July 11th, 2019

Движение — жизнь. Переезжайте!

“Сегодня, когда доступны перелеты и высокоскоростной доступ в интернет, склонность к переезду на самом деле идет на убыль. Только 20% сегодняшних 25-34-летних переезжали из-за работы, по сравнению с 31% в 1965 году”.
Источник здесь (чтиво совсем не про экономику).
Парадоксально, но это действительно так, причем верность данного утверждения прослеживается и на примере моей собственной семьи, — тех ее поколений, которые еще не скрыты аберрацией дальности. Моя прапрабабка, Марьяша-Геня и ее муж, Абрам, покинули черту оседлости и перебрались в Новгород (а некоторые из числа их родни — и в столичный Петербург) ещё до 1917 года. Признаюсь честно: ума не приложу, как им это удалось, ведь ни купцами первой гильдии, ни перешедшими в христианство мои предки не являлись. В годы Второй мировой войны они вновь покинули обжитые места, отправившись в Киров, но этот переезд был обусловлен отнюдь не экономическими причинами. А уже в 1944 году, весной, семья Бахмендо вернулась назад, — будучи уже немолодыми, Марьяша и Абрам оставались в Новгороде до самой своей смерти.
Прапрабабка по другой линии, судя по сохранившейся семейной легенде, происходила из знатного польского рода (её девичья фамилия — Нарбут — легенду подтверждает), но оставила отчий дом, сбежав с простым крестьянином, “землепашцем”, как он был указан в личном деле, устроившимся в дальнейшем на железную дорогу и вынужденным переезжать с места на место по прихоти начальства: работал он и в Польше, и под Петербургом, пока не вышел на пенсию, обосновавшись в Новгороде. Ее дочь, моя прабабка Маруся, тоже повидала мир: в эвакуации работала фельдшером в Удмуртии, затем отправилась в Латвию, где была акушеркой. Ближе к пенсионному возрасту она вернулась в Новгород, где прошли ее юные годы. Дед, ныне покойный, служил на флоте и тоже не сидел в одном и том же углу, по крайней мере в молодости; бабушка родилась в Валдае, переехав в областной центр. Деда по отцу судьба забросила в ГДР, где он стоял в составе артиллерийского батальона, а его жена, Евдокия, уже в 16 лет покинула свою безвестную мордовскую деревеньку и отправилась вместе с любимым, игнорируя все «прелести» быта: житье в бараках, тяжкий труд в послевоенное время…А вот поколение моих родителей никуда из Новгорода не уезжало в течение долгого времени; некоторые по сей день твердят: “Я и за миллион никуда не поеду!”, не понимая, что сами лишают себя шансов на достойную жизнь. По сути, я, став частью этих 20% переезжающих, продемонстрировала нетипичное поведение и этим, определенно, сделала себе лучше. Могу также отметить, что распространенность модели поведения “засидевшихся” в стылом гнезде характеризует стагнирующую экономику, когда субъекты, не имея никакой “подушки безопасности”, боятся радикальными решениями и действиями усугубить свое и без того незавидное положение, в то время как экономический рост (обычно неравномерный: в одном регионе он выражен больше, в другом — меньше), или, во всяком случае, робкие признаки выхода из кризиса, мотивируют людей на переезд. И только в подернутой тиной лужице, где копошатся квакши вперемешку с пиявкам и ничего осмысленного не происходит, продолжают гордо восседать патриоты родного болота, — до тех пор, пока не покроются донной тиной. Ну и, как говорится, тьфу на них.





promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…