June 29th, 2012

Наша Таня громко плачет - стукнули на Таню значит

Сегодня с утра ездила на похороны прабабки, заодно снимала картины русской жизни на селе, так сказать. Телефон предусмотрительно оставила в машине - знала, что суета сует имеет паскудное свойство неожиданно врываться в размеренный деревенский быт, развеивая в прах помыслы о бренности бытия. И точно - когда ехала назад, увидела аж несколько смс от Антония Киша, который вопрошал меня, а не настучала ли я на Яковенко? Перечитала, неудомевая - и впрямь, вопрос сформулирован следующим образом - "Ты на Яковенку анонимку написала?". Смело сказано, однако, безапелляционно так. Казалось бы, причем здесь гладиолус моя скромная персона? Вроде иудиных талантов по отношению к кому бы то ни было я никогда не проявляла. Даже на Никонова не писала никаких жалоб - до тех пор, пока он сам не пошел в суд с иском, и мне пришлось подать встречный. А тут вдруг - не было печали, купила баба порося.

Звоню Антонию, который поясняет, что некто настучал на Танюшу, и что она обвиняет в этом меня в Интернете. Что ж - если Бог кого-то хочет наказать, он отнимает разум.

Действительно, по приезду я зашла в ее уютненький вконтактег, где обнаружила следующего вида навет:

"Написали на меня "анонимку", мол фотографирую в рабочее время... сижу ржу... "Факты" указанные в "анонимке" слава богу дают мне 100% уверенность в авторе... что сказать - гнилой человек... а в связи с погодой видимо обострения
Женя, ты облажалась в одном - второй указанный ящик для "анонимки" на сайте не указан:-)"


Видимо, прошли те славные времена, когда вызов на дуэль осуществлялся посредством броска белой перчатки - а теперь достаточно обвинить неприятеля в стукачестве, и дело с концом. Да и не получится мне Таню побороть - разница в весовых категориях сказывается. В общем, придется объясняться.

Во-первых, Таня Яковенко мне нафиг не сдалась. Да, именно так - мне больше делать нечего, как только на Таню стучать, благо других забот хватает.

Во-вторых, если бы я действительно была искушенным сексотом, то заниматься анонимками не стала бы точно, поскольку есть иные способы, более грамотные и результативные.

В-третьих, отдельные коллеги (по именам не называю, а Таня знает) мне неоднократно жаловались, что Яковенко постоянно где-то болтается, и на работе ее не бывает по 3-4 часа. Ей звонят с отделений, но, поскольку Таня отсутствует, эти коллеги так и говорят - "Нет Тани на работе". При этом Яковенко частенько мелькает на TV, а также в интернет-СМИ, посещает все брифинги, городские мероприятия иже с ними - а рабочий день у нее как бы восьмичасовой. Те же сотрудники сетовали мне, что Яковенко часто опаздывает, приходит едва ли не к 10 часам утра, хотя рабочий день начинается в 8.30. Я ответила им, что Татьяна пишет и фотографирует для vnnews, поэтому у нее очень ограниченное время.

А самой Тане я сообщила о недовольстве коллег, сопроводив пояснением - "Таня, если ты будешь продолжать себя так вести, то дождешься последствий. Прекрати опаздывать так серьезно и не уходи с работы дольше, чем на час". Таня мне ответила - "А, ерунда. Мне Симоненко (начальник отдела) разрешает. А с этой женщиной (назвала имя коллеги) ты больше не общайся". Я изумилась - "Таня, я с ней общаюсь с давних пор - а теперь мне общение прекратить только потому, что ты так сказала?"

Видимо, чаша терпения коллег переполнилась, и начались репрессии. Предупреждение было дано.

Наконец, в-четвертых, небольшой экскурс в историю. Как известно, Татьяна Яковенко окончила НовГУ в 2005 году, по образованию она математик и системный программист. Программист, по всей вероятности, Таня превосходный - именно поэтому достаточно длительное время она не работала по специальности, подвизаясь на ниве политтехнологии вместе с Юлией Бороненко. Ст0ит ли говорить, что эта Танина деятельность профессионализмом не отличалась - а в кулуарах поговаривают, что Таня серьезно накосячила при ведении одной из кампаний, и Юлия Бороненко послала ее далеко и надолго. В общем, стала наша страдалица устраиваться на работу - и почему-то привела ее тропинка именно в новгородский почтамт, на должность инженера-программиста с зарплатой 9 тысяч рублей. Когда я спрашивала Татьяну, зачем козе баян все эти трудности, то получила ответ, что на работе Таня будет просто сидеть, т.к. нужна запись в трудовой книжке, а что-то делать за такие деньги она не собирается. Что касается средств к существованию, то Таня намекнула на некие интернет-проекты, и на хорошего заказчика, который исправно оплачивает все эти труды праведные. Вот, Татьяна, и пожинай свое отношение к работе - благо недоброжелателей, коим приходится вместо тебя напрягаться, в отделе техподдержки хватает с избытком. В крайней случае, можешь приватно поговорить с каждым из своих коллег - если они разоткровенничаются, то услышишь много лестного в свой адрес:))

На этом, полагаю, вопрос со стукачами можно считать закрытым. Я не настолько глупа, чтобы действовать подобными методами, а Таня почему-то решила мерить меня по себе.

Напоследок, проиллюстрирую служебное рвение Татьяны Яковенко следующим образом:

На фото - празднование дней славянской письменности 24 мая сего года; губернатор с мэром возлагают цветы к барельефу Памятника Тысячелетия России, время - между 11.00 и 12.00, самый разгар рабочего дня (а ведь до Кремля еще надо доехать). Татьяна Яковенко, демонстрируя журналистский пыл, аж затмила седалищем духовную персону - настолько близко пыталась подобраться к лику Сергея нашего Герасимовича.
Обращаю внимание - никогда ранее это фото я не выкладывала, дабы не скомпрометировать Татьяну как нарушителя трудовой дисциплины. Намереваясь написать анонимку, я бы обязательно прикрепила бы к ней "доказательную базу" - например, вот такую графику. Однако же, я этого не делала, и делать не собираюсь - а со своими отношениями в коллективе Танюша пусть разбирается самостоятельно, не перекладывая ответственность с больной головы на здоровую.

З.Ы. Паранойя - тяжелая штука, и с годами она лишь прогрессирует. Помнится, в октябре 2011 года в новгородских СМИ проскакивала информация о том, что "Новгородского блогера Татьяну Яковенко", видите ли, "лишили работы за комментирование губернаторского ЖЖ". Правда, впоследствие выяснилось, что губернаторский ЖЖ, равно как и политическая активность нашей героини, тут не при чем, а у 29-летней девочки просто закончился контракт, о чем рассказала главный врач НОКБ. В связи с этим хочу сказать - Таня, не можешь - не работай, а лучше - кончай маяться детсадовской дурью, и займись делом. Семью, например, создай хотя бы, не век же с мамой и с папой жить.
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
assassin's creed

Приключения следователя Ам-мяна, гроссмейстера Клуба Четырех Коней

Следователю Ам-мяну прочили головокружительную карьеру - он так активно исполнял особо важные поручения, так рьяно осуществлял политические преследования несогласных и столь беззаветно служил Отечеству посредством примерения к свидетелям стеклянных предметов с узким горлышком, что старик Державин его заметил и, в гроб сходя, благословил. В том смысле, что старшие товарищи господина Ам-мяна запомнили, и заслуги его впоследствие учли. Не прошло и пары лет, как молодой красавец с точеными чертами лица водрузился в заветное кресло в презентабельном здании, расположенном рядом со сквером в свежепереименованном бульваре - а оттуда, глядишь, рукой подать и до чертогов федеральных небожителей.

Как привольно тут жилось, как легко дышалось...Казалось бы, жизнь начала налаживаться, можно было брать третью жену и Hyundai Santa Fe в кредит лет на пятнадцать (Ам-мян любил добротные, большие автомобили), и вдруг...пушной зверек подкрался, как и водится, незаметно.

Этот злополучный вечер начинался празднично, ничто не предвещало проблем. Сотрудники Комитета, уставшие от работы, но одухотворенные пьянящим чувством исполненного долга, собрались душевно посидеть, испить коньячку да беленькой. Ам-мян посиделками с коллегами никогда не брезговал - напротив, не упускал случая прихвастнуть своим высоким профессионализмом и недюжинной смекалкой. А ведь накануне он, к тому же, умудрился выиграть шахматный турнир городского уровня, получив наконец желанный 1-й разряд. Будет о чем поведать за бутылкой!

Но в этот раз что-то пошло не так...Суровые следаки областного СК молча глушили коньячину и особенной разговорчивостью не отличались. Недолюбливали они скользкого, неуживчивого и заносчивого Ам-мяна, но терпели выскочку, волею начальства утвердившегося в этих кабинетах. Впрочем, любая чаша терпения, сколь бы объемной она не была, имеет свойство переполняться. Вот и сейчас, услышав спесивый рассказ про шахматную эпопею великого гроссмейстера, мужики переглянулись и решили положить конец трудовой деятельности Ам-мяна в их коллективе. Подойдя к незадачливому рассказчику, они повалили его на пол и, невзирая на вопли несчастного, начали 3.14здить его ногами куда придется:

- Мужики! Эй, мужики, не надо! Прекратите! - дико орал Ам-мян, тщетно пытаясь отбиться от семи пар ног, методично месивших его тщедушное нежное тельце; в промежутках между ударами он тихонько всхлипывал - "Гроссмейстера бьют!"
Слезы брызнули у него из глаз, лились по щекам, ссадины кровоточили, но агрессоры, озверевшие от вида крови, казалось, не замечали ничего вокруг и били, били, били...

...Вахтер, услышав крики и возню, оперативно вызвал полицмейстеров, которые по приезду оттащили следаков от Ам-мяна, чьи члены превратились к тому времени в кровавую кашицу. Увы - права задерживать нарушителей, обладавших иммунитетом, у полиции не было, поэтому доблестные правоохранители отправились по домам, а подоспевшая скорая увезла пострадавшего в больничку, где он обретался в дальнейшем в течении почти двух недель, излечивая полученные небоевые ранения.

Внутренней проверке, проведенной руководством областного СК, Ам-мян поведал, что споткнулся на ступеньках и упал, нанеся себе тяжкие телесные повредения (а иначе доблестно бороться с преступностью в городе ему бы уже не пришлось). Руководство намекнуло, что надо бы уволиться из СК - но в итоге, учтя все "за" и "против" (Ам-мян мог превратиться в ярого оппозиционера и наговорить, как он сам пригрозил, "много гадостей"), отправили назад, в городской отдел, в ссылку, в глушь, в Саратов дорабатывать до пенсии. Обнадеживает лишь то, что на эпические битвы в Клубе Четырех Коней сей факт не повлияет - руки целы, голова вроде как тоже.

Отныне следователь Малинкин - вечный каторжник, точно так же в свое время низвергнувшийся с Олимпа, дает Ам-мяну советы, которые тот, в силу своей неизмеримо глубокой профессиональной компетентности, тактично игнорирует.

...Они хитрили, и Он хитрил, а ведь Он - лучший из хитрецов.