July 13th, 2017

«Ангел»: несколько граней незамысловатости

Мелкие умы обсуждают людей, средние — события, а великие — идеи.

(Элеонора Рузвельт)

На днях довелось посмотреть вышедший в 2011 году отечественный фильм «Ангел» — о, сколько их, этих поделок с однотипными безликими названиями — почти что ООО «Вектор» в мире кино… Признаться честно, не выношу простеньких неизысканных картинок, с крайне посредственной актерской игрой и сомнительным в плане эстетичности видеорядом, который неэстетичен не в силу особого режиссерского замысла, а просто так, без надобности, потому что ничего другого поблизости не случилось: сельская дискотека в чистом поле, грязные убогие жилища автохтонов, лица, неотягощенные интеллектом…Сама я тот еще эстет, но ведь надо как-то воспитывать в себе чувство прекрасного (или, для баланса, его противоположность — чувство омерзительного). На этой же полуторачасовой эпопеи ни того, ни другого не взрастишь: серость, какая-то постылость превалируют в кадре, под конец и вовсе заволакивая сюжет тленом и безысходностью. Зачем тогда вообще взялась я столь бездарно растрачивать свое время? Взглянуть на этот фильм мне посоветовал отец, которого, подобно главному герою, в детстве тоже отправляли погостить к родственникам в деревню — вот он и увидел в фильме трагедию семьи и горе мальчика, едва только начинающего обдумывать житье в таком несострадательном и опасном мире; мире, где он оказывается никому не нужным, вечно мешающимся под ногами существом. Тому, кто в юные годы не переживал подобного горького опыта, сложно ощутить всю гамму чувств этого ребенка, но во взрослой жизни мы — даже прошедшие через эту боль — уже становимся способными отрефлексировать и если не простить, то хотя бы принять случившееся в ту пору, тем самым избавившись от этой психической травмы. Поэтому у всякого, кто худо-бедно справился с нашествием призраков из прошлого и отрешился от их заунывных напевов, на первый план выступают иные мотивы; вот и я задумалась о том, не отыщется ли даже в такой незамысловатой кинокартине чуть более глубокого замысла, помимо раскрытия страданий отдельных людей; есть ли это только семейная драма, или создателями неявно высказывается претензия на нечто большее?

Collapse )

Телефон без сим-карты, подаренный матерью Юре, служит аллюзией на отсутствие в государстве социальных лифтов, о чем неоднократно заявляли молодые специалисты, уезжающие работать за рубеж; связь между народом и властью напрочь отсутствует, правители не слышат и не хотят слышать народ, одарив его с барского плеча недействующими, фиктивными общественными институтами и видимостью демократии. Любой вклад народа в преображение и совершенствование страны, словно подарок, приготовленный Юрой для матери, остается невостребованным и проигнорированным, поскольку власть не заинтересована в изменениях, она стремится сохранить статус-кво, а робкие попытки людей проявить инициативу, как-то улучшить свою жизнь наталкиваются на пренебрежительно-формальное отношение, не приводящее к значимым результатам. Это фильм о России, чей «последний свидетель эпохи» почил в бозе, разочарованный и измученный, и чей ангел-хранитель покинул страну, отчаянно цеплявшуюся за еще не окончательно разбазаренное советское наследие, подобно тому, как мальчик, падая со стены, успел схватиться за крыло ангела. Пускай и снятая на коленке, картина претендует на обличение пороков общества, и этим определенно напоминает звягинцевский «Левиафан». И там, и здесь звучат всем нам привычные вопросы, но ни одного ответа мы не слышим. Желающим предложить ответы нужно снимать другое кино — не удивлюсь, если оно будет в жанре военного боевика.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…