September 7th, 2013

Предвзятое отношение избиркома корректируется в судебном порядке

13 августа 2013 года избирательная комиссия Великого Новгорода и ее председатель Малышев вынесли мне предупреждение, причем сделали это незаконно. Заседание, на котором это предупреждение было мне вынесено, проходило в 17.00, на исходе дня - и я уже тогда объявила во всеуслышание, что обязательно обжалую дискриминационные действия избиркома, высказав твердое намерение. Сидевший там же податель жалобы, господин Пашуев, это хорошо слышал, равно как и все присутствующие.

Не успел пройти срок, в течении которого я имела право обжаловать это решение избиркома, как председатель - господин Малышев сотоварищи - подали информацию о своем незаконном решении в газету "Новгород", в ближайшем номере которой она появилась. Посмотрим по дням недели: 13 августа - это вторник, а сведения для публикации в газету следует подавать за три дня до четверга, то есть избирком уже не успевал. Несмотря на это, информация, как мы видим, была опубликована, а избирком ничуть не смутили сжатые до предела сроки:


[Информация о моем предупреждении, опубликованная в газете "Новгород" от 15 августа 2013 года]

Я обратилась в суд с жалобой на решение избирательной комиссии №64\4-3, мотивировав это тем, что никому, включая Путина В.В., предупреждений по таким фактам не выносят, а Савельевой Е.С. не только вынесли предупреждение в нарушение законодательства, но и опубликовали его в СМИ, тем самым поставив под сомнение мою законопослушность и уронив репутацию кандидата в глазах избирателей. Свои доводы я обосновывала также реальными примерами:

"В промежуток с 16 января 2012 года по 30 января 2012 года в официально зарегистрированных средствах массовой информации - «Известиях», «Независимой газете» и «Ведомостях» - вышли статьи Владимира Путина, на тот момент являвшегося кандидатом в президенты РФ. Статьи касались ряда дискуссионных вопросов - о брошенных России вызовах, о наднациональном вопросе и об экономическом развитии. Центризбирком не нашел нарушений избирательного законодательства в публикации статей кандидата в президенты Владимира Путина, несмотря на то, что статьи были опубликованы ранее официально установленного агитационного периода и не были оплачены из избирательного фонда кандидата. По мнению ЦИКа, статьи Владимира Путина носили не агитационный, а информационный характер, поэтому их публикация не является нарушением."

Специально для избирательной комиссии Великого Новгорода - я не холоп, и я буду пытаться защищать свои права всеми законными способами, в чем мне помогут представители моей партии. Я буду обжаловать ваши решения, которые считаю несправедливыми и дискриминационными, вплоть до Верховного Суда РФ, чтобы никому впредь и в голову не пришло так поступать по отношению ко мне (хотя бы из соображений экономии времени).


23 августа состоялось судебное заседание, на котором присутствовал прокурор, поддержавший мою позицию - решение избиркома незаконно и должно быть отменено. Он особо остановился на необходимости опровержения информации о предупреждении, ранее размещенной в газете "Новгород".

Суд решение избиркома о моем предупреждении признал незаконным и отменил, обязав избирком направить в ближайший выпуск газеты "Новгород" резолютивную часть судебного решения.


[Юрист избиркома, ждущая решения суда]

Здесь нужно сделать отступление, которое позволит всем, кто это читает, не допускать впредь ошибок, обжалуя подобные решения. Очень часто в названии таких документов избирком указывает ФИО заявителя - например, в моем случае - Пашуева Р.А., которого я записала в качестве третьего лица, хотя непосредственно его прав здесь затронуто не было, а на заседание суда первой инстанции он предсказуемо не явился, хотя и был о нем извещен. Мораль сей сказки такова - не нужно указывать третьих лиц, тем более, если они таковыми не являются. В крайнем случае, третьим лицом субъекта может привлечь суд, если сочтет нужным.

Этот самый Пашуев Р.А. написал апелляционную жалобу (хотя, если судить по его манере общения, то напрашивается закономерный вывод: жалобу ему написал кто-то другой), согласно которой, о заседании его никто не уведомлял, судебную повестку он получил обычным письмом уже после суда, и по телефону также не извещался, в связи с чем был "лишен доступа к правосудию". Пашуев пафосно сослался на Европейскую конвенцию о защите прав человека и его свобод, вероятно, не осознавая, что данным разбирательством никакие лично его права не затронуты. Апелляционная жалоба была принята к производству, и 5 сентября состоялось заседание в Новгородском областном суде.

На сей раз в заседание Пашуев, как ни странно, явился, теребя какую-то бумажку, в которой якобы была стенограмма заседания избиркома. Какое отношение имеет эта стенограмма к теме разбирательства - а именно, неуведомлению Пашуева о заседании - никто из присутствующих так и не понял, в связи с чем ходатайство о приобщении стенограммы было отклонено. По существу своих требований Пашуев заявил, что является предпринимателем, постоянно ездит по области, ведет торговлю, поэтому он не всегда может поднять трубку. Одна из судей судебной коллегии осведомилась, почему Пашуев и на сей раз, когда уведомлялся о нынешнем заседании, взял трубку далеко не сразу - ответом была ссылка на чрезмерную занятость и на то, что никаких пропущенных звонков на экране мобильного телефона не отображалось. В этой связи суд порекомендовал предпринимателю Пашуеву не перекладывать на других свою ответственность, поскольку, если он пишет жалобы, по которым в дальнейшем происходят судебные разбирательства, то должен сам оперативно отслеживать весь процесс их рассмотрения - не говоря уж о том, что в деле имеются сведения о надлежащем уведомлении господина Пашуева:


[Отрывок из возражений прокурора по данному делу]

Кстати, посмотрев потом в ЕГРЮЛ, я не нашла там ни предпринимателя Пашуева, ни какой-либо фирмы, в которой тот числился бы учредителем или директором. Полагаю, что это повод для проверки данного гражданина налоговой инспекцией, а также правоохранительными органами на предмет ведения незаконного предпринимательства.

В 16.00 пятого сентября решение суда первой инстанции, подтверждающее незаконность моего предупреждения избиркомом, вступило в законную силу, в связи с чем я обратилась к председателю избирательной комиссии Малышеву с требованием опубликовать его в СМИ. Малышев мне ответил, что срок для направлению в газету "Новгород" пропущен, а фраза, фигурирующая в решении - "опубликовать в ближайшем номере" - означает: "в ближайшем номере после вступления решения в законную силу", а не в ближайшем после вынесения решения. Тем самым, опубликовав первоначально информацию о своем решении в СМИ, до выборов, невзирая на мое намерение это обжаловать, а также не разъяснив мне порядок обжалования, избирком во главе с Малышевым нанес ущерб моей репутации законопослушного кандитата в депутаты, а восстановить мое право на доброе имя до выборов он сделать не пожелал, в силу каких-то собственных мотивов, которые мне неизвестны.

Я убеждена, что подобное поведение избиркома является недостойным и дискриминационным, в связи с чем намерена после окончания выборов обращаться в суд, с целью взыскать с избирательной комиссии Великого Новгорода компенсацию морального вреда в связи с нанесенным моей деловой репутации ущербом. Возможно, сделать этого мне не удастся (как-никак, мы в России живем:)), однако по судам мы вас, любители поспешных решений, потаскаем как надо.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
assassin's creed

Врата раскаяния

Совсем забыла рассказать об этом в ЖЖ (отметила только в твиттере): в пятницу меня вызвали в полицию для дачи объяснений по заявлению Михайловой, которая обвиняла меня в подкупе избирателей. Я повторила все то, о чем уже писала ранее, и следователь сказала, что наконец-то с чистой совестью закроет эту чушь (к тому же, есть судебное решение, которым Михайловой отказано во всех ее бредовых требования). В связи с данным фактом могу только поздравить Е.Михайлову, которая не только написала на нас заявление в полицию без повода, но и растиражировала его, обвиняя нас (меня и Славецкого) в совершении преступлений, добавив, что мы "пойдем за парАвоза". Ложный донос не останется безнаказанным, я обещаю.

В заявлении Михайловой, помимо обвинения меня в подкупе избирателей, фигурировала такая фраза: "Савельева дает оценку моей политической деятельности и пишет, что мой муж - прокурор". Ее мне предстояло прокомментировать. Вопрос - "B ч0?" - в качестве комментария был весьма хорош, но пришлось его немного раскрыть: у госпожи Михайловой нет никакой политической деятельности, чтобы ее оценивать, а даже если б таковая и была, то никто не имеет право ограничивать меня в оценках, тем более, что они в рамках закона. Что касается мужа-прокурора, об этом факте неоднократно упоминалось в сети Интернет (есть даже решение Конституционного суда, куда этот ее муж, работая в прокуратуре, жаловался по поводу пособия по беременности и родам), а посему не вижу причин для обращения в полицию.

Одновременно активизировались всевозможные боты, начавшие обличать и постукивать там, где только возможно:

"Интересно это читать от автора еще недавно предпочитавшей экстремисткие мусульманские традиции.Такие резкие религиозные метаморфозы в пределах короткого отрезка времени не могут не вызывать, по крайней мере, недоумения.
Господам из синагоги есть над чем подумать"


Собственно, что тут еще скажешь?

Видите ли, Михалыч (мне рассказывали, будто под этой личиной скрывается Михаил Иосифович Шимановский, но я не склонна доверять слухам) - несмотря на вынесение приговора в 2009 году за публикацию прочеченских и происламских стихов, еще раньше - а именно, в октябре 2006-го, я отказалась от того, что вы именуете "мусульманскими традициями", и из ислама вышла. Более того, мои традиции никогда экстремистскими не были, т.к. я не входила ни в какую исламскую организацию, которая была бы признана экстремистской. Полагаю, в синагоге моя печальная история известна если не всем, то многим.
В ту пору мне было всего 20, а стихи мои происламские сочинялись в 18 и 19 лет. Прошло уже 7 лет с того момента, но бдительные товарищи продолжают при каждом удобном случае вспоминать эту историю времен моей юности, не забывая упомянуть в контексте слово "недавно" - видимо, потому, что им больше нечего мне предъявить. Наверное, если доживу до старости, то и в 80 лет оперативники будут задавать мне насущный вопрос - "Так вы ЮРИДИЧЕСКИ несудимы?";)) А ведь, вообще говоря, в цивилизованных странах существует даже т.н. "срок стирания судимости" (и в Израиле он тоже есть) - это 10 лет, после которого ошибки и прегрешения молодости уже никого не интересуют. Я в них раскаялась, понесла заслуженное наказание за это, и с тех пор ничем подобным не занимаюсь.
...Мудрецы Талмуда говорили, что есть моменты, когда врата молитвы затворены, но врата раскаяния (шаарей тшува) открыты всегда.