August 10th, 2016

От щедрот государевых

Некая дама пожаловалась на изменчивый мир и его непредсказуемость, а суть дела такова: баба Лиза в допотопном 1993 году положила ей на сберкнижку пять тысяч деревянных, а спустя 23 года счастливая обладательница капитала сберкнижку нашла и явилась в банк, дабы снять вклад, и оказалось, что ей причитается ни много, ни мало — аж 3290 рублей 97 копеек (по буквам — три тысячи двести девяносто рублей девяносто семь копеек), то есть даже меньше, чем оставляла дарительница.



«Эта история не про «Сбербанк», не про меня или мою замечательную прабабушку Лизу», — выражает внезапно разогатевшая внучка свое недовольство, — «Эта история про государство, точнее, про его отношение к своим гражданам. Знаете, мне не нужен Крым и мост до него, мне не нужна военная операция в Сирийской Арабской Республике. Я просто хочу жить с уверенностью, что через «дцать» лет мои правнуки на совершеннолетие получат от давно почившей прабабки Шуры велосипед».



Но мне хочется утешить в меру моих скромных сил эту женщину, столкнувшуюся с вопиющей несправедливостью — несмотря на то, что утешение и сравнимо с извечным российским «пусть у меня сарай сгорит, лишь бы у соседа корова сдохла». Ведь ее бабушка положила эти деньги в 1993 году, когда их ценность — скажем откровенно — была невелика. То ли дело пять тысяч рублей, положенные на такую книжку, к примеру, в середине 80-х — тогда это была настоящая ценность! Я, конечно, в те годы под стол пешком ходила, но и мне от старших родственников известно, что данная сумма считалась по тем временам весьма приличной. Так, кооперативная квартира в областном центре на северо-западе РСФСР стоила порядка трех с половиной тысяч рублей (если кому интересно, есть доказательства — хотя вы таких доказательств в виде квитанций, по которым уплачивали паевые взносы, сколь угодно много найдете самостоятельно); примерно в ту же цену обошелся бы автомобиль «Москвич», а машина редкой на тот момент марки «Волга» как раз за пять тысяч рублей и продавалась — при условии, что ты очередь на нее отстоял. А если к этой сумме добавить еще тысчонку-другую?;))


…Мамина покойная бабушка (моя прабабушка, умершая, когда мне не исполнилось и трех лет) долгое время жила в Латвии и работала фельдшером, что в условиях повсеместно расположенных там хуторов было в принципе равносильно полноценной врачебной практике: так, порой ей приходилось и роды принимать. В Прибалтике, как тогда именовали этот регион, было принято вознаграждать специалиста за его труд — как, впрочем, и в любых иных цивилизованных странах, — вероятно, таково происхождение бабушкиных внушительных накоплений. Восемь тысяч из накопленного она выделила моей матери в уже упомянутых 80-х, положив ей на книжку, которая затерялась в родительском доме. Нашлась эта книжка лишь в 2011-м, и мать, прекрасно понимая, что эти деньги «сгорели» (как они пропали и на книжках других родственников), тем не менее, отправилась в Сбербанк — что называется, just for lulz, и пожелала снять все. Как вы думаете, сколько ей соизволили выплатить? Двадцать три тысячи (23000) рублей с какими-то копейками! Да еще и бумагу заставили подписать, что, дескать, никаких претензий она к ним отныне не имеет. Щедрость государства российского, воистину, не знает границ. А обидно-то как…Смех сквозь слезы. Надо еще сказать им за это: «Спасибо», ведь предыдущий великий перелом российской истории лишил многих людей не только имущества, но и жизни.


Но что можно было сделать в этой ситуации? Оборот валюты в СССР запрещался под страхом расстрела, тех же кооперативных квартир допускалось иметь в лучшем случае одну на семью, а при попытках зафинтить с жильем могли возникнуть проблемы (и они таки возникали, примеров тому достаточно). Мой отец еще тогда предлагал родственникам не держать деньги в руках у государства, где они представляли собой ничего не значащие цифры, а хоть куда-то, но вложить — допустим, купить ту же «Волгу», однако его никто не слушал. Лично я, поставленная в такие условия, вкладывала бы в ювелирные изделия, которые при любых властях обычно удается реализовать, а чтобы не особенно привлекать к себе внимание, уехала бы из города куда-нибудь в глушь. Тут, правда, обостряется вопрос с охраной этого добра, но вопрос это решаемый. Неслучайно всевозможные общины и секты эти нехитрые соображения вполне разделяют, и потому не особенно-то страдают от разного рода кризисов, деноминаций и дефолтов.


Мораль проста: начальств, властей и мироправителей тьмы века сего следует обходить за версту, не доверяя им ни в малейшей степени, дабы в конечном итоге не постигла вас горечь разочарования.


Без имени-1


Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…