры, нет наркотических обезболивающих (спойлер: в военмеде есть все, при необходимости вам вколят там промедол), а из имеющихся самый сильный — кеторолак, который вообще не обезболивает при серьезных травмах. С тем же успехом вы, к примеру, можете диклофенак в таблетках принять — пользы будет и то больше, и синяка на ноге от укола не останется (уколы там ставят сурово, без малейшей жалости к пациентам). Низкомолекулярных препаратов для разжижения крови, как в военмеде, там тоже нет (такие уколы достаточно ставить раз в день), поэтому препарат выбора — гепарин, положено четыре укола в сутки, в живот или в руку — на ваше усмотрение. Со временем тушка превращается в то, что приведено на фото выше, а на месте уколов образовываются синяки (прошли уже две недели, а синяки до сих пор остаются). Кстати, предложения закупить отдельно современные препараты для конкретного пациента не принимаются, а жаль.




Иногда соседи по палате развлекали байками, ходящими по отделению. Так, женщина, уже не первую неделю лежащая на вытяжке, рассказала историю: поступила дама из южных республик со сломанной рукой, а потом за ней пришли господа полицейские, которые предполагали, что у дамы при себе имеются наркотики. Сообразительная леди, не мудрствуя лукаво, выпрыгнула из окна палаты, расположенной на третьем этаже (тут нет решеток) и раздробила себе весь таз. Где она сейчас лежит, не знаю. Возможно, тот факт, что сюда часто госпитализируют маргиналов, оказывает воздействие на отношение персонала к пациентам, однако далеко не все поступившие представляют собой особ с низкой социальной ответственностью, наркоманов etc — можно было бы и дифференциацию проводить.
Но самая замечательная история ждала впереди, и связана она оказалась с предстоящими выборами губернатора Санкт-Петербурга, которые состоялись 8 сентября. Как известно, при исполнении должностных обязанностей врач не вправе вмешиваться в личную жизнь пациента (в том числе касаться его политических убеждений), а также каким-либо образом выражать свое мнение относительно участия пациента в избирательном процессе и голосования за того или иного кандидата. В нарушение указанных принципов, накануне выборов заведующий отделением травматологии и ортопедии Черняев С.Н. явился в палату и заявил: «Ну, вы же знаете, за кого надо голосовать?» Одна из пациенток, старенькая бабушка, сообщила вслух: «Конечно, за Беглова», я же ответила, что являюсь свободным гражданином и свой выбор сделаю самостоятельно. Черняев С.Н. обратился к пациентке, выразившей желание голосовать за данного кандидата – «Проведите с ней политбеседу», — на что я возразила, что политбесед не терплю, а если кто-то возьмется со мной их проводить, я сделаю их содержание и всю эту ситуацию достоянием общественности. Тогда Черняев С.Н. собственной персоной принялся вести со мной политбеседу, хотя правильнее было бы назвать это агитацией за конкретного кандидата — господина Беглова, расписывая в красках, какой тот хороший управленец, сколько у него достижений и сколь сильно он за державу радеет. Как известно, если хочешь что-то доказывать, надо доказать для всех; если хочешь что-то опровергнуть, достаточно привести один-единственный пример. Этот пример я ему привела: Беглов дважды приезжал на юг Калининского района (локация расположена недалеко от центра), оглядывал тамошние мусорные валы, недовольно цокал языком, обещал в течение ближайшего времени все это безобразие убрать, а воз — точнее, валы и помойка среди них — и ныне там. «А что Амосов?», — возразил зав, и почему-то завел речь о детях за рубежом, хотя у Амосова дочь вроде как в Питере. «Ну, знаете», — парировала я, — «У чинуш из ЕдРа дети тоже сплошь за рубежом проживают, но сторонников этой партии сей факт почему-то не смущает». «Ну, видите ли, это как дипломатическая работа — способ наладить отношения с Западом. Ведь нельзя постоянно идти на конфронтацию, а лучше союзничать, дружить. Прогресс невозможен в любой отрасли в отсутствие технологий, в т.ч. западных». Тут я решила пойти ва-банк, призвав на помощь столь любимый отечественными патриотами «антизападный» дискурс: «А, то есть, Запад нам друг? Но в СССР были кое-какие технологии, а дружить с теми, кто сам дружить не желает, как можно?» Зав сокрушенно вздохнул: «СССР просто растерзали, и хорошо ещё, что хоть что-то осталось. Вы видели, как тут было в 90-е? Мы шприцы сами из дома приносили». Вообще говоря, его откровения содержали явные взаимоисключающие параграфы: если «СССР растерзали», то какие же на Западе друзья? А если все-таки друзья, то пора избавляться от старых заскорузлых штампов («Они желают нас всех убить») и начинать налаживать отношения посредством установления подлинно демократической системы (в рамках которой исключено принуждение к голосованию за конкретного кандидата и даже намеки на это). Тогда и люди, — в смысле, Запад, — к вам потянется.
В единый день голосования, 08 сентября 2019 года, членами избирательной комиссии мне было отказано в праве на осуществление волеизъявления, гарантированного Конституцией РФ. После звонка дежурному прокурору и публикации в Сети сведений об ограничении моих конституционных прав председатель ТИКа пришла в палату с извинениями, и только тогда мне была предоставлена возможность выразить свою гражданскую позицию путем голосования. Остальные пациенты, лежавшие в палате №20, к тому времени уже несколько часов как проголосовали. Перед приходом председателя ТИКа в палату также явилась старшая медсестра травматологического отделения (имя ее мне неизвестно, представиться она не соизволила), начав что-то говорить про бюллетени и мое участие в выборах (хотя какое отношение имеет к выборам медицинский персонал, неясно); я ответила ей, что общаться с ней по поводу выборов не собираюсь, и жду, когда мне принесут бюллетень.


На следующий день после единого дня голосования, 09 сентября 2019 года, в палате объявился лечащий врач Борзов Д.Н., и вместо того, чтобы объяснить отмену операции или внезапно возникшую у меня высокую температуру, равно как и пообщаться на любые другие медицинские темы, задал вопрос – «Что вы вчера устроили по поводу выборов?», хотя я занималась исключительно тем, что добивалась того, что мне положено по закону.
Поскольку вмешательство медицинского персонала лечебных учреждений в электоральный процесс является недопустимым и должно влечь за собой меры ответственности вплоть до отстранения таких сотрудников от работы, мною были поданы жалобы в ЦИК РФ и в Прокуратуру Санкт-Петербурга, в связи с чем надеюсь, что подобные практики воздействия на избирателей (находящихся в полной зависимости от персонала) в Городской Мариинской больнице прекратятся, а виновные будут привлечены к ответственности.



Отстояв свой выбор, я проголосовала, за кого хотела (результаты по избирательному участку №2226 — тут), но губернатором все равно стал Беглов

Продолжение следует.

Subscribe
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment