January 8th, 2017

surv

«Sileni» Яна Шванкмайера — параллели и отсылки

Некоторое время назад я посмотрела фильм чешского режиссера Яна Шванкмайера «Sileni» («Безумие» или «Лунатизм» в некоторых переводах), который неожиданным образом поразил меня оригинальностью подхода к дихотомии добра и зла, свободы и деспотии, а также многочисленными аллюзиями на современное общественное устройство. Добавим к этому игривые вставки в канву сюжета в виде слоняющихся по периметру кусков мяса, которые влекутся друг к другу подобно каплям ртути — и вы получите отдаленное представление об этой удивительной картине. Настоятельно рекомендую взглянуть, хотя и оговорюсь, что у меня это сразу не вышло: я предприняла два подхода, поскольку сцена похорон как способа терапии, признаться, показалась мне скучной, и я решила, что и весь остальной фильм такой же. Ничего подобного — дальше там начинается самое занимательное.

Дабы не спойлерить назойливо, я всего лишь выскажу свои соображения об «изнанке» бытия сего творения, преподнесенного режиссерским талантом. Помимо очевиднейшего, прямо кричащего намека на управляемость любой демократии («Она нам мать, она нам шлюха!»), когда сенильными массами дирижирует кучка аферистов, в фильме озвучивается вывод и о статусе тех, кто неиллюзорно прозревает весь этот прискорбный расклад. Жану Берло задан вопрос — «Вам что, не понравилось?» (хотя кому, к примеру, нравится спектакль под названием «демократические выборы»? Едва ли найдутся таковые, пребывающие в здравом уме и твердой памяти), в ответ на что он честно заявляет — «Вы промываете им мозги, это зло, они и так безумны!», а в конечном итоге безумным оказывается он сам, поскольку невозможно пребывать в матрице сумасшедшем доме, не будучи врачом или санитаром, и спастись от сумасшествия. При этом сильные мира сего даже не считают нужным скрывать то, что они думают о народе и о его интеллектуальных качествах; «К счастью, они меня не поняли», — констатирует Маркиз, а понукаемые организаторами зрители под занавес спектакля послушно провозглашают — «Да здравствует свобода!», и в этом видится искусственность всей конструкции народовластия, ее шаткость и незрелость, покуда массы остаются столь же неосознанными, как и много лет назад. Еще с прошлого века известно: «демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных», но тревожит еще и то, что она имеет свойство быстро заканчиваться.

«Двери открыты, просто так их уже не закроешь» — отмечал герой еще одного неплохого фильма, вот и Жан Берло открывает двери в подвал, где находится в заточении якобы настоящий персонал клиники (впрочем, перемазанные смолой и вываленные в перьях чучела напоминают не администрацию, а буйных сумасшедших, изолированных от общества по причине своей излишней агрессивности), после чего царившая в заведении атмосфера благословенного хаоса обращается в свою полную противоположность; отныне повсеместно и безраздельно правят тоталитарные методы, а несчастные душевнобольные подвергаются избиениям. Как и подобает, виновницей грехопадения становится женщина, в чьих умелых руках наивный герой совершает недопустимое. «Но я обманулся, моей доверчивостью воспользовались, чтобы совершать дела непотребные, грязные, я перешел через темные берега, и все это зло вошло в мою жизнь, и ничего уже не поправить, никогда», — эта фраза из романа «Благоволительницы» вполне могла бы прозвучать и из его уст. «Да здравствуйте свобода!» — только и успевает крикнуть спрятавшийся под стол карлик (неказистый образ вечного революционера), прежде чем его тоже запрут в палате вместе со всеми остальными пациентами.

Что ж, абсолютная свобода — она, по крайней мере, никому не создает неудобств, в отличие от беснований узурпаторов, однако именно в ней таится сокровенный исток зла, подобно тому, как в действиях европейских стран (и в особенности в проводимой ими политике умиротворения) присутствовала значимая доля вины за разразившуюся впоследствии катастрофу.

З.Ы. Некоторые мысли возникли и по поводу финала, но обсуждать их, пожалуй, ст0ит не с уважаемой публикой, а с лечащим врачом каббалистами: в меру своей испорченности я предположила, что процедура №13 — это кастрация (то, что Б-г периодически причиняет злому началу), а 13-я буква алфавита — «мэм»(מ), с которой начинается слово «мавет» (מוות, смерть) и которая будет удалена, когда мир достигнет Конечного исправления (גמר תיקון), как сказано: «Уничтожит Он смерть навеки, и отрет Г-сподь Б-г слезы со всех лиц».

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…