January 9th, 2020

Конспективно о высшей социологии


Чудеснейшие хроники высшей социологии довелось сегодня прочесть — «Как великие русские писатели портили жизнь своим вторым половинам». Дабы не растекаться мыслию по древу, пройдусь по пунктам:

1. Еще не открыв текст (но уже видя в ссылке его название), я припомнила историю про барыню — маменьку известного писателя Тургенева, и вкратце пересказала ее собеседнику. Возможно, в пересказ закрались некоторые искажения, поскольку пишу по памяти, а проверять нет желания: жила-была девка Варенька, которой родня помыкала, била аки холопку и всячески над ней издевалась, а потом внезапно выяснилось, что девка та на самом деле — единственная наследница своего дяди, обладателя несметных капиталов. Унаследовав громадное состояние, Варенька пустилась во все тяжкие. Как тут не вспомнить строки из «Мишлей Шломо»: «От трех трясется земля, четырех она не может носить: раба, когда он делается царем…» Попавшая из грязи в князи девица вышла замуж за нищего поручика (хотя могла сделать лучшую партию, ведь с поручиком в итоге большой любви так и не случилось). Из трех сыновей, родившихся в этом браке, один помер в юности, а двое всеми способами стремились вырваться из-под материнской опеки, поскольку попытки Вареньки превратить детей в «маменькиных сынков», полностью зависимых от нее и ее капитала, с их планами на жизнь никак не вязались. Особо трудно процесс эмансипации шел у Ивана Сергеевича: с одной стороны, он стремился освободиться от диктата сверхжесткой матери, а с другой — отчаянно нуждался в деньгах, посему был вынужден выпрашивать у родительницы средства на житье-бытье, и это положение вещей естественным образом порождало у писателя когнитивный диссонанс. В возрасте уже почтенном (46 лет) Варенька изменила мужу и, забеременев от любовника, уехала рожать за границу (вообще, очень свободолюбивая была барыня, частенько каталась по Европе). Вернулась она с новорожденной девочкой, тоже Варенькой — даже не знаю, как умудрилась объяснить мужу неожиданный «сюрприз», и эта самая незаконнорожденная дочка Варенька — единокровная сестра Софьи Берс (Толстой). Столько в семьях гениев всего несуразного творится, что трудно не согласиться с Ломброзо: гений недалек от безумца.

2. Переходя, собственно, к статье: Софье Берс, муж которой в своих произведениях осуждал «уже даже и супружескую половую жизнь, называя любой секс развратом и мерзостью», но при этом вынуждал супругу быть постоянно беременной (за 25 лет — 13 детей!), к лицемерию было не привыкать. Сам лицемер, чьи дела расходились со словами, тоже не жаловался: язык-то без костей, а бумага все стерпит, и продолжал мучить несчастную женщину, в финале взвалил на нее до кучи и все финансовые вопросы. Его поведение мне напомнило некоторых современников (не гениев, но признаваемых когда-то одаренными): можно постулировать исключительную верность арийским идеалам, а по факту менять баб как перчатки и грезить полигамией, ограничиваясь в практике оной лишь потому, что желающих разделить «счастье» с таким мужчинкой не находится. К хоть сколько-нибудь осознанному планированию, равно как и к решению возникающих в семейной жизни финансовых трудностей, такой контингент, как правило, тоже неспособен.

3. Еще одна отличительная черта — абсолютное безволие — определяется Софьей как «всепоглощающая человека страсть, нечто стихийное, против чего даже твердый характер бороться не может». «Твердый характер» дегенерата, которому глубоко фиолетовы вопросы быта, заработка и вообще финансового обеспечения семьи, способствует тому, чтобы кто-то решал эти проблемы без участия главы семейства, поэтому рано или поздно возникает анекдотичная ситуация: «Сынок, ты теперь совсем взрослый, поэтому трусики тебе уже должна стирать жена». Зато в своих произведениях такие сочинители обожают живописать батальные сцены и приключения героических личностей — обладателей железной воли и любителей превозмогать. Единство и борьба противоположностей, ага:))

4. Поэты — у них особенная стать. Нормальным (то бишь: не обремененным признаками старения рода) женщинам, желающим сохранить психическое здоровье, лучше в принципе не связываться с «тонко чувствующими поэтами, одержимыми культом Прекрасной Дамы»: как отмечает основоположник высшей социологии, процент дегенерации там под 100. Работает этот закон без учета биологического пола, поэтесс тоже касается. «Не может считаться истинным поэтом человек, находящийся в здравом уме», — часто эта фраза приписывается Демокриту, и, если сведения об источнике не могу ни опровергнуть, ни подтвердить, то с сутью сказанного полностью солидарна. Не стану здесь приводить из соответствующих трудов информацию о том, в чем именно состоят клинические признаки этого недуга, ограничившись упоминанием о терзаниях любви, испытываемых пациентами:
«Блок не имел ничего против секса, но искренне считал, что он опорочит его чистое чувство к Прекрасной Даме, которой для него и была Любовь. Поэтому он спал с другими женщинами, включая проституток, но только не с ней.»
Ахматова укоризненно констатирует: «Несомненно, вся семья Блока и он были не вполне нормальны», — как будто бы сама Ахматова, ставшая «третьей лишней» у четы Пуниных и бывшая при них приживалкой, была нормальной. Более того, известна такая пикантная деталь ее биографии, как лютая бешеная зависть, испытываемая Ахматовой к Лиличке Брик, — ведь своем треугольнике та, в отличие от Ахматовой, была единственной женщиной:))
Нечто подобное наблюдалось в семье Буниных — их досуг скрасила дама в два раза моложе супругов, а потом, когда ей наскучило, ушла к лесбиянке. Вера Бунина пыталась в меру своих сил осмыслить наблюдаемое явление: «суть — абсолютно нездоровые отношения, где кто-то (и чаще женщина) выступает жертвой», но она так и не смогла понять, что суть — не в отношениях (отношения — только следствие); суть в том, что вступившие в эти отношения такими уже родились — это, так сказать, персонажи «с особенностями», а дальше есть лишь две опции: либо смириться и страдать, либо держаться подальше. «Особенности» никак не лечатся и не нивелируются, в лучшем случае можно не передавать их потомкам (ценой отсутствия потомства) или, как тактично намекает автор трудов по дегенератологии, возможно уменьшение степени дегенерации в два раза, если доведется найти партнера без соответствующих признаков. Ушедшая к лесбиянке дама, понятное дело, за таковой пример сойти не сможет никак, поскольку уже один этот ее шаг о многом, если не обо всем, свидетельствует. Приходят на ум перипетии судьбы «ведьмы Ниночки» из «Имя мое легион» — надеюсь, эту книжку еще не запретили в РФ?

5. А вот прекрасный образчик типичного поведения сабжа:
«…во время Второй мировой войны, когда все жили впроголодь, и она с трудом наскребла денег купить колбасы на 12 бутербродов (праздновала день рождения), нобелевский лауреат Бунин пришел раньше всех, посмотрел на бутерброды, и неторопливо сожрал все 12 кусков колбасы, оставив остальным серый хлеб».
Абсолютно естественное поведение для дегенерата, химически чистый образец «чистейшей прелести»:)) У некоторых вызывает удивление — как это вообще возможно, но в действительности нечему тут удивляться, ведь эгоизм и надменное, высокомерное отношение ко всем прочим, включая самых близких — это самый цимес их, дегенератов, натуры. Кстати, незамутненных личностей, впервые сталкивающихся с подобными вывертами, это даже порой подкупает (нет, конечно — не когда всю колбасу с бутербродов сожрал нобелевский лауреат, а когда ощущаешь себя низшей расой перед лицом господина, и готов всячески ему служить), но рано или поздно даже наиболее преданные почитатели прозревают и видят правду, имя которой: дегенерация.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…