January 27th, 2019

Нереабилитируемые

Недавно в очередной раз прошла тест отборочного тура конкурса «Правовая Россия», проводимого информационного-правовым порталом «Гарант.ру». Заглянув в папку, где сохранялись все мои результаты этого конкурса, обнаружила ответы аж за четыре предыдущих года, которые, впрочем, на прохождение в финал основного тура никак не повлияли. Возможно, в этом году в основном туре выложат более интересные вопросы (к тому же, обещается отдельная номинация «LegalTech. Новые технологии в работе юриста», в которой можно попытать счастья:)), так что был смысл немного размяться и принять участие. Заодно возник повод заняться наболевшей темой — ограничениями на трудовую деятельность, установленными для ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, поскольку таковая фигурировала в одиннадцатом вопросе, а также задуматься над собственными перспективами…
…И впрямь, перспективы открываются прелюбопытнейшие, потому как на днях мне вернулось извещение о том, что прокурор получил мое письмо о пересмотре дела, а следовательно, недалек тот час, когда завертятся шестеренки государственной машины, чтобы в конечном итоге десятилетней давности процесс завершился не обвинением (как тогда, в 2009-м), хотя и не оправданием тоже. Но нам кузнец не нужен оправдание вкупе с сопутствующей ему компенсацией мне ни к чему: даже если бы государство расейское вдруг расщедрилось и одарило всех политических осужденных, в числе коих и меня, колоссальными суммами, ни копейки из этих средств я не имела бы права присвоить: такая выплата в полной мере соответствовала бы значению термина «кадош» (קדוש), принятого в еврейской традиции, что на русский язык крайне условно переводится как «святой», а на самом деле — «отделенный», и мне надлежало бы отделить ее для народа, оклеветанного мною в годы юности. В то же время, соблазн присвоить себе что-то из отделенного, не тебе принадлежащего, очень велик — недаром в ТАНАХе есть история царя Шауля, который забрал трофеи амалекитян, вопреки заповеданному Б-гом, а в итоге лишился не только царства, но и жизни. Я, конечно, не царь, и столь грандиозная ответственность на мне не лежит, да и слабость моя вовсе не в стяжательстве или там сребролюбии, но все же: нет денег — нет и искушения.

С другой стороны, есть некая неоднозначность: и в законе, и в разъясняющем его Пленуме напрямую постулируется отсутствие реабилитирующих оснований в случае отмены\изменения приговора в связи с принятием закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, что лишает фигурантов уголовных дел, ранее возбужденных по ч.1 ст. 282 УК РФ и переданных в суд, возможности реабилитироваться. Но ведь деяний, наказуемых в порядке, предусмотренном уголовным законом, которые впоследствии были декриминализированы, хватало и СССР, в реалии которого нас усиленно возвращают уже не первый год, — примером может служить хотя бы печально известная 58-я статья УК РСФСР или куда более одиозная ст. 121 УК РСФСР. Какое-то количество осужденных подпадало при новой власти под положения закона «О реабилитации жертв политических репрессий», но иные не удостоились даже освобождения, отбыв наказание от звонка до звонка уже в постсоветской реальности, в 1993 году. Справедливость порой приходит слишком поздно даже для тех, кто вообще не совершал никаких преступлений, не говоря уж о виновных в произнесении тех или иных крамольных слов.


Mirrored from Zhenny Slavecky.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…