April 7th, 2016

Безблагодатность раз и навсегда установленного порядка вещей

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем
(Книга Коhелета)
В моем нынешнем состоянии только гностические байки и писать, по образцу песнопевца Юдика Шермана (он же — благоверный Константин Крылов).
 
…В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. Хороший то был царь или не особо — не нам судить; известно только, что сей властитель постоянно в своем царстве что-то строил да перестраивал: то старый замок ему возжелалось довести до совершенства, то конюшни подновить, то казармы соорудить…Работы, короче, непочатый край. Так что каменщики в стране той всегда были востребованы, без дела и без гроша в кармане не сидели. И всякий житель государства стремился если не сам стать каменщиком, так хоть детей своих денежной профессии выучить, чтобы впоследствии заработать могли и поживать, добра наживать.
 
Но вот досада: со временем представители элитной профессии деградировали: лениться да расхолаживаться стали, распустились совсем, на лаврах почив. Работали спустя рукава, через пень-колоду; сроки сдачи объекта затягивали, акты приема-передачи не составляли и не подписывали, проектно-сметную документацию игнорировали. Некоторые начали прямо на стройках рыгаловку жрать да потом под лесами валяться, а кое-кто из мастеров совсем обнаглел: возомнил, будто царь и его слуги трудовые права граждан нарушают, заставляя вкалывать сверхурочно и какие-то левые СНИПы соблюдать, и принялся вместе с иными неблагонадежными подданными, революционерами разными и прочим сбродом манифестации и стачки устраивать, соблюдения общечеловеческих ценностей требовать и царю фигу в кармане показывать. Монарх со своими министрами чего только не придумывали: и в околоток бунтовщиков отводить, и выгонять их на мороз в чисто поле, и даже зарплату повысить вдвое сулили, — вот только число негодников лишь росло, и чужой пример не был им наукой, поскольку все в стране знали, что каменщики шибко нужны, а без них все погрузится в хаос, и лишь руины будут напоминать о прежнем благоденствии.
 
Долго так продолжаться не могло, и царь нашел эффективный способ борьбы с саботажем. Несмотря на слаженную работу стражников, встречались еще на просторах той страны банды отморозков, недобитков всяких, грабивших и убивавших честных людей. А рулил бандитами опальный князь, чей замок в стародавние годы царь со своими слугами отобрал, а самого князя из замка выкинул во тьму внешнюю. Но бедолага так и не смирился с поражением, мечтая взять за свой проигрыш реванш, и, сплотив вокруг себя местный криминалитет, промышлял с тех пор разбоем. К нему-то царь, придумавший, как с отбившимися от рук работниками совладать, и направил делегацию, и было его предложение таково: «Хотя и должна твоя отрезанная башка красоваться на пике у стен замка, я могу закрыть глаза на гнусные проделки и вновь делегировать тебе немного власти, — все, как ты и любишь. Отныне высочайше позволяю тебе и твоим выродкам бить и даже убивать всякого, кто у меня на стройке подвизается и в рабочее время баклуши бьет. А все, что в карманах у них найдешь — отныне твое и твоих корешей».
 
Известный своим моральным релятивизмом князь с некоторых пор выгодными предложениями не гнушался, посему с удовольствием приступил к исполнению хитрого плана. И так он со своими бандитами затерроризировал несчастных каменщиков, что те носа со стройки высунуть боялись, не то что на манифестации ходить; трудиться вновь стали добросовестно и ударными темпами, возблагодарив судьбу за своевременность поучения. А чтобы прекратить злодейства, в которых теперь уже отпала насущная необходимость, царь приказал страже своей бандитов, каких смогут, переловить, в кандалы заковать, а потом казнить. Остальные душегубы разбежались по лесам кто куда. А с князем договор в силе остался: если вновь начнутся саботажи и диверсии, всегда можно вернуться к проверенной тактике. А уж бандитов из числа лихих людей, чтобы задуманное исполняли, во все времена в любом царстве хватало; в кризисные же времена к оным еще и смерды с холопами присоединялись, с голодухи-то. И радовался князь, и веселился очень, ибо работой он теперь был обеспечен до скончания века.
 
Ну, а дальше все по уже упомянутому Юдику: «И рассмеялся Враг, и из уст его изошла чернота». Но Враг, на самом деле, не смеется. Ему очень грустно, и мне тоже. Достойны ли царя подобные уловки? Если так и впрямь управляется мир, как нам пытается преподнести одна из традиций, то это суть печаль и тоска смертная.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…