December 27th, 2016

«Аидише Мама», или о подлинных причинах многих наших бед

«Юноши подросли. Эсав стал опытным ловцом, человеком полей, а Яаков — смирным человеком, обитателем шатров». (תולדות, כז)

Начиная этот разговор, я ощущаю себя так, будто обняла пятитонный валун и самоуверенно попыталась приподнять его над землей, — неудивительно, что затея чревата неудачей. С другой стороны, разве может обернуться неудачей желание поразмышлять над сюжетами Торы, которые кто-то назовет древними мифами ближневосточных племен, чудом дошедшими до наших дней, но потерявшими при этом всякую актуальность, а иные — наполненным б-жественной мудростью предвечным планом мироздания, существовавшим еще до творения? Но начать придется с, казалось бы, совсем примитивной темы, больше подходящей для анекдотов, нежели для серьезного обсуждения, и тема эта — «еврейская мама».

Да, на первый взгляд это даже смешно (если бы не было так грустно) — на семинаре, который я посетила на днях, ведущая (сама, как несложно догадаться, уже много лет являющаяся еврейской мамой) предложила собравшимся озвучить ассоциации, приходящие на ум при упоминании этого словосочетания, и услышала нелестное: «гиперопека», «тревожность», «Изя, надень шапочку и шарфик», «А вот мама тебе говорила!», «Мама жизнь прожила и знает лучше», «У всех должно быть свое мнение, и у тебя, сынок, тоже — и вот сейчас мама тебе его расскажет», — этот ряд можно продолжать и дальше, опираясь на народный фольклор, но печальная правда состоит в том, что социально приемлемыми из всех названных нами вариантов являются разве что два — «любовь» и «забота», а все остальное — суть воспитательные перверсии и психологические комплексы, отравляющие жизнь обоих сторон — и матери, и ее детей, вынужденных выбирать одну из двух стратегий взаимодействия: либо бунтовать против такой мамы и ее указаний, либо, напротив, во всем с ней соглашаться, дабы случайно не обидеть. Участники семинара приводили совсем уж одиозные примеры, когда сын в возрасте за сорок продолжает жить с престарелой матушкой, угождая ей и являя тем самым ярчайший образец «маменькиного сыночка», реализация которого в качестве мужа и отца невозможна, или когда ребенок, вынужденный потакать сакраментальному «надень шапочку», выходит из дома и, опасливо озираясь (вдруг мама увидит?), прячет эту шапку в карман. Тот факт, что подобные отношения являются нездоровым, а состоящие в них страдают созависимостью, вряд ли будет кем-то оспариваться. Однако, многие из присутствующих согласились, что вот это свойство — готовность чрезмерно опекать потомство, окружать его максимумом заботы — настолько глубоко «вшито» в психику, что стало фундаментальной чертой еврейских матерей, срабатывающей уже на инстинктивном уровне, и даже наиболее свободомыслящие, либерально настроенные родительницы, признающие в своем чаде отдельную личность со всеми присущими ей правами, не в состоянии бороться с собой, когда речь заходит не только о ерунде вроде неодетой шапки, но и о вещах куда более серьезных: о выборе ребенком профессиональной принадлежности или партнера. «Найди всему начало, и ты многое поймешь» — откуда же матери заимствуют эту поведенческую модель; где, в каких глубинных слоях коллективного бессознательного сокрыт ее исток?



Нам был предложен пространный отрывок из Торы (глава Толдот), персонажи которого уже не раз становились героями моих постов:

Collapse )

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…