Женни Славецкая (nibaal) wrote,
Женни Славецкая
nibaal

Картины детства: депо

Давненько не брала я в руки шашки кропала чего-нибудь отрешенно-безумного, сдобренного хорошей такой порцией бредятинки, густо затворенной на тараканах из собственной головы...наверное, ст0ит исправить это упущение.

...Я выросла в своеобразном местечке нашего городка, о существовании которого большинство жителей даже не догадываются, и едва ли им - особенно молодым - доводилось туда забредать хоть раз в жизни. Я полагала, что существуют какие-нибудь панорамы этого объекта - увы, на картах весь квартал закрашен серым цветом, символизирующим промзоны и режимные объекты. Нет там никаких панорам - хотя в реальности тамошние виды очаровывали своей необычностью. Речь идет о новгородском депо.


Обычно, желая объяснять кому-то, где оно находится, приходилось называть расположенное неподалеку предприятие "Трансвит", в прежнем названии которого значился советский анахронизм - "Завод имени XXIV-го партсъезда". Будучи еще малой и глупой, я так и запомнила, причем все части речи слились в моем сознании в одну, олицетворяя единую-неделимую монаду - "заводдвадцатьчетвертогопартсъезда". Это звучало как заклинание - мне представлялось, что достаточно только его произнести, как любой, кто услышит, сразу поймет, где же все-таки располагается эта загадочная обитель. Но обыкновенно с первого раза понимали только таксисты - и машинисты, трудившиеся в этом депо, а к моей матери приходившие на проверку перед рейсом. Она отработала там долгих 22 года - и я, пигалица пятилетняя, которую в то время было банально не с кем оставить, проводила бесконечно долгие (время в детстве течет совсем иначе) дни среди списанных локомотивов, скитающихся по деповской территории стай бездомных собак; продиралась сквозь ивовые заросли, лазала по вишневым деревьям в надежде полакомиться вишенками (которые предусмотрительно обожрали удальцы-машинисты), падала в высокую густую траву да так и лежала, вперив взгляд в бездонное лазоревое небо...Много лет прошло с тех пор, и, кажется, не осталось ни единой фотографии тех лет, лишь память хранит былое - мгновения запечатлены в ней и бережно сохранены, подобно снимкам в родительском альбоме; эти воспоминания прейдут лишь вместе с их носителем, а до того - они живы.

... Старый вагончик, где помещалась мастерская слесаря. Поддатый слесарь периодически появлялся и мастерил какую-нибудь утварь. Однажды он сделал кормушку для птиц: деревянный ящик на палочке, сверху прикрытый куском стекла. В кормушку я насыпала корм, и ждала, пока туда залетит синица или воробей. Затем, медленно подкрадываясь к цели, я пыталась заткнуть рукой боковое отверстие, чтобы поймать пернатую добычу. Ст0ит ли говорить, что птицы не считались с моими наивными попытками и неизменно улепетывали...

...Под вагоном, среди досок, битых стекол и трухи, в один из суровых зимних дней разродилась собака Динка - вислоухая дворняга, принеся зараз аж 12 (двенадцать!) щенков - короткошерстых пищащих комочков, уже начавших потихоньку выползать из-под вагона. Щенки были на любой вкус и цвет - серые с пятнышками, ярко-рыженькие (как сама Динка), желтоватые, был даже белый с черными прогалинами, похожий на долматинца. Слесарь поймал тройку самых визгливых тварей и засунул их в верхний ящик стола. Щенки орали благим матом, лезли из ящика вон, но предприимчивый дядька каждый раз успевал задвинуть ящик так, чтобы не защемить их, но и не дать вылезти..Я смотрела на этот доморощенный спектакль, хохотала, а потом вышла и заглянула под вагон. Там, свернувшись и подрагивая от холода, сбились в одну кучу братишки и сестренки пушистых бедолаг...Несколько пар блестящих глаз с удивлением смотрели на меня.

...Через некоторое время часть щенят разобрали работники, парочку я пробовала сама продать на рынке (если мне не изменяет память, безуспешно); а один пес - рахитичный, с тонкими лапками, остался вместе с Динкой слоняться по депо. Неоднократно на бездомных животин устраивали сафари - из города приезжала служба и отстреливала собак, не успевших спрятаться. Но праматерь всей стаи Динка умерла своей смертью - куда-то бежала по рельсам в поисках пропитания, внезапно упала да так и осталась лежать, уткнувшись мордой в деревянную поверхность шпалы, за день нагретую солнцем. Кто-то из машинистов закопал труп неподалеку от бомбоубежища, насыпав небольшой глиняный холмик. Я принесла к импровизированной могилке васильки и долго сокрушалась о скоротечности дней всякой земной твари - даже той, которая никогда не совершала предательства в Райском Саду...Вспоминалось, как впервые мы увидели недоумевающую рыжую морду, на мгновение выглянувшую из зарослей иванчая и тут же спрятавшуюся обратно, подальше от людей.

...Тот уже почти канувший в Лету момент память сохранила очень смутно, будто совсем истершуюся старую фотокарточку. Мы с матерью сидели на скамейке возле медпункта, как вдруг цветущее лиловое море заходило ходуном, заколыхалось и выплюнуло из себя собачью морду, а затем - передние лапы, одна из которых была перебита в коленном суставе, отчего собака ощутимо хромала. Обнюхав воздух, Динка (подобно первому каббалисту Адаму, нарекавшему имена существам, именно такую кличку, сразу пришедшую на ум, мне захотелось ей дать) собралась уже бежать дальше, как вдруг увидела незнакомых людей...
- Динка, Диночка! Иди сюда..., - крикнула я, чем напугала собаку, и без того, видимо, пострадавшую от человеческой жестокости. Листья зашелестели, и морда скрылась из виду.

...Мы медленно, но методично приручали Динку к нашему обществу, подкармливая и приманивая поближе, пока не завоевали ее доверие. Я частенько, как ребенок-маугли, увязывалась за ней, и мы копошились в травах; пробирались на пепелище, оставшееся от домика, где раньше хранились инструменты, а теперь буйствовал кипрей и истлевали косточки мелких птичек...Сколько костей было разбросано по всему депо - одному Б-гу известно! И откуда только они брались...В кустах мостолыги откапывали и глодали собаки, даже в мраморных камешках, грудами наваленных около вишневых деревьев, нет-нет да попались чьи-то косточки. У меня - совсем еще ребенка - эти неожиданные находки порой вызывали почти сверхъестественный страх.

...Опасным казалось и заброшенное бомбоубежище, которое лет семь назад наконец сровняли с землей. Лазать внутрь я не осмеливалась, лишь изредка останавливалась в проеме и вглядывалась в темень, куда уходили разрушенные полуобвалившиеся ступени. Папа говорил, что внутри живет злой Бабай, а оснований не верить папе у меня не было:)) Однажды, проходя мимо бомбоубежища, я свернула налево и там, на разогретых теплыми летними лучами плитах, принялась развлекаться тем, что раскладывала листики и щебенку. Плиты эти, судя по всему, закрывали ливневку и вообще говоря, играться на них не рекомендовалось. Увидев круглое отверстие в одной из плит, я решила кинуть туда камень, но перед тем заглянула...и отшатнулась. Внизу, на приличном расстоянии, плескались темные маслянистые воды - чем не подземная река Стикс, уносящая в забвение и веющая безысходностью? С тех пор единственный мой настоящий страх - это смотреть в темную бездну, где плещутся бездонные воды.

...А вот дом отдыха - когда-то он функционировал, и машинисты перед рейсами отсыпались в нем, но потом захирел и был оставлен. Покосившиеся двери, разбитые окна, провалившиеся полы, бегая по которым, следовало не забывать о природной осторожности. Гулкое эхо разносило по пустым комнатам детские крики, но играть там не хотелось - здание казалось мне мрачным.

...Проводя время в депо, я изобрела свой пантеон. Сознание маленького (лет пяти-шести) ребенка вполне можно уподобить первобытному сознанию, так отчего бы в нем не возникнуть если не представлению о "богах", то как минимум мыслям о могущественных силах, таинственным образом вершащих судьбы и охраняющих угодных им? Подобно тому, как древние народы создавали культы животных и священных дерев, такие силы в моем тогдашнем понимании были персонифицированы в виде могучих тополей, вершины которых, казалось, подпирают само небо (какой контраст в оценке растояний:)), а густая листва скрывает свет солнца...В те годы раннего детства мне виделось, будто каждый из тополей обладает своей особой сущностью, своим настроением. Я звала их "сестрами", придумав имена и пересчитав - всего тополей оказалось шестнадцать. Однажды рядом с одним из деревьев я увидала молоденький росток - он только начал пробиваться к живительному солнечному свету, но на пути этой хрупкой жизни маячило столько ветров и гроз, невзгод и холодных зим...что сама атмосфера породила ощущение слабости, какой-то потерянности перед лицом всесокрущающего могущества природных законов...

...Раз за разом возвращая себя на луга тростника цветущих трав, где порхали яркие шоколадницы и лимонницы, я обращаюсь к джемалевской "Революции пророков":

"Человек ощущает себя изначально как чистое восприятие. Представим себе младенца в невинном состоянии, невинного жирного младенца, бегающего среди васильков по лужайке, гоняющегося за бабочкой. Такой классический райский образ предстает в воспоминании каждого человека, мечтающего о своем детстве, ностальгирующего и т. д. Что представляет собой этот младенец? Он представляет собой чистое восприятие, конкретную и всеохватывающую встречу между «я» и «не-я», ничем не замутненную, в которой эта встреча есть большее, чем встречающиеся начала. Это чистое восприятие переживается как нечто большее, чем бессознательно присутствующие в этом восприятии «он» как бегающая физическая единица и лужайка с цветами и бабочками, которая им воспринимается. Восприятие больше и этой лужайки, и его, бегающего по лужайке."
- и далее, где говорится об энергии восприятия и человеке как механизме Провидения.

...И кажется порой - не Вечный ли Противник, притаившийся в трепещущей листве, лукаво усмехается и ранит субъекта самоосознавания стрелою горького сомнения? Ведь и ребенок, стремясь к последней реальности, к грандиозному необъятному "не-я" по ту сторону стены, вместо ожидаемого Неба без звезд видит первозданную извечную Тьму...
Subscribe
promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments