April 28th, 2020

Аллюзии «Собачьего сердца»

Пересматривала тут недавно «Собачье сердце», хотя стоило бы перечитать, но фильм уж очень неплох, а времени, как обычно, в обрез. Отметила ряд аспектов — банальных, но ранее упускаемых из виду: например, профессор Преображенский, казавшийся сугубо положительным персонажем, не столь уж и безгрешен — он говорит одно, а делает другое (призывает не обсуждать за едой медицину, и сам тут же начинает рассказывать о диагнозах тех его пациентов, которые увлеклись чтением советских газет).
Другой подобный момент: отказ профессора взять на себя ответственность за своего гомункулуса («Какой я тебе папаша?!») «Папашу» можно было бы списать на проявление возмущения, но есть и другие фразы, свидетельствующие о нежелании «признавать свою вину — меру, степень, глубину». Выходит, герой, казавшийся положительным, суть обыкновенный лицемер и трус.
Ещё один озаривший меня инсайт, содержащий очевиднейшие открытия, до которых ранее я отчего-то не додумалась: профессор Преображенский олицетворяет не просто исследователя, затеявшего опасную игру с силами природы, но прежде всего интеллигенцию «этой страны», в чем-то до ужаса наивную и совершенно лишённую знания о том, что собой представляет «народ», который непременно должен быть спасён и освобождён от ига царского режима. Из той стихийной, фактически животной биомассы (ее олицетворяет подобранный на улице голодный Шарик), которая доселе безвольно колыхалась на ветрах истории, из этого «первичного бульона», или, более точно — коллективного бессознательного, волей искусного манипулятора был вызван к жизни голем, на переписке Энгельса с Каутским эволюционировавший всю вторую половину XIX века, а затем, будучи социально близким не Преображенскому, а Швондеру, ничтоже сумняшеся, уничтожил своего творца.
У Булгакова показан мягкий финал: приезжает военный чин и отдает написанный Шариковым донос, но в действительности Полиграф Полиграфович приобрел не только 16 аршинов, но и всю квартиру целиком, отправив ее хозяина вместе с ассистентом на лесоповал, где они и сгинули, а с «Зинкой» сотворив чаямые его звериной натурой непотребства. И тогда интеллигентсткая мечта «вернуть все взад», отвратив «проснувшийся» народ от служения красным идолам, нашла свое художественное выражение в обратной метаморфозе (которую, впрочем, осуществить на практике, в рамках исторического процесса, не удалось): коль скоро человека из Шарик(ов)а все равно не вышло, так пусть хоть будет хорошим псом. Здесь эти нереализованные надежды совпадают по вектору со страданиями офицерства по вальсам Шуберта и хрусту французской булки.
Если слегка сгустить краски, идея выглядит так: пока народ в стойле и под ярмом, он хорош и благодарен сильным мира сего за то, что те не оставили его без внимания; приобретая же свободу, народ демонстрирует скотские манеры и посягает на самое святое. Идея легко узнается и, более того, в масштабах страны претворяется госпатерналистами в жизнь по сей день.
З.Ы. Борменталь, кстати, почему-то вызывает ассоциации именно с русским офицерством, хотя ни в книге, ни в фильме это никак не отражено.
З.З.Ы. На смежную тему — «Помоги и отвали. Как в царской России интеллигенция пошла в народ, и чем это закончилось»







promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…