December 23rd, 2017

«Век союза не видать», или сказ о том, как меня не взяли в журналисты

«- Вы знаете, Лаврентий Павлович, ведь я ни в чем не виноват!

— Канэчно, знаю. Был бы виноват — расстрэляли бы!»

(Диалог Бартини и Берии)

Некоторое время назад, вознамерившись вступить в новгородский «Союз журналистов», я собрала документы и отправила их ценным письмом в адрес этой организации. Неожиданные последствия моего опрометчивого шага не заставили себя ждать — блуждая коридорами культурного центра «Диалог», эпистола все же попала в руки адресата, а затем не прошло и — нет, не года, — всего лишь трех месяцев с момента отправки заявления, как я удостоилась лицезреть перед собой правление СЖР Новгородской области в полном составе. Но не будем торопиться, давайте изложим все по порядку — где, когда, как, с кем…Говорят, в германской армии кайзеровских времен было принято подавать жалобу или высказывать свое недовольство лишь по прошествии суток после спорного случая, чтобы действующие лица могли остыть и сформулировать свои претензии внятно. Я выждала достаточный срок, чтобы это повествование получилось взвешенным и как можно более объективным, ведь в редакцию газеты «Новгород», где должен был решаться вопрос о том, достоин ли кандидат стать полноправным членом Союза, меня пригласили еще на прошлой неделе, 14 декабря.

Ты чьих будешь?

«В половине одиннадцатого часа того вечера, когда Берлиоз погиб на Патриарших,

в Грибоедове наверху была освещена только одна комната,

и в ней томились двенадцать литераторов, собравшихся на заседание и ожидавших Михаила Александровича».

(М.Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

Придя в условленное место к назначенному времени, я самоуверенно вторглась в один из кабинетов, на который мне указал случайно встреченный сотрудник редакции. В кабинете сидели Вадим Иванов и председатель новгородского Союза журналистов Ольга Ларина, о чем-то общаясь. Поздоровавшись, я уж было уселась на один из свободных стульев, но не тут-то было — черту, разделяющую состоявшихся журналистов уездного города N. и понаехавших пигалиц, еще только тщащихся встать с ними вровень, присутствующие провели молниеносно, предложил мне подождать за дверью до прихода всей прочей пишущей братии. Там, в зеленой тоске ожидания, я барахталась до тех пор, пока заседающие, чей состав к тому времени несколько расширился, не соблаговолили пригласить меня обратно в кабинет…Постепенно подтягивались остальные: Дмитрий Воробьев, Екатерина Переплавченко…Последняя явилась не в одиночестве: при ней был мальчик лет пяти. Мне захотелось поинтересоваться, что забыл ребенок на таких мероприятиях, но я решила проявить такт и сдержаться, — как теперь понимаю, зря: даже если г-жа Переплавченко с младых ногтей готовит малыша к многотрудному тернистому пути в рамках выбранной ею профессии, на заседании правления детям все равно не место, а иной кандидат может совершенно справедливо расценить привод ребенка на заведомо недетское мероприятие как проявление неуважения к себе («Я вся такая занятая, детей оставить не с кем, и вот, теперь ради тебя вынуждена сюда явиться!»).

Collapse )

Но кто же бросает дело на полпути и добровольно отступает, даже понимая, что сражение будет проиграно? Само собой, я, коль скоро уже явилась перед светлые очи арбитров, пожелала идти до конца и дождаться голосования. Его результаты были предсказуемы: за принятие меня в журналисты не поднялась ни одна рука. «Это хорошо», — подумала я, — «Когда Великий Синедрион при Храме выносил обвинительный приговор, при единогласном признании подсудимого виновным, его оправдывали — такой вот парадокс». Радость моя длилась недолго…

— А давайте, я воздержусь, — предложила одна дама, и, воздержавшись, ушла.

Остальные наперебой принялись говорить слова утешения:

— А, может быть, лучше общественная организация юристов?

— А, может быть, вам надо в другую организацию — в конце концов, можно и в питерскую или московскую организацию, где вы ни с кем не конфликтовали…Это же не суть важно, что обязательно в новгородском…

Видеть неподдельную заботу о моем будущем было так приятно, что под напором рекомендаций на тему того, что мне делать, я даже позабыла, что пора идти, пусть и не туда, куда мне посоветовали. В реальность вернуло напоминание: «Сколько мы на вас времени потратили, а вы, такое ощущение, что не слышите нас!», после чего я, поблагодарив собравшихся, покинула помещение. Что ж, весьма признательна за напутствие, но принимать решение относительно вступления в иные организации — хоть в СЖР другого региона, хоть в клуб веселых и находчивых — я предпочту самостоятельно. Вспоминается один из героев культового сериала «Игра престолов», Квиберн, которого выгнали из Цитадели за неэтичные эксперименты, — меня же, выходит, в условную «Цитадель» даже не приняли. Однако, все, что ни делается, — все к лучшему. Почти треть века в отсутствие признания со стороны Союза журналистов как-то перекантовалась, а Союз журналистов — без моего участия в нем, значит, и дальше сможем прожить друг без друга.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…