March 27th, 2013

surv

История, рассказанная на Пасхальном седере

Не смогла найти эту историю в Сети, поэтому излагаю своими словами (хоть они и примитивны, но, хочется надеяться, суть отражают верно).

Однажды некий рав решил организовать общину в своем городе. К нему пришли евреи, жившие там, и среди них был пожилой мужчина, который вел себя довольно странно: каждый раз, не дожидаясь конца молитвы, он покидал синагогу и уходил домой. Это продолжалось день, другой, неделю, месяц... Раввин никак не мог понять причин такого поведения, и однажды решился на хитрость: пригласил этого мужчину к себе домой после молитвы, надеясь, что тот не уйдет. Но ожидания не оправдались: он, как обычно, ушел, не дожидаясь конца, и ждал раввина возле синагоги.

Набравшись наглости, раввин задал сакраментальный вопрос:

- Простите, что спрашиваю, но я уже не в первый раз вижу, что Вы покидаете синагогу и уходите, в то время как еще не произнесены заключительные слова молитвы. Почему?
- Я никому этого не рассказываю..Но, поскольку Вас я очень уважаю, то объясню, в чем причина. Когда я был еще юношей и жил в Германии, то попал в концлагерь. Нет, я не являлся соблюдающим евреем, но мои отец и мать были религиозными. Приближался Песах, и мы с товарищами по несчастью - а таковых собралось трое - решили устроить седер [пользуясь случаем - рассказ Ицхака Зильбера о Пасхальном седере в советском лагере - Ж.Н.]: мы долгое время откладывали хлеб, чтобы обменять его на муку, а потом обратились к евреям, работавшим на кухне, чтобы они испекли нам хлебные лепешки - мацу. Конечно же, эта маца не была кошерной, поскольку там же, в этой печке, пекся и обычный хлеб. Затем мы вознамерились раздобыть марор - горькую зелень. Мы раскопали снег, и под снегом нашли обычную траву, которую и использовали в качестве марора. В Песах мы собрались и стали проводить седер по памяти - один из нас вспомнил, что в детстве пел "Ма ништана", другой - основные 4 вопроса, которые задавал родителям в этот праздник - праздник весны и свободы (חג חירות ,חג אביב). Нам стало так радостно, так светло было на душе, что мы принялись петь - и все евреи, находившиеся в бараке и слышавшие это, пришли к нам. Мы угощали их мацой и пели вместе, не заботясь о возможных последствиях. Внезапно дверь в барак распахнулась и ворвался смотрящий:
- Что за служение тут у вас?(с) Чем вы тут занимаетесь? Завтра же об этом станет известно коменданту!

Действительно, наутро все заключенные барака были построены перед комендантом, и тот постановил: пока застрельщик действа не признается в его организации, узников будут расстреливать по одному, на счет "три".
- Раз...два..- считал комендант.

Внезапно вперед вышел пожилой мужчина.
- Ты - организатор?
- Я.

Его повели на виселицу, и перед тем, как повесить, спросили - "Каково будет последнее желание?"
- Я - коhэн, и хотел бы произнести благословение, прежде чем умру. Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! Да озарит Господь лицо Свое и помилует тебя! Да обратит Господь лицо Свое к тебе и даст тебе мир!

...С тех пор я покидаю молитву до того, как она завершается этим благословением, - закончил свой рассказ собеседник раввина.

...Такого стыда, пожалуй, я не испытывала еще ни разу. Хочется, однако, верить, что и "второй сын" годен к исправлению - хотя, если этот "второй сын" даже не "зера Исроэль", о чем тут можно говорить.
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
surv

Виды с пешеходного моста

Шла через пешеходный мост и не удержалась - сфотографировала открывшиеся виды. Ровная гладь воды, в которой купаются сияющие солнечные отблески, бездонное небо с плывущими по нему белоснежными облаками и...умиротворение, блаженное спокойствие вокруг: