May 9th, 2019

Пассионарное оскудение

Недавно разбирала закрома, и на глаза попалась пафосная статья одного новгородского бессеребренника. Несмотря на ядреный пафос, это сочинение, по моему скромному мнению, весьма недурственно: в нём отражены чаяния и устремления пассионария, презревшего мещанский уют с уездной подковерной возней, и не без напряжения сил делающего рывок из «человеческого, слишком человеческого», которое нам «д0лжно превзойти», в то, что известный философ определял как «ubermenschlich». Вероятно, никто не будет против, если я здесь процитирую текст целиком, — тем более, в свете наступающего дня памяти о войне и победе это уместно:

«Ах, куда ты, паренёк, Ах, куда ты?
Опубликовано 12/04/2013 автором Cat Potap

Как родная меня мать
Провожала,
Так и вся моя родня
Набежала.

«Ах, куда ты, паренёк,
Ах, куда ты?
Не ходил бы ты, Ванёк,
Во солдаты.

В Красной Армии штыки,
Чай, найдутся,
Без тебя большевики
Обойдутся!

Поневоле ты идёшь
Аль с охотой?
Ваня, Ваня, пропадёшь
Ни за что ты!»

Как интересно… Мой друг и коллега предложил мне пресс-тур в Ингушетию. Да, опасно: Ингушетия сейчас одна из самых горячих точек в стабильной России. Но это еще не все, после Ингушетии возможен вояж в более чем тревожную Сирию. Надо освещать события в регионе , а желающих что-то не наблюдается …

Озвучил родным и близким намерение поехать, вой поднялся до небес: ты что, дурак, там стреляют, не дай Бог, пуля в голову попадет. никто не вспомнит, как звали… Правда? Да, самая что ни на есть сермяжная… Да и мне, прошедшему первую войну в Абхазии и пару конфликтов в Сербии, как-то уже не очень хочется подставлять любимый организм под пули и осколки снарядов… Я хорошо помню вой мин из дивизионного миномета при навесном обстреле защищенной позиции. Надо оно мне? Может и нет… Но что-то в душе встрепенулось, что-то зовет, адреналин играет, в голове картины, забытые, но знакомые, запах пороха, звук близких разрывов, будоражащий зов атаки…

Есть упоение в бою
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы…

Прав, прав был Александр Сергеевич, что-то есть упоительное в возможной опасности, что-то манит нас в эти края, где, не смотря на смертельную опасность, а может, благодаря этому чувству, ощущается настоящая жизнь? Только после боя, выпив глоток спирта и запив родниковой водой из горного ручья (Абхазия, мне не забыть тебя!), ощущается на губах вкус к жизни?

Решил — поеду! Может, в последний раз? Не с автоматом, с объективом 70-200, это не охота, лишь фотоохота… С нее живыми возвращаются чаще, много чаще. Нельзя только в плен попадать, ни на Северном Кавказе, ни в Сирии… Нельзя, знаю, видел, есть опыт. Лучше сразу смерть, чем мучительный плен, [удалено, во избежание внимания тащмайора — моя правка] — мастера извлекать выгоду из пленения [удалено], да и мучить могут страшно, изобретательно, весело, с выдумкой и задором, будь они прокляты (Сербия, да! Помню…) Честно, если поедет мой юный товарищ, не нюхавший пороха, как я могу оставить его одного? Мне, наверное, проще понять и почувствовать опасность, мне, сотню раз эту опасность чувствовавшему и понимающему… Да и съездить в последний раз, может быть, на войну — хочется! Мужчина чувствует себя мужчиной только в объятиях любимой женщины и на войне, в момент смертельной схватки! Но есть один нюанс, знакомый тем, кто в атаку ходил. Когда стоишь на краю смертельной опасности, когда Всевышний решает, в единый миг решает, жить тебе, или нет, только в этот миг мужчина, воин вспоминает ту, которую действительно любил… Я знаю, кого я вспомню, если встану у последней черты! Знаю…

Еду? Еду! Не хочу, чтобы что-то помешало…»

Сегодня в Сирии ещё интереснее, нежели в 2013-м году, да и новые точки на карте появились, куда мог бы скататься незадачливый «Ванек». Однако, деградация всем нам не чужда, поэтому вместо боевых грёз и сладостных мечт о полях сражений провинциальные борзописцы-бумагомаратели предпочитают муссировать избитые безблагодатные темы наподобие отсутствующей в наших палестинах медпомощи или неуклонно хорошеющего роста прироста. Иногда меж ними вклинивается партийное кудахтанье (одной жердочке кур-несушек хозяин бросил больше зерна, чем другой), а что там ещё на повестке дня у них, я в последнее время стараюсь не отслеживать, дабы не уподобляться и не утопать все глубже в болоте, хотя прекрасно известно, из какого сора может родиться очередной «инфоповод». Деградация, редуцирование интересов до уровня родной песочницы, равно как и зацикливание на муниципальных тематиках, в которых безвылазно ковыряются ограниченные умом деятели — это прискорбно, и такие посты из не столь уж и далекого прошлого способствуют…некоторому самоанализу, например.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

Бедная Маня


В начале марта я специально взяла на работе два библиотечных дня (имея право брать по одному такому дню каждую неделю, я как гиперответственный работоголик этим правом не пользуюсь), чтобы прооперировать Маняха, а после операции безотрывно находиться с ней рядом. Операция — мастэктомия и овариогистерэктомия — прошла успешно, Манюх быстро оправился, несмотря на не самое оптимистичное заключение хирурга сразу после выполнения оперативного вмешательства, — врач отметил, что у кошки была пиометра, и что если бы я не принесла ее в клинику, животинка, скорее всего, вскоре померла бы. Не будучи склонной к столь радикальным выводам, я, тем не менее, с того момента настоятельно убеждаю знакомых, у которых живут нестерилизованные кошки, воспользоваться акциями типа SpayDay и избавить свою питомицу от последующих страданий. Религиозный закон оценивает эту практику отрицательно, запрещая стерилизацию домашних животных, однако в ряде случаев операция оправдана, поскольку позволяет сохранить здоровье, а порой и жизнь особи.




Collapse )


Дренаж абсцесса

В эту сумму вошли также лекарственные препараты, которые кошке нужно колоть по расписанию после операции, и еще порядка 200 рублей стоило такси до дома. Таким образом, более выгодного варианта лечения животных в Питере мне встречать еще не доводилось, хотя я давно искала клинику, где нет банального вымогательства и где врачи заинтересованы не в том, чтобы «обуть» хозяина, а в первую очередь в выздоровлении пушистых пациентов. Главное, не перехвалить их теперь, чтобы не испортились:))