February 22nd, 2017

Чтобы потерять свободу, от нее надо отказаться

«И убийцы, и убитые — люди, вот в чем страшная правда»
(Джонатан Литтелл, «Благоволительницы»)

Приняла тут недавно участие в одной из программ, где, разбирая первую главу книги Шмот, получила возможность задуматься о смысле таких вроде бы избитых понятий, как «свобода» и «рабство». Если в первой книге, Берейшит, в основном описывается действие принципа воздаяния (знаменитое «мера за меру» — «мида ке-негед мида», מידה כנגד מידה), и оно же иллюстрируется случаями из жизни отдельной семьи, то о свободе и рабстве Тора говорит на примере целого народа.

Действительно, Яаков, его сыновья и домочадцы числом, как сказано, семьдесят душ, входят в Египет и поселяются в земле Гошен (той самой, которая была подарена фараоном еще Саре), постепенно разрастаясь и превращаясь из племени в целый народ. Впервые в Торе евреи названы «народом» (עם) именно здесь, в главе «Шмот»:

«И восстал новый царь над Египтом, который не знал Йосэйфа, И сказал народу своему: вот, народ сынов Исраэйлевых многочисленнее и сильнее нас. Давай перехитрим его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, присоединится и он к неприятелям нашим, и будет воевать против нас, и выйдет из страны.»

Collapse )

В этой связи всякий диктатор вынужден решать несколько глобальных задач, одной из которых становится медленное приучение жертвы к тому, что она бессильна против судьбы (генеральной линии партии и правительства, воли арийской нации etc), и что сопротивляться не нужно, поскольку это попросту бесполезно. Но ведь и с противоположной стороны все непросто — как заставить людей переступить барьер, за которым неминуемо следует убийство себе подобных? Ведь у этих солдат, офицеров и прочей Росгвардии военщины мама с папой были, которые им в детстве говорили, что людей даже бить нельзя, нехорошо это, а тут приходится убивать, и убивать массово…Классическое решение — расчеловечивание жертвы, ее дегуманизация. Так, национал-социалисты обозначали евреев как Untermenschen, а население стран, которые подвергались захвату — варварами, так сильно отличающимися от цивилизованных людей, что уже почти переставшими быть людьми. А если речь вести о рабах, которые у одного из античных философов названы «говорящим орудием» — то оные мыслились попросту «ходячими мертвецами», «живыми мертвыми» (подобным образом слово «раб» передавали египетские иероглифы), и постепенное низведение жертвы в сознании будущих убийц до состояния недочеловека рано или поздно давало свои жуткие плоды.

Фараон из книги Шмот уже хочет убивать, но приходит к этому медленно, неторопливо, лишь к 22 пасуку (стиху), где рассказывается о начале геноцида. Диктатор переходит к открытым действиям только тогда, когда убеждается, что ему не окажут сопротивления, что никто не борется и не защищается (ведь рабы не приучены защищаться). А до этого идет процесс, складывающийся в конце концов в стройную картину. Из этого следует пугающий вывод: чтобы потерять свободу, от нее надо отказаться, надо признать себя рабом, а свою ментальность — рабской. Пока этого не произошло, всегда остается шанс нарушить замысел «фараона», какой бы пост он ни занимал и в какую эпоху бы ни жил.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…