June 3rd, 2017

Амина, дочь Сиона

Мужик устраивается на работу в консерваторию. Его послушали — все

хорошо! Владение инструментом превосходное, слух абсолютный, играет

эффектно, в общем — мечта любого оркестра. Берут:

— Отлично, будем вас оформлять. Как ваша фамилия?

— Иванов

— Иванов? Хм… Странно… А имя?

— Иван

— Иван?!! Удивительно, непостижимо…. А отчество?

— Моисеевич

— Ах, как глубоко бывает зарыт талант!

(Известный анекдот)

Давно уже, — с того момента, как окончательно утратила интерес к темам, целиком и полностью находящимся в ведении Конторы Глубокого Бурения, я не отслеживаю происходящее в Чеченской Республике; вообще, нет никакого резона в эпоху развитого путинизма мониторить то, что творится в республиках — точно так же, как накануне судьбоносных октябрьских событий, которым вскоре исполняется век, отсутствовала необходимость пристально наблюдать за каким-нибудь городком Гори, что в далекой Колхиде, или провинциальным Симбирском, — ибо пассионарии, покрывшие славой родные палестины, к тому времени оттуда уже выехали, предпочитая действовать в других условиях и в чуждых землях. Да и «социально близкие» украинские события во многом оставили меня равнодушной — чим би дитя не тішилося, аби не вішалося. Но тут подвернулся из ряда вон выходящий случай, заставивший меня — нет, не выйти из анабиоза, принявшись наверстывать упущенное за годы мирной овощной обывательской жизни, но лишь слегка приподнять голову от подушки, продрать глаза и хриплым голосом промычать — «А-а-а-а, знакомые все лица».

Перво-наперво — дабы и впрямь посмотреть на лица — я нашла героиню этого развернувшегося в реальной жизни приключенческого романа, Амину Окуеву, в Фейсбуке — благо это было нетрудно: общих знакомых, точнее, «заклятых друзей» (очень мне нравится эта формулировка, как раз одним «заклятым другом» в мой адрес и употребленная) более чем достаточно. Один из друзей (на сей раз не «заклятых»:)) даже восхитился этой дамой:

«Давно слежу за тем, как эта женщина билась и бьётся за своего мужа и всё не могу поверить, что она — наша современница.

А кому-то она ещё и соплеменница… И из того стана нет-нет да разносилось по ветру: не бабское это, мол, не мужниной жены дело воевать, светиться на камерах, таскать с собой стволы, бряцать оружием…

Ну что, соколики, теперь-то устыдились?»

В свою очередь, пройдя по указанной им ссылке и созерцая ее профайл, изумилась, но уже не отваге, а прелести Амины (мне, уродливому созданию, позволительно рассуждать о столь тонких материях — сидящие в тени способны по достоинству оценить живительную силу солнечного света): я впервые увидела женщину, которую не портит даже убогий хиджаб; чья красота сияет, подобно бриллианту, пускай и в никудышной огранке. Такая хорошенькая, что глаз не отвести:

Collapse )

Скоро, впрочем, озвученный мною способ детектирования своих среди чужих устареет, и определять придется по каким-либо иным признакам (например — по связям с Государством Израиль и отношению к нему), но пока еще он вполне рабочий: дело в том, что прежде, в конце XIX-начале XX века, смешанные браки были еще редки, а специфические имена — напротив, достаточно распространены (агадические сказания уверяют, что евреи и в Египте отличались от автохтонов в том числе национальными именами). Или вот эта самая пассионарность, несвойственная чеченской женщине, домашней и покорной — кое-кто узнает в ее обладательнице знакомые черты Яэли или Юдифи. В принципе, Амина могла бы и в ЦАХАЛе послужить, если бы решила направить эту свою уникальную черту на пользу себе и своему народу, в нужную сторону, вместо того, чтобы гонять по Киеву криминальных элементов.

В этой связи мне вспомнилась история о Фруме Хайкиной-Ростовой-Щорс и ее зяте, знаменитом физике Ицхаке Марковиче Халатникове. Когда последний собрался поступать в аспирантуру, перед его будущим учителем, не менее знаменитым Ландау, обозначилась серьезная проблема: фамилии большинства поступающих не оставляли сомнений в происхождении их носителей, в связи с чем академик Капица в шутку предложил Ландау «разбавить» этот состав хотя бы одним русским аспирантом, понимая, что миссия, скорее всего, невыполнима, и даже пообещав за это денежную премию. Сам Халатников выглядел вполне нордически, фамилия его тоже не вызывала подозрений, да и инициалы — И.М. — вполне могли принадлежать какому-нибудь «Ивану Михайловичу», например. Капица, ничего не заподозрив, премию таки выплатил, а Ландау ругался, на чем свет стоит, когда все тайное наконец стало явным. Кстати, потомство этой дамы, железной чекистки Фрумы, тоже вернулось в лоно народа, ибо сказано в книге Коhелет: «идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои». Что ж, удачи Амине — ее алия будет беспроблемной. Имя менять не потребуется (אמינה — «верная»), гиюр проходить не надо, разве что тшуву сделать следовало бы. Метанойя — она никогда не бывает лишней — это я тоже знаю по себе.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…