June 3rd, 2013

О соседушках - реалии многоквартирной и коммунальной жизни

malikit своим постом вдохновил меня на создание аналогичного опуса. Пост его до того прекраснейший, что сложно не процитировать, несмотря на диаметральную противоположность взглядов - авторских и моих. Но в контексте повествования о соседушках наши мнения, похоже, совпадают.

"Вспоминаю тут соседей с лестничной площадки в доме, где я вырос - кто кем стал. Соседка снизу повесилась, старая, никому не нужная лесбиянка. Сосед сбоку - молодой наркоман, дилер, сожительствующий с какой-то помятой бабой. Пока ещё барыжит лёгким, но...
Его сестра - "молодая мать", сиречь нагулявшая в подоле шлюха-разведёнка. Я помню, как она радовалась, что её дефлорировали сразу два мужика. Её отец - бывший медвежатник, всегда под мухой. Обнёс даже своих закадычных соседушек-собутыльников.

Вторая соседка сбоку - юная лесбиянка, открыто живущая со своей "подругой". Её мать - старая потаскуха, которая приводит домой по три самца за ночь, а под утром появляется с набитой рожей.

Недавно узнал, что они свинговали на пару с мужем. Мужа нашли голым в соседнем подъезде, зарубленного топором. Говорят, мальчики нравились.

Сосед сбоку - великовозрастная пьянь, всю жизнь скрывавшийся от военкомата, просидевший под замком лет десять. В меру тихий алкоголик с подозрительными друзьями. Его мать - хронически злобная и вечно больная то одной, то другой онкологией старуха. Из тех, кто проклинают всё вокруг: от бездомных собак до министров и лифтёров.

Сосед снизу - у него "всё пучком", он работает в каком-то алкогольном гиганте. Работает на магнатов, хорошо получает. Насыщает рынок водкой.

Ещё одна соседка снизу - танцовщица и валютная проститутка, даже знает иностранные языки. Где-то там же обитает "герой". Какой-то бывший спецназовец, который мимо мусорного бака не может пройти, не озираясь. Везде мерещатся чеченские снайперы.

И это всё "дорогие россияне", "наши, русские люди". Их концентрация на два этажа одной питерской многоэтажки."


...За 4 года я переезжала четыре раза - фактически, взяв кочевой образ жизни за правило. Сперва, завершив учебу в университете и став законченным диссидентом элементом в высшей степени неблагонадежным (в любой момент ждала обысков), я съехала из родительской квартиры, где родилась и выросла, в коммуналку. Коммуналка была коридорного типа, старая и, пардон, засранная. Незадолго до моего переезда там проживал дедушка по отцовской линии - личность, мягко говоря, пьющая. Дед в свое время пропил комнату, доставшуюся ему по наследству от покойной жены (моей бабки) - продал ее цыганам за несколько ящиков водяры. Неделю лежал "в тряпочках", но оклемался, однако прежние свои привычки так и не оставил, продолжал неистово заливать. Государство компенсировало своему нерадивому гражданину его потерю в натуральном виде (недаром говорят, что дуракам и пьяницам везет:)) - когда помер сосед деда по коммуналке, его комната оказалась выморочной. Согласно закону, если у наследодателя нет наследников, то его имущество переходит тем из соседствующих с ним граждан (при условии, что они прописаны в этой же коммуналке), которые стоят в очереди на получение жилья либо имеют недостаточную жилплощадь в расчете на одного человека. Мой отец и дед были прописаны в одной, довольно небольшой, комнатушке, а следовательно, комната соседа отошла им (пришлось в авральном режиме выплачивать долги по квартплате, накопленные дедом за долгие годы - в противном случае с получением комнаты можно было пролететь, как стая напильников над Парижем). Но вот незадача - незадолго до своей кончины сосед привел в эту комнату какую-то шлюху. Девица забаррикадировалась там, орала благим матом и никого к себе не впускала. Отец, оформив помещение в собственность, все-таки выкинул манатки этой фурии из комнаты, но она, не придумав ничего лучше, продолжала обитать в коридоре, пока не явился участковый и не выставил ее вон.

В 2004 году дед умер - напившись, он закурил, да так и уснул с сигаретой - плачевные последствия, дабы не потревожить тонкую душевную организацию читателя, живописать не стану. В его комнату я заселилась.

Сказать, что мои соседи по коммуналке были маргиналами - значит, ничего не сказать. В самой большой комнате (21 метр) проживала семейка - муж и жена с дочкой-подростком, постоянно ссорившейся с матерью, и маленьким ребенком лет двух. Жена (назовем ее Наташей) раньше снимала у моего отца одну из его комнат (ту, куда впоследствии въехала я), но вела себя настолько вызывающе, буянила и, по словам соседей, водила алкашей, что отцу стали поступать жалобы. Люди просили выгнать Наташу на мороз, что отец не замедлил сделать. Но та была баба ушлая и тут же нашла способ закрепиться - она закорешилась с одним из проживавших тут же выпивох, родила от него ребенка (вопреки расхожему мнению, согласно которому, у алкоголиков рождаются сплошь дети с отклонениями - абсолютно нормальный мальчик, прелестнейший, аки ангеллочек) и прописалась в комнату к нему. Пожилых родителей новообразованная ячейка общества отправила в деревню, доживать свой век. Одно хорошо - после появления ребенка бухать стало как-то несподручно: пришлось Наташе, когда ребенок слегка подрос, устроиться в детский сад и приняться налаживать трезвую жизнь.

В другой комнате жила пара предпенсионного возраста; вели себя тихо, но выпить были не дураки. Когда деньги на бухло кончались, сосед приходил ко мне стрелять мелочь - от чирика до сотки. Иногда деньги отдавал, но чаще забывал о своих долгах. Потом у его супружницы выявили онкогологическое заболевание по женской части - она стала лечиться, совсем бросила пить и курить, но было уже поздно - спустя всего несколько месяцев после операции она скончалась в муках. Ужасаясь ее страданиям, курить бросила даже Наташа - хотя раньше она ничуть не смущалась, пуская дым прямо в лицо своему грудному ребенку.

Третью комнату, одну из самых маленьких во всей коммуналке, отец сдавал. Дольше всего в ней жил парень (пускай будет Миша), подрабатывавший ремонтными работами, но частенько эти самые ремонты бросавший, не закончив начатое, после чего кинутые клиенты искали Мишу по всему городу. Жены у него не было, разве что изредка пара-тройка крашенных шалав посещали мишино скромное жилище, в котором траходром занимал 2\3 свободного пространства. Миша любил, расхребячив окна, врубать на полную мощность какую-нибудь попсу и под нее колбаситься - "Забирай меня скорей, увози за сто морей и целуй меня везде, восемнадцать мне уже!" Чтобы избежать бесполезных дискуссий, я последовала его же примеру - выставила колонки на балкон (балконы были только у меня и у Наташи), направив в сторону мишиной комнаты, настроила максимальную громкость и включила Therion. Мотивы, посвященные готической Каббале, Биргеру Тидессону, Абраксасу и прочим предметам и явлениям, далеким от пролетарской этики, Мише явно пришлись не по вкусу, поэтому с тех пор и навсегда музЯка из его комнаты качать перестала.

Вообще, Миша, насколько я поняла из его сумбурного жизнеописания, вместе с сестрами владел квартирой, но в этой квартире накопился огромный долг по оплате, и поэтому он оттуда выселился, уйдя на вольные хлеба. Потом уже я узнала, что Миша к своим сестрам вернулся; а долг им списали через суд.

Я жила в следующей комнате. На меня косо смотрели, но виду не подавали. Комната рядом сдавалась, и про пару, которая ее снимала, я не могу сказать ничего плохого. Обычная рабоче-крестьянская семья с маленькой дочкой; в меру пьющие, работающие.

Зато обитательница пердильника, по какой-то досадной ошибке именуемого "жилым помещением" и расположенного в самом начале коридора, степенью безумия и десоциализации превосходила всех обитателей нашей коммуналки, вместе взятых. Софья Юрьевна (до перемены имени-отчества бывшая Юлией, если не ошибаюсь, Сергеевной) враждовала и дралась со всеми жильцами, кроме меня (хотя...пару раз я на нее тоже орала, будучи не в состоянии терпеть ужимки и прыжки придурочной), а кутузка по ней плакала горючими слезами. Однажды эта Сонечка едва не отравила нас всех, когда, повздорив с Мишей, плеснула ему в суп (в суп! - sic) дихлофосом, а в лицо - газовым баллончиком. Газ расползся по всему коридору и проник в комнаты - неудивительно, что все тут же проснулись с удушьем, слезящимися глазами, першением в горле и неостановимым кашлем, а наташин маленький ребенок и вовсе едва не попал в реанимацию - настолько тяжелые последствия вызвало отравление. Мы хотели свершить над засранкой самосуд, но она заперлась в своем пердильнике, а приехавшие менты заявили, что у них нет полномочий забрать ее в отделение (надо ли говорить, что коммуналка сия в милиции числилась притоном?). Другой раз красотка из первой комнаты зарядила соседке в голову колюще-режущим предметом - в коридоре разлилась кровища, но ментов вызывать не стали. Вместо этого соседка поехала освидетельствоваться, чтобы обратиться впоследствии в мировой суд. Однако, все попытки привлечь Сонечку к ответственности предсказуемо оканчивались эпичным фейлом aka былинным отказом, и вскорости я поняла, почему. Оказывается, если не сидеть, то как минимум быть судимой Соня должна была еще несколько лет назад, когда, устроившись кондуктором, она украла всю выручку и спрятала ее в подъезде. Менты нашли сумку с деньгами, однако виновница торжества так и не присела - потому, что имела белый билет - сиречь, была дурой в клиническом смысле этого слова. Посему, с юридической т.з., субъектом преступления она не являлась и вообще говоря, должна была находиться в стационаре на излечении. В стационар она действительно ложилась - где-то раз в год на месяцок-другой, и в этот период в коммуналке наступали мир и покой. Но, стоило Сонечке появиться, все возвращалось на круги своя.

...Когда мы уже собрались продавать комнаты, эта милая девушка навестила меня и попросила помочь ей с оформлением документов на продажу своего закутка. Знали бы вы, с каким непередаваемым удовольствием и трепетом я ксерила ей эти бумажки и объясняла, куда и чего подать, как составить договор и т.д. - зная, что наконец-то этой мегеры здесь не будет. Но мы успели продать комнаты первыми, а она съехала через пару месяцев после.

...Подобные же истории - уже про другую коммуналку - я могу рассказывать часами. Что самое удивительное, даже в новом доме, где я живу уже около двух лет, быдло российское обыкновенное составляет если не добрую половину всех жильцов, то процентов 40 - точно. Именно этих людей разруха в головах сподвигает на срач в мусоропроводе, коитусы в лифте и блядование в квартирах по ночам. Наяривать по стояку часов этак в 3 ночи стало уже моей привычкой, поскольку никаких иных способов воздействия полиграфы полиграфычи не разумеют. Собственно, возвращаясь теперь в квартиру родителей, поскольку они уезжают в благословенную страну, текущую молоком и медом, я морально готова столкнуться с реалиями многоквартирной жизни - на сей раз в дышащей на ладан хрущевке. Вот бы заиметь отдельный дом, и главное - чтобы он располагался не в духовно богатой России.
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…