April 17th, 2020

Назад в прошлое (++ зарисовки из жизни уездных маргиналов)

Знакомый озвучил ставший мейнстримным взгляд: на подходе новые 90-е, причем даже не ’98, а ’92. Склонна не согласиться — нужно брать выше, точнее — раньше, ориентируясь на революционное начало прошлого века, с той лишь разницей, что линкор «Мальборо» теперь уже ни за кем не придет, так что желающим эвакуироваться придется искать опции самостоятельно, в меру своей изобретательности, и задуматься над реализацией своих далеко идущих планов рекомендуется прямо сейчас. Но для определенного контингента — о нем зашла речь на местном форуме — не изменится ничего даже и в таком случае, покуда существует грань, ниже которой падать просто некуда…
…Есть в уездном городе N. прекрасный райончик на улице Космонавтов, и не менее знаменательная общага (д.8) по этой улице. Там я, помнится, перекантовалась полгода, когда мы с отцом продали комнату в коммуналке и вложили вырученные деньги в малосемейку в новом доме (знакомый отца предложил пожить в принадлежащей ему комнате, при условии оплаты коммуналки). Каких только типажей не укрывал сей заповедный уголок: были тут и базарные бабы-хабалки, сперва передравшиеся друг с другом в душевой (душевая там общая на девять комнат), заблевавшие ее и замызгавшие кровищей, а потом потребовавшие у всех жильцов секции, чтобы они эту душевую за них намыли; и только что откинувшийся з\к, явно тронутый кукухой и всем соседям беспрестанно вещавший о своем шизофреническом учении, которое было весьма…хм…своеобразным, зато позволяло сделать выводы о том, какую ступень пропагандирующий его гуру занимал в тюремной иерархии (одна из цитат: «Мальчик — это на самом деле девочка, потому что в прошлой жизни мы все были девочками, как Святой Дух: «Д» — «дух», как и «Д» — «девочка»); и какие-то совсем уж белколовящие опойки, повесившие на сортир амбарный замок и ушедшие в подзаборный запой на месяц — все это время замок висел, сорвать его не было никакой возможности (разве что срезать бензопилой, но ни у кого ее не нашлось, или выломать дверь, но она была крепкой и не поддавалась), поэтому в туалет обитатели общаги ходили в ведерко, выливая свои в прямом смысле — высеры — за окно, прямиком на дорогу. К счастью, к моменту начала сортирной истории я оттуда уже съехала, поэтому ничем подобным заниматься не пришлось, но алкашей этих видала. В той же общаге спустя некоторое время поселился еще один забулдыга (тот самый, которому «говорившая мужским голосом Алена Иванова разбила стекло из мелкашки, а потом рисовала крокодилов и священнослужителей»), и там же он, по-видимому, и издох в прошлом году, окруженный такими же скверными кусками проспиртованной биомассы. *Содрогаясь от глубочайшего омерзения* Бр-р-рр!
…Такая комната в этом притоне на Космонавтов, д.8 стоила максимум тысячи три в месяц, и совершенно логично, что весь «цвет» города снимал именно там и в близлежащих строениях — на б0льшее эти особи рассчитывать не могли (следующие их адреса: это или ближайшая канава, или кладбон). Как уже отмечала, в секции, емнип, было девять комнат, из них две стояли закрытыми. В трех проживали эти пересобачившиеся алкоголички из «Пятерочки» или с рынка — уж не знаю, где именно они торговали, причем дамы попутно подрабатывали проституцией, и к ним постоянно ходили пролетарского вида мужики, каждый раз разные. Еще в одну комнату заселился з\к, в другой проживали ловцы белки — сколько их там точно было, не знаю, но не меньше трех. Повесив замок на сортир, они ушли в долгий запой и пропали. Остается две комнаты: одну я снимала, вторую купила женщина в ипотеку (опять же, что за заработок должен быть, чтобы брать не малосемейку, а комнату в столь странном месте?). Про нее ничего не могу сказать — треша она не творила, общались мы редко. В этом же здании с того боку, что ближе к виадуку, располагался ларек, который работал в том числе по ночам — продавали в нем преимущественно бухло. Однажды ночью женщину-продавщицу убили: господа полицейские потом приезжали, некоторых местных жителей опрашивали.
Есть, правда, одна история с хеппи-эндом, пускай и условным: когда я училась в школе, моей подругой была девочка, инвалид детства (ей диагностировали какие-то проблемы с сердцем), ютившаяся с мамой в однокомнатной квартире, которая находилась отнюдь не в элитном районе. В гости подруга никого не звала, да я и не шибко туда напрашивалась — понимала, что живет семья очень бедно, и обнаруживать свою бедность перед посторонними людям неловко. Как-то раз мы собирались на концерт, и мать дала мне денег, чтобы я купила себе и подружкам конфет. Я действительно купила килограмм шоколадных конфет в магазине, и подруга — пусть будет Катя — увидев это, предложила зайти к ней домой — мол, денег нет, но зато из дома можно взять что-то покушать. Едва только переступив порог этого убогого пристанища, я ужаснулась: стены там облупились до кирпича, в деревянном полу зияли трещины, закопченный потолок нависал над головой — было очевидно, что ремонт не проводился лет 40, как раз с момента постройки дома. Мебели практически не было: стол, два стула, старая продавленная кровать, покрытая какой-то ветошью. На кровати лежала женщина — мама Кати, тоже инвалид, с трудом способная передвигаться по квартире. «Мама, я тебе конфет принесла!» — радостно крикнула Катя и, вырвав пакет у меня, опешившей от такого зрелища, высыпала на кровать три четверти его содержимого.
…Шестой класс Катя проучилась с нами, но потом занятия не посещала: то ли перешла на домашнее обучение, то ли вовсе школу бросила. Зато теперь она респектабельная дама: на ней числятся две квартиры в Москве и три в провинции, пара участков в пределах города, дорогая машина и…стопятьсот счетов в великом множестве банков. Как несложно догадаться, Катя — «номинал», но не уровня бомжа с Казанского вокзала, а рангом несколько повыше. Впрочем, в свете (правильнее будет: в тени) надвигающегося афедрона и у таких, как Катя, вариантов немного: их, определенно, выставят на мороз.

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…