June 4th, 2012

surv

Здравоохранение: шок и трепет

Наткнулась на серию постов жительницы Израиля, которая описывает, как попала в среднестатистическую Воронежскую больницу, и зачиталась. У бедняги приключилась проблема по женской части, и она сильно исстрадалась. Описание того, как несчастная пыталась в течение трех дней попасть на УЗИ, вызвало deja vu:

"Когда я вернулась в палату, как раз пришла девушка-интерн с описанием действия прописанного мне лекарства. Обрадовавшись, я попыталась поговорить с ней. Выводы были обескураживающие – где можно сделать УЗИ в субботу вечером она не представляла, более того, мой план дать на лапу присутствующим врачам, чтобы мне сделали проверку, оказался несостоятельным – все присутствующие гинекологи чисто физически не умели делать УЗИ. Она сказала, что есть шанс, что врач, который будет дежурить завтра, умеет делать УЗИ, и чтобы я постаралась договориться с ним."
Source

Это только малая часть ее нерадостных злоключений (у девушки, как впоследствие выяснилось, был самопроизвольный аборт на ранних сроках), там по ссылкам еще много. Некогда пост собрал приличное количество комментариев и вызвал немалый ажиотаж.

Я бы могла рассказать нечто подобное, хоть и не жительница Израиля, попавшая в россиянское захолустье, а обитательница не менее глухой и суровой провинции. Только вот про УЗИ на малых сроках, да еще и с кровотечением, тут говорят стандартно - "Иди ты отсюда, мы с кровотечением на 5 неделях не делаем"; лекарства назначают без объяснений механизма их действия; после наркоза - да, точно так же бросают под "присмотр" однопалатниц, которые могут только наблюдать, не понимая, когда звать врача, а когда - не звать. Про аллергию на препараты, конечно же, не спрашивают, и надо обладать замечательным здоровьем, чтобы не нарваться на анафилактический шок (см. недавний случай в роддоме №1, когда беременная умерла сразу после введения венозного наркоза. Сейчас идет проверка, но жизнь уже не вернуть). Незабвенная процедура - эта которая в процитированном посте именуется как "выскребсти" - кажется, выдается за единственную панацею от всех патологических состояний. Фантасмагорическую картину довершает больная на всю голову медсестра (она, возможно, в настоящий момент уже уволилась), которая каждой получающей направление на процедуры женщине говорила - "Аааа...как с мужиками трахаться - так приятно, а как сюда приходить - так стонете!".. Наверное, это какие-то ее личные психологические комплексы, и, может, наоборот, посочувствовать надо бы тетеньке, пожалеть. Но сейчас я, оглянувшись на весь свой опыт, закатала бы в морду ей - смачно так, наотмашь, чтобы сопли растеклись. И неважно уже, что было бы потом.

Впрочем, большинство женщин детородного возраста, насмотревшись ужасов нашего городка, сваливают отсюда в близлежащий крупный населенный пункт - в данном случае, Питер: ведь ни деньги, ни блат не спасают порой от серьезных проблем со здоровьем, и от невозможности в дальнейшем забеременить и родить (хотя, после увиденного желания это сделать обычно не возникает).

Как утверждал доктор Майоров, от замены стульев, столов и даже аппаратуры больные не перестанут страдать и умирать. А та самая мифическая "средняя зарплата врача, равная 27 тысячам рублей", которую декларирует наш всеми любимый губернатор Митин - не более чем бред сивой кобылы в лунную ночь, и, как видим, не меняет такая зарплата, даже будь она реальной, неприглядного положения вещей. Понятное дело, в Воронежской области - свой "митин", и, кажется, в каждом регионе сидит такой же горе-управленец; их целая армия...только вот - Митин рожать не будет, а дочка его - которая "юрист и адвокат" - наверняка сюда в Новгород не приедет, дабы испытать все прелести местного здравоохранения или родовспоможения. Не правда ли, господин губернатор?
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
assassin's creed

Людвиг-Фердинанд Клаусс: национал-социалист, мусульманин, праведник мира

Открывая малоизвестные факты в сравнительно недавнем (по историческим меркам) прошлом, мы находим новый источник вдохновения, переосмысливая прежние идеи, которые совершенно иначе предстают перед подлинным исследователем, самозабвенно погрузившимся в изучение заветного предмета.

Прекрасную статью о сложной судьбе и личности Людвига-Фердинанда Клаусса, именуемого шейхом Германских бедуинов, представляет нашему вниманию Салман Север. Незаслуженно забыт вклад этого великого антрополога, расового теоретика и исследователя бедуинской культуры в мировую сокровищницу знаний.

Начало
Окончание

Несмотря на нехарактерную для праведников причастность к национал-социалистической элите, Людвиг Клаусс удостоился именной стелы на почётной аллее Праведников народов мира в Израиле.

Как верно отметил один из читателей, этой работе "тесно в формате ЖЖ". Ее недостаточно просто "осилить", придется еще немало поразмыслить над прочитанным, прочувствовать...Лично я в процессе постижения хотела бы выделить несколько абзацев, которые, даже вне авраамического контекста, рождают понимание не столько буквы, сколько духа, самой сути изложенного. Не поймет меня, наверное, лишь тот, кого никогда не манил знойный ветер далеких пространств, кто уютно обжился в своем замкнутом мирке, окончательно осел и закоснел в "человеческом, слишком человеческом".

"Проживание с бедуинами в пустыне Негев явило, как мы уже помним, Клауссу самое существо арабизма. Пустыню он до конца своих дней почитал как будущее Ислама, вечный источник его витальной энергии. Имея это внутреннее видение, он, будучи блистательным антропологом, ориенталистом и психологом, прекрасно понял и прочувствовал психологический фон Ислама, который мог появиться только как «религия пустыни». Разумеется, в том смысле, в котором пустыня открывает высшее измерение духа. Отсюда следовало ещё одно проигнорированное Западом утверждение Клаусса. Утверждение, обладающее потенциалом стать ни больше, ни меньше пролегоменами к новому этосу и новому антропологическому портрету жителя Европы.

Он считал боязнь Ислама у европейцев чертой их оседлого образа жизни, как бы первобытным ужасом человека, привыкшего к своей пещере, к комфорту и безопасности, перед безмолвной, страшной пустыней. Но пустыня тем и порождает сверхчеловека, что оставляет его в экзистенциальной ситуации тотального одиночества и полагания на собственные и божественные силы. Пустыня инстинктивно манит и призывает богоискателя, пророка и аскета как мужественнейшего из мужей тем, что в ней «нет ничего, кроме Бога» и ничего, кроме упования на Бога. Это «уяснение Бога в пустоте». В Исламе такое упование называется «таваккуль» и градус таваккуля говорит о градусе искренности веры (ихляс). Абсолютной же искренностью способны обладать только и исключительно пророки, однако сам путь для духовного прогресса в тавакулле открыт всем ищущим. И путь пророков, отсюда, являлся наиболее верным и точным учебником по расовому достижению сверхчеловечества. Мысль, которую не смог внятно изложить ни один мусульманин до появления немецкого расолога Клаусса!

Как следствие, в пустыне выживают духовно сильнейшие люди, это идеальный инкубатор расового здоровья индивида. Её нельзя воспринимать как нищету и отсутствие пространственной наполненности. Она наполнена от начала и до краёв тем, кто пришёл покорять её, учиться у неё, вести с ней диалог. И если таких индивидов, способных на исход из мира и вызов пустыне, становится много, настолько много, что они способны создать общность, субэтнос (как бедуины среди арабов или как кочующие иудеи времён пророков), то в рамках расы вызревает некое ядро постоянного расового омоложения. И это ядро затем начинает инвольтировать и насыщать устаревшую и прохудившуюся расу горожан, людей цивилизации. Здесь происходит даже не ницшеанское самообновление народа в дионисийском культурном порыве, но сбережение и консервация самого гештальта самостоятельности расы – в этой принципиальной нон-цивилизационности."