Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)






Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

(Статья 19 Всеобщей декларации прав человека)

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

Суд Шломо в контексте левирата

Очень интересный судебный кейс (если можно так выразиться) на днях прочла — вообще-то он является известнейшим в своем роде, и лет ему уже этак две с гаком тысячи, поэтому, казалось бы, какой смысл изучать дела давно минувших дней, преданья старины глубокой, если оные давно обмусолены и затасканы бессчетным кол-вом шелудивых ручек? Но, оказывается, даже столь тривиальные вещи могут засиять совершенно новыми яркими красками в свете hАлахи. Правда, чтобы это произошло, нужно hАлаху хотя бы чуточку знать.

Знаменитый «суд Шломо», оказывается, в качестве участников дела предполагал не просто двух абстрактных женщин, а невестку и ее свекровь. Удивленный читатель (пускай и не имеющий к hАлахе никакого отношения) тут же смущённо обронит: «Во сколько же лет должна была родить сверовушка?», и припомнит христианский тезис (тоже авраамизм, как-никак): «После сорока лет муж женой должны жить как брат с сестрой». Однако, в ту пору о христианстве ещё слыхом не слыхивали, и после сорока жили вполне себе активно всеми видами жизни, в т.ч. половой. Да и сейчас бывает, что, выдавая взрослую дочь замуж, ортодоксальная маман сама на сносях (мать жениха тоже может быть в положении, если упомянутый жених — ее первенец, например). Короче, ситуация теоретически возможна. Дети их, согласно Млахим I, родились с разницей в три дня; «и никого постороннего с нами не было в доме, только мы вдвоем были в доме» — сообщила одна из женщин. Эти показания выглядят вполне логично и коррелируют с условиями кейса: во-первых (и об этом далее), спор в качестве своей квинтэссенции содержит не только и не столько сражение за младенца (кому его отдадут), сколько определение правового статуса каждой из дам в контексте такого понятия, как левират. А это, в свою очередь, означает, что мужья обеих сутяжниц почили в бозе. Видимо, трагедии с супругами случились до того, как женщины разрешились от бремени: если бы мужья были живы, то наверняка находились бы в доме, в дальнейшем явились бы на суд, да и вообще, не факт, что сам спор возник бы при жизни главы семьи. Во-вторых, в некоторых источниках этих женщин и вовсе именуют блудницами, — значит, мужей у них как минимум на момент суда уже не было, и по аналогии с историей Тамар (в отношении которой предположили блуд, хотя имели место быть события, как раз относящиеся к законам левирата), их и могли счесть забеременевшими в результате блуда. Отдельные авторы идут ещё дальше и предполагают, что к царю Шломо явились персонифицированные образы злого начала (со стороны נוקבא — женского парцуфа), а, поскольку этот царь вполне себе контактировал с שדים ושדות, удивляться такому варианту не приходится (https://goo.su/3HhL).

Здесь следует сделать отступление, посвященное, собственно, левирату. Вещь это довольно распространенная в древнем мире (https://ru.wikipedia.org/wiki/Левират), но напомнить излишним не будет. Если мужчина умирал бездетным (понятие «бездетность» имеет свои критерии, но углубляться нет необходимости), то его супруга должна либо выйти замуж за брата покойного («выход замуж» — эвфемизм, подлинное действие обозначается символичным словечком «ибум»), либо пройти обряд халицы в том случае, если иб…в общем, брать в жены эту женщину брат умершего не намерен. Есть и иные условия для реализации всей этой конструкции в практической плоскости: например, женщина должна быть способной к деторождению, чтобы «восстановить умершему имя в Израиле»; по этой причине 60-летней бездетной вдове никакие ибум/халица не грозят. Но наша-то вдова ещё ого-го, коль скоро утверждает, что родила ребенка, а невестка с ней соглашается (добавляя, что ребенок свекрови умер) — значит, вполне подпадает под условия. Неизвестно, конечно, есть ли братья в семье покойного мужа свекрови, но, предполагаю, что они должны быть, ведь в семьях в ту пору было не по двое-трое детей, а родители отчаянно стремились произвести на свет как можно больше особей мужского пола (в большинстве обществ того времени феминистские настроения были не в почете).

Тогда что получается? Четыре варианта, с учётом возможной перспективы, необязательно совпадающей с «Соломоновым решением»:

1. Пусть царь, он же судья, выносит решение, постановляющее, что умер ребенок невестки, и тогда, если в ходе разбирательств он ненароком разрубит мечом ещё и ребенка свекрови, то невестка будет свободна, как стая напильников над Парижем (у ее покойного мужа больше нет брата, который должен будет совершить ибум/халицу, когда повзрослеет, то есть достигнет возраста 13 лет). А вот у свекрови проблема: у ее покойного мужа не осталось детей (погибли первенец и второй сын, новорожденный), а вот братья, хоть и престарелые, у ее покойного мужа наверняка есть. В левират, таким образом, вляпывается уже свекровь. Здесь я не учла, что у ее покойного мужа могли быть ещё жены с детьми (предположим, их не было), или что у свекрови были от него и другие дети (например, дочери). Косвенно в пользу отсутствия и тех, и других свидетельствует тот факт, что в доме их не было, а находились там только эти женщины и их младенцы. У невестки в этом случае ребенок — тоже единственный, других нет, иначе пропадает предмет спора. Получается 1:0 в ее пользу.

2. Пусть в решении говорится, что умер ребенок свекрови, и тогда, если царь, пока судит, разрубит ребенка невестки, то невестка лишится сына, но и никакой левират над ней уже не довлеет: она может хоть завтра найти себе нового мужа. К детям в те времена относились проще, из разряда — умер Максим, и черт с ним. А у свекрови опять проблемы: нет у ее покойного мужа ни ребенка, ни внука (в hАлахе внуки считаются за детей) — значит, опять ей, выражаясь цитатой из ритуала, объявлять «имя в Израиле — дом разутого». 2:0 в пользу невестки.

3. Царь милостив и никого расчленять не порывается, а неродная мать достаточно хитра, способна убедительно сыграть роль и тоже демонстрирует желание отдать ребенка другой, лишь бы он выжил. Но суд тем или иным способом приходит к выводу, что настоящая мать живого младенца — свекровь. Тогда невестке ничего не остается, кроме как тоскливо дожидаться в течение 13 лет, когда этот мальчик вырастет и соизволит избавить ее от бремени одиночества. Свекровь не теряет ничего (это решение и вынес Шломо). Пока 2:1, все еще в пользу невестки.

4. Ребенок после суда остается в живых, и, согласно решению, он — сын невестки. В таком случае свекровь ничего никому не должна (т.к. внуки считаются за детей, а внук как потомок ее мужа — жив). Невестка тоже может выйти замуж после 24 месяцев, в течение которых она кормит ребенка: ведь у нее есть сын от покойного мужа, так что потомство он оставил, и о левирате речь не заходит. Вариант в пользу обеих, а общий счет — 3:2.

На мой взгляд, это и есть идеальное решение: женщины должны были тихо-мирно договориться дома о том, что выживший ребенок, кем бы он ни был в реальности — сын невестки, вместо того, чтобы выносить на суд свои склоки. В дальнейшем они могли бы вместе воспитывать оставшегося в живых ребенка, и никому из них не пришлось бы вступать в левиратный брак или «разувать» родственника. Наследство за умерших деда и отца получил бы мальчик.

Я, к сожалению, абсолютно, непоправимо испорчена, поэтому даже в этой — отнюдь не невинной, но и не злодейской — ситуации, в голову лезут кошмарные мысли. Коль скоро пришедшие к царю леди — суть «образы двух демонов от женского начала»(с), то и мыслить они должны были соответствующе; во всяком случае, невестка, согласившаяся разрубить младенца — точно. Что мешало ей просчитать всю эту логику заранее, после чего, отбросив «сверхценные идеи из области морали» и настроившись на «чистое зло, зло как искусство», тихонечко придушить ляльку подушкой? «Это же преступно» — придет в ужас всякий нормальный человек. А врать в суде и намереваться посредством суда устранить свою проблему (причем устранить в физическом смысле) — не преступно? Подозреваю, что она просто не догадалась: дальше, чем банально поменять детей местами, ее мысль не пошла.

Но, на самом деле, тут есть hалахическая тонкость, которую большинство не учитывает (она касается п.3): если два брата, как сказано, «не жили в одном мире» (אחיו שלא היה בעולמו), то и закон о левирате на них не распространяется. В таком случае, свекровь, которая родила второго ребенка уже после смерти своего первого сына, ни на какой левиратный брак свою невестку не обрекает ни при каких условиях — братья в одном мире не жили; один умер, когда другой еще не родился, а значит, невестке бояться нечего, и мотива для вранья насчет происхождения ребенка у нее нет. По сути, здесь отсутствует предмет иска, и становится неясно, зачем матроны вообще отнимали у суда время.

З.Ы. Хорошо, что в наше время есть тесты ДНК, способные эффективно и оперативно подобные вопросы разрешать:))

Обратная сторона благодетельности

Переношу в бложик старые записи из ФБ, которые из-за регулярных зависаний не успела скинуть ранее.

Некоторые вещи доходят до меня очень медленно — причина, должно быть, в нежелании расставаться с розовыми очками и избавляться от незамутненного взгляда на мир ради циничной, но зато максимально приближенной к реальности оценки происходящего. Вот, к примеру, широко известная (отнюдь не в узких кругах) экуменистка-благодетельница, таскающая за собой, словно щенка на поводке, мальчонку в коляске.

Мальчонка (сколько ему на данный момент? 12 лет? Больше?) практически не двигается, не говорит, ведёт овощную жизнь и нуждается в постоянном уходе специально обученного персонала — я так поняла, для этой цели приемной матерью нанято несколько нянь. Действительно, не сама же она будет коляску таскать, подгузники менять и зонд вставлять в пищевод — ещё чего, белы ручки марать. Очевидно, что ей мальчонка нужен исключительно для пиару.

Зачем же эта странная женщина так самоотверженно, если не сказать — остервенело — пытается несчастное существо «вывести в люди» — всюду его волочит, в школу записала, на всевозможные мероприятия берет? Я, привычная к прямому как шпала подходу, только сейчас сообразила, какой это на самом деле тонкий, изящнейший ход с ее стороны, либо со стороны тех, кто заказывает музыку (скорее, второе).А логика и впрямь очень ясная: на все, что не особо здоровое, смотреть не так уж приятно. В некоторых случаях ещё терпимо (в моем, например:)) хотя, возможно, я себе льщу), но в иных — без содрогания созерцать невозможно. Исправить ошибки (необязательно природы, зачастую врачей, осуществлявших родовспоможение) тоже не всегда реально. Нетрудно догадаться, какие чувства вызывает у подавляющего большинства Коленька, возня с ним, физиологические откровения его биологической матери etc.

А какие могут быть альтернативы? Программа Т-4? Но мы же все цивилизованные, современные люди. Поэтому (и в рассказе матери оно прозвучало), если не хотите, чтобы женщины отказывались от своих глубоко неполноценных детей, а общество несло дополнительную (в т.ч. финансовую) нагрузку, не нужно реанимировать нежизнеспособный плод, и стандарты оказания медпомощи необходимо создавать с тем же расчетом. По сути, оргиастические пляски Лиды с Коленькой — это такая пропаганда евгенических практик, причем тонкая и даже в чем-то красивая (наивняк не видит за этим ничего, окромя мишуры вроде «гуманизЬма» и «общечеловеческих ценностей»).

Отдельный вопрос про финансирование: кто-нибудь всерьез полагает, будто государство внезапно расщедрится и примется выделять семьям по 250 тысяч рэ, которые оно якобы даёт интернатам на каждого такого ребенка? Ага, держите карман шире. Да и интернатам в действительности таких сумм на детей не положено, разве что номинально (какова реальная бухгалтерия и куда расходуются средства, нетрудно догадаться). Все действия обсуждаемой персоны призваны показать: худо-бедно можно справиться только в том случае, если у тебя чуть ли не по семь нянек на каждого больного ребенка, совокупный бюджет фонда — свыше 900 млн (эти данные тоже были обнародованы, причем самой Лидой), а восьмичасовой труд на заводе, либо ещё какая-нибудь стандартная для населения этой страны работа не отвлекает внимание от драгоценного чада. Применимы озвученные критерии к исчезающе малому кол-ву населения — возможно, вообще к одной-единственной гражданке РФ. И это возвращает нас к ранее озвученной мысли о необходимости изменения стандартов и протоколов медицинской помощи в неонатологии в сторону их б0льшей суровости.

Настино несчастье, или о важности критериев даже в таком вопросе, как гиюр

Ай-бай!
Ленину-Сталину верили они,
Большевистской партии верили они,
Родному колхозу верили они.
Ай-бай!
(с) «Три ночи»

Как-то раз, придя в еврейскую общину маленького провинциального городка, я услышала от ее участников: «А что мы? Все мы явились сюда в здравом уме и твердой памяти, будучи уже сформировавшимися сознательными личностями. Но есть одна девочка, Настя, которой и 14-ти еще не исполнилось, и вот она — как наш праотец Авраам: уверовала в Единого Б-га сама, без чьей-либо помощи, а потом пришла в синагогу и заявила, что хочет стать еврейкой». «Дай-ка», — подумала, — «Я на эту девочку взгляну: вдруг и впрямь узрю чудо чудное, диво дивное, какового не отродясь не видывали в этом суровом северном приюте вечных странников». Дело в том, что есть у меня одна интересная способность — чувствовать подлинное и уметь отличать его от жалких аналогов, ведь подлинное настолько чудесно, и встречается оно так редко, тогда как суррогаты — повсеместны и гадки. Ну, а чтобы правое от левого отличить — для этого и способностей никаких не надо. В общем, некоторое время посматривала я на Настю издалека, а потом мы с ней как-то разговорились по пути на Лаг ба-Омер. Смышленая отроковица поведала мне о подробностях Воскрешения из мертвых после прихода Машиаха, почему-то сопровождая повествование нервным хихиканьем — мол, «в земле появятся каналы, и трупы со всех кладбищ по этим подземным ходам будут доставлены в Иерусалим, — ну, ты сама себе подобное представь, как это вообще реально, зомби-апокалипсис прямо». В ее исполнении эсхатологические откровения и впрямь воспринимались этаким наполненным небылицами сказом о том, как тверской купец Афанасий за три моря ходил; я хотела было обмолвиться про «лейцанут» (насмешничество), с которым следовало обходиться поосторожнее, но решила не мешать событиям идти своим чередом.
Тем не менее, по букве закона Настя не нарушала ничего — скорее, наоборот, устрожала; во всяком случае, в вопросе внешнего вида — точно. По меньшей мере странно было видеть юную девушку в одной и той же синей старушечьей юбчонке до середины икры и каких-то несуразных тулупах образца «колхозный шик», неизменно надеваемых ею в холодное время года. Зато для общины от несостоявшейся (как показали дальнейшие события) праведницы, определенно, был толк: она беспрестанно и, вероятнее всего, безвозмездно, сюсюкалась с раввинскими детишками, растя их леТора, лехупа улемаасим товим («Для Торы, свадьбы и добрых дел») и тем самым освобождая время матери семейства для занятий менее обременительными делами. Поскольку настина помощь в качестве няньки оказалась востребованной не только здесь, в забытом Б-гом городишке, но и в местах более прогрессивных, вскорости девица действительно отправилась за три моря, продолжив нянчиться, но уже с американскими детьми.
Накануне переезда я поинтересовалась, собирается ли она менять имя, надеясь, что, попав в благословенную Америку, Настя забудет страну исхода как страшный сон, равно как и все, что с нею может связывать. «Нет», — был ответ, — «Имя можно поменять только после гиюра, а гиюр мне пока не делали». Уж не знаю, пришлось ли ей трудиться только за еду гиюр, либо хозяева еще и приплачивали, но однажды заветное событие таки произошло: Настю искупали в ритуальном бассейне и нарекли аж двойным еврейским именем (как-то раз писала про замечательную личность, Лору-Двору, а эта пусть будет Лея-Саломея), о чем она тут же уведомила почтенную публику посредством социальных сетей.
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, а гиюр — не конец пути, а лишь его начало, почти по Гумилеву. Мало войти под крылья Шхины — нужно еще создать шлом байт, еврейский дом, но с этим как раз не возникало проблем даже у не обремененных особой ортодоксальностью половозрелых особей, которыми зачастую двигали сугубо биологические инстинкты, и не более того: все они каким-то чудом обзаводились вполне кошерным партнером, причем отдельные везунчики умудрялись породниться даже с коhэнским сословием. Но не такова оказалась наша Настя: она продолжала оставаться в гордом одиночестве, словно бы готовясь посвятить себя в старые девы. У меня есть некоторые соображения по этому поводу: скорее всего, суженого-ряженого девице не сыскалось по двум причинам. Первая — браки в ортодоксальном еврейском мире — это, если угодно, предприятие или «гешефт», посему мезальянсы там не котируются, и никому не сдалась вчерашняя гойка, нынешняя гийорет, без денег, без нормального образования и каких бы то ни было профессиональных навыков, без именитых родителей. Вторая — те, кто «пробили» и организовали Насте гиюр, не пожелали взять на себя ответственность за ее дальнейшую судьбу и, в частности, за обустройство ее личной жизни, не поторопились с этим, хотя следовало бы. Настя обречена была оставаться этакой вечной приживалкой, рабыней при царском дворе, пустоцветом, подобно Сонечке из романа Толстого, а, значит, и права на семью у нее не то что не было, но и отстаивать это право явно никто не спешил, а сама дева на выданье — не хотела или не могла. Как бы то ни было, с главной ролью женщины — рождением праведников — у героини сего поста, увы, не сложилось.
…Некогда преданная делу мировой революции традиции единобожия, устроенная воспиталкой в еврейский детский центр после возвращения из Америки в родную деревню, огиюренная Настя постепенно приуныла и обрела кислый вид. Но ведь, в самом деле: кому понравится пестовать чужих детей, подтирать им сопли да гузки в отсутствие каких бы то ни было перспектив, да еще и за довольно невысокий прайс (зарплаты в провинции вообще не радуют). Постепенно эта усталость вкупе с противоречиями между теорией и практикой копились-копились, а потом как ударили по зоне напряжения, и все рухнуло.
Из еврейского детского центра Настя сбежала, — только ее и видели. Маленький городок — считай, та же большая деревня, и среди населения быстро поползли слухи о том, что вчерашняя скромница натянула на свои округлые ягодицы даже не облегающие джинсы (ах, какой кошмар! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?), а — страшно представить — шорты, поэтому ляжки ее, еще вчера тщательно скрываемые под покровом цниюта («скромности»), теперь открыты всем ветрам. Слухи вскоре обрели основания: обнаружилась новая страница Насти в соцсетях, и ладно бы она просто выставляла там свои фото в красных труселях (этим в наше непростое время грешат многие, и никого такими видами не удивишь). И даже не в апостасии дело — мало ли разуверившихся, «возвратившихся к вопросам», хотя, в отличие от ислама, где, по выражению заклятого друга, «вход рубль — выход два», из евреев выхода нет в принципе, и гер, пускай и отрицающий самые основы, остается гером. Плохо другое: Настя aka Лея-Саломея безраздельно подпала под теневое отражение сфиры Гвура, превратившись в двуногий придаток идеи и начав творить совсем уж невообразимое непотребство — славить во весь голос убийц миллионов, Ленина-Сталина, и сам людоедский коммунистический строй, а всякого, кто пытался призвать ее к совести и напомнить о прежних идеалах — беззастенчиво банила. На ее стене вместо стихов, некогда посвящаемых цадикам и главам поколений, теперь красуются оды «комсомольцам-добровольцам», «пионерам-всем ребятам примерам» и «вечно живому дедушке Ленину» вперемешку с осуждающими «религиозное мракобесие» опусами, а сама Настя (разумеется, уже получившая партийный билет КПРФ), катается по организуемым коммуняками мероприятиям и поклоняется каменным истуканам «вождей». С прискорбием констатирую, что мужа она себе так и не нашла, хотя еще не вечер — авось, шансы встретить пламенного коммуниста будут более высоки, нежели заполучить в качестве супруга кошерного еврея.
…Откровенно говоря, этот пост — не о ведущейся на пропаганду дурехе и не о тех, кто не умеет разбираться в людях; он — о важности критериев. Меня, простую гойскую женщину, на сей счет никто не спрашивал, и все же не могу молчать: разве это нормально, когда «в евреи» принимают по факту оказанных конкретной семье или всей общине услуг, пусть даже весьма ценных? Или что еще требуется для прохождения гиюра — юный возраст, смазливое личико, демонстрируемая на людях фанатичная увлеченность идеей, сочинение душещипательных виршей про Любавичского Ребе? Вот, к примеру, есть Валя Кузьмина, которой чего только не предлагали: и метрики прапрапрабабушки поискать, и недешевые генетические тесты пройти, и в Москву переехать, одного только никто ей не сделал: собственно, гиюра. А почему бы не помочь ей с этим вопросом? Это будет честным, бескорыстным поступком, совершенным не за «красивое спасибо» и даже не за помощь по уходу за детьми, а лишь потому, что человек искренне верит в Б-га, добросовестно трудится, соблюдает и…ничем вам, дорогие евреи, не обязан. Конечно, и вы можете ответить, что тоже ничем не обязаны ему, но ведь…разве не за тем отправился Израиль в рассеяние, чтобы к нему присоединились геры? По сравнению со второпях огиюренной девочкой Настей, Валя стала бы праведной прозелиткой.

Татьяна Толстая: как глубоко бывает зарыт талант

После зажигания субботних свечей отчего бы не поразмыслить над тем, как причудливо тасуется колода?
Рассказывают, что Татьяна Толстая снизошла до выступления в Петербургской хоральной синагоге. Там она жеманилась и причитала — мол, бедная родственница, сирая да убогая, если чем и знаменита, то разве что осьмушкой еврейской крови, от прадедушки перепавшей. Впрочем, вскоре от нее же самой выяснились занимательные подробности, как в том анекдоте — «Не Иванов, а Рабинович, не в лотерею, а в преферанс», и не только от прадедушки, но и от прабабушки:
«Татьяна Толстая занимается изучением своей родословной и даже сдала тест ДНК. Он показал, что у нее четверть еврейской крови, а не восьмая часть, как она думала всю жизнь. Татьяна Никитична объясняет это тем, что, возможно, жена прадеда София Васильевна Семичова также была еврейкой, но скрывала свое происхождение».
Хорошо, что я не жила в сучье время, а то однозначно сделалась бы чинушей какого-нибудь Главного Управления расы и поселений, и занималась на работе тем, что скрупулезно вычисляла бы процент еврейской крови, присущий тому или иному бедолаге из числа соотечественников. К этому делу у меня, определенно, талант, и если склонность к «противной стороне» удалось мало-помалу изжить (кто-то выдавливает по капле из себя раба, а кто-то — антисемита), то умение видеть то, на что следовало бы закрывать глаза, никак не поддается моему контролю. Воистину, не надо быть экспертом по нордическому происхождению, чтобы, просто взглянув на Татьяну Никитичну, безапелляционно констатировать: перед нами hалаха в чистом виде, а одна восьмая — это вот я, например.

Думаю, на час Ч и документы, подтверждающие соответствующие обстоятельства, в семействе Толстых сохранены, разве что едва ли они понадобятся. Но ведь и про старуху бывает…интересное кино, поэтому я решила все же перепроверить (вдруг ошибка?), и разобрала ее родословную (для вдохновения рекомендую заключительную часть недельной главы Ваишлах, там про связь поколений много интересного, особенно если читать с комментариями). Сделать это удалось пускай и не в пару кликов мышкой, но и не путем приложения титанических усилий.
Татьяна Никитична заявляет про прадеда и прабабку — с какой же стороны кроется это, как выражались в одной придурковатой статейке, «достояние прародителей»? Сначала посмотрим по папе, коим является профессор физики Никита Алексеевич Толстой. В свою очередь, его отец, «красный граф» Алексей Николаевич Толстой, с происхождением темнил, но, как бы то ни было, Шапиро в его родне отсутствовали — сомнения были лишь в биологическом отцовстве графа Николая Александровича, поскольку жена его (прабабка Татьяны Никитичны, Александра Леонтьевна Тургенева), убежала к любовнику, некоему Бострому, уже будучи беременной, причем непонятно от кого — от мужа или от любовника. Так что, тут все чинно, и громкая фамилия, доставшаяся писательнице по наследству — ярчайшее тому подтверждение.
Смотрим дальше — мама папы (жена «красного графа») — Наталья Васильевна Крандиевская-Толстая, личность тоже небезызвестная: поэтесса, писательница, мемуаристка. Ее мама, прабабка Татьяны Никитичны — Анастасия Романовна (в девичестве Тархова), тоже баловалась пером, хотя о ней энциклопедические источники умалчивают — но, в любом случае, словосочетание «прабабка Софья Васильевна Шапиро» к ней неприменимо по определению. А вот про отца Натальи Васильевны, Василия Афанасьевича Крандиевского, есть статья в Википедии — он родился в семье священника в Ставропольской губернии. Полностью отработали отцовскую линию — все чисто, едем дальше.
Начинается, по выражению Юдика Шермана, несравненного, самая мякотка писечки: маменька Татьяны Никитичны, Наталья Михайловна Лозинская, характеристика которой исчерпывается обозначением родства: дочь Михаила Лозинского, о котором отзываются как о поэте-акмеисте, переводчике, создателе советской школы поэтического перевода. Лозинский Леонид Яковлевич, отец Михаила Леонидовича, тоже отличался любовью к литературе — по крайней мере, в воспоминаниях детей отмечается, что зарубежные произведения он читал в оригинале, а также собрал значительную библиотеку. В свою очередь, его отцом был Яков Лозинский из Гродно, женившийся на Елизавете Маттисон, которая родила пятерых детей (в том числе сына Леонида, прадедушку нашей барышни Татьяны) и умерла, после чего вдовец нашел вторую жену, Клавдию Семеновну Новинскую. Елизавета Маттисон во всей этой истории лично меня не смущает — вероятнее всего, она была или немкой или какой-нибудь шведкой (допустим, как Анна Гроссшопф из родословной Ленина). Зато сам Яков Лозинский из Гродно (это, получается, для Татьяны Никитичны аж прапрадедушка) вызывает ряд подозрений. В известном ведомстве, где кандидатов на предмет особенностей их генеалогии проверяли аж до 1750 года, бедолагу Артемия Лебедева измучили бы крамольными вопросами, но мы тихонечко эту пикантность обойдем и двинемся дальше — точнее, возвратимся на одно колено назад, ибо и так слишком глубоко копаем. Вернемся к супруге Леонида Лозинского (прабабке Татьяны Толстой по материнской линии) — для начала предстоит выяснить, кто она вообще такая, хотя бы как зовут. В энциклопедических источниках никаких упоминаний о ней нет, поэтому пришлось полазать по биографиям — например, в этом сочинении рассказывается, как одна из татьяниных старорежимных двоюродных бабушек (так, кажется, именуется эта степень родства?), «гневно отвергнув новые порядки», намылилась до Парижу, а вместе с ней и маменька, Анна Ивановна. Анну Ивановну можно посмотреть здесь — и, очевидно, это совсем не та иголка в стогу сена, что мы вознамерились отыскать. Поэтому переходим к самому интересному — прямой материнской линии.
Кстати говоря, матрилинейное родство — это то, с чего следует начинать и чем в общем случае следует и удовлетвориться (за исключением «половинок», которые и так почти всегда видны по фамилии и отчеству). Действовать, впрочем, нужно с поправками на то, что скоро все эти способы перестанут работать вовсе, как описано в обзоре, посвященном Амине Окуевой, ныне покойной. Бабушкой Татьяны Никитичны по прямой материнской линии была ее тезка, тоже Татьяна, но информации об этой персоне не так уж и много — придется снова лезть в мемуары, либо же сразу идти вверх по восходящей линии, и почитать об ее отце, том самом таинственном прадеде, про которого поведали недавно собравшимся в зале Петербургской хоральной синагоги. «Борис Михайлович Шапиро (Шапиров) родился в Одессе, в семье еврея из купеческого сословия» — сказано в общедоступных источниках, а его жена, София Васильевна Семичова — та самая скрывающая свое происхождение прабабушка, на осторожность которой сетует Татьяна Никитична. Ой вэй, как назло, эта женщина оказалась мамой бабушки по маме, словно бы по заказу:)) Удивительное совпадение! Как глубоко бывает зарыт талант!
На сайтах типа geni.com, rodovid.org иже с ними нет никаких данных об основных биографических вехах четы Шапиро, хотя сами эти люди там есть — поэтому трудно вычислить, когда именно, в какой период своей жизни (а жизнь у него была насыщенной) военврач Борис Михайлович надумал жениться. Можно попробовать зайти в обход — отдельные публикации содержат, по крайней мере, сведения о годах жизни его дочери, Татьяны Борисовны: 1885-1955 — значит, и женился ее отец не позднее 1885 года. В то время он уже не жил в Одессе — возможно, был ординатором в Николаевском военном госпитале Санкт-Петербурга, тогда в Петербурге супруги и познакомились. Каким именно образом (не через еврейские ли круги), история умалчивает. Затем Шапиро поселились в неподалеку от местности, где нынче располагается коттеджный поселок «Академические дачи», — там у них было большое имение. На каком-то краеведческом форуме я перечитала массу подробностей о том, как жили-поживали господин Действительный тайный советник и его благоверная, и даже ознакомилась с некоторой корреспонденцией (она тоже подробно обсуждалась на форуме). Например, Ее Превосходительству Софии Васильевне Шапировой летом 1913 года кланялся некто Миша, отправляя открытку из Петербурга через Терийоки в Ваммельсуу:

«Дорогая Муся! Пишу в поезде в Луге. В пути ничего не выйдет, качает отчаянно (нрзб) я на пароходе так не качался. Ан. Викт.(?) шлет письмо и громадную корзину цветов роз белых, акаций и проч. Очевидно придется кончить в Петербурге. Приехал в 4 часа домой. У С. В. не был, ведь только завтра можно получить. Цветы поставил в воду, плохо отходят. Пойду за хлебом выйду к Гуревичу. 20-е. Сейчас получил 4 письма: 2 от тебя, из Японии и от Ограновича. (Далее нрзб).
Целую, кланяюсь, Миша».

Не мог ли «Миша» быть Михаилом Леонидовичем Лозинским, мужем Татьяны Борисовны (урожденной Шапиро) и, соответственно, зятем Софии Васильевны? Тем более, что он «практически всю свою жизнь прожил в Петербурге», а, значит, и в 1913 году, на момент отправки письма, вряд ли куда-то уезжал. Первый ребенок в семье Михаила и Татьяны Лозинских родился в 1914 году, — следовательно, летом 1913-го дед и бабушка мадам Толстой уже были если не в браке, то в близком знакомстве. Но вышеприведенные предположения не дают исчерпывающего объяснения тому, почему Миша называет Мусей свою гипотетическую тещу — разве что «Муся» и было одним из ее «подлинных» имен, которые, как известно понимающим, часто даются детям в еврейских семьях, помимо «официального» имени. Тем более, что имя «Муся» в еврейской среде если не широко распространено, то достаточно употребимо — точно.
Татьяна Никитична, поздравляю вас, соврамши — вы не четвертинка и тем более не восьмушка, вы стопроцентная hалахическая еврейка, что засвидетельствует любой раввин, стоит вам только пожелать.

Наивная попытка «увести» юрлицо

В РБК со ссылкой на FinExpertiza была опубликована статья о рекодном сокращении числа юридических лиц, зарегистрированных в Санкт-Петербурге — по представленным данным, в настоящий момент в городе федерального значения функционируют лишь 314,9 тыс. организаций, что за последние 10 лет стало наименьшим показателем.

Необходимо отметить, что это далеко не все беды, преследующие владельцев бизнеса в РФ вообще и в Петербурге в частности, — незадолго до Нового года некоторые учредители фирм, зарегистрированных в регионе, столкнулись с очередной схемой мошенничества, которая, хотя и рассчитана на простаков, все же имеет шансы успешно реализоваться хотя бы в одном случае из 10. Суть ее состоит в следующем: сначала на номер телефона генерального директора (телефон пробивается по базам типа Spark, фокус-контур или сливается недобросовестными сотрудниками налоговых органов) поступает звонок от некой дамы, которая представляется работником аутсорсинговой фирмы, заключившей контракт с органами государственной власти на поиск участников предстоящего аукциона (sic!). Понятно, что уже на данном этапе всякие разговоры с мошенниками можно сворачивать — акционы и конкурсы проводятся посредством специально определенных площадок, участие в них предполагает регистрацию и (обычно) внесение залога, процедура выбора победителя также формализована, и никакие разговоры с неизвестными личностями ни на йоту не приблизят к успеху в этом деле желающих заполучить контракт.

Тем не менее, чтобы понять суть развода кроликов-чемпионов, можно и поиграть — задаем вопрос: «Почему вы обратились именно к нам?», получаем предсказуемый ответ: «Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, ваша фирма зарегистрирована в Петербурге, и коды видов экономической деятельности соответствуют техническому заданию», затем интересуемся условиями контракта, на что слышим новогоднюю сказку: «Ну, вы понимаете, Комитет объявлял конкурс, был выбран победитель, однако он отказался от исполнения контракта, и теперь до праздников нужно найти нового исполнителя. Естественно, придется немного «упасть» по цене, но ведь это возможно?»
Из последних сил стараясь не расхохотаться, просим выслать на электронку информацию о контракте; через некоторое время приходит письмо, оформленное в лучших традициях торговцев гербалайфов и медиацыганщины, и содержащее следующий (очевидно, копипастом рассылаемый) текст:

«2000ЧАСОВ!Оплата за часы.ТЗ
Высылаю Вам тех.задание. Бюджет для данного проекта уже выделен и его сумма составляет 8 000 000 рублей. Сможете ли вы организовать это с понижением стоимости выполнения работ от 10%? При положительном ответе, в кратчайшие сроки жду от вас обратной связи для дальнейшего сотрудничества».

К нему прилагается и ТЗ на оказание услуг Комитету по физической культуре и спорта города Санкт Петербурга, явно взятое с портала госзакупок. Телефон по базам спамеров не бьется, мыло тоже — чистенькие. Некоторое время сидим тихо, типа обдумываем удивительной щедрости предложение, после чего заявляем, что на все согласные, а потому готовы исполнить любой каприз, который пожелают господа хорошие, только бы не упустить свой шанс:)) Изначально возникло предчувствие, что сейчас конфиденты попросят перевести залог на чей-нибудь счет, и на этом игра закончится, но нет — все оказалось чуточку хитрее. Следующим письмом был выслан «перечень документов для конкурсной процедуры» (опять же, все необходимые документы в случае участия в процедуре торгов участник загружает на площадку, где торги проходят), среди которых разве что черта лысого не было — и сканы приказов о назначении исполнительного органа\решений об избрании, и копии деклараций, и справки по персоналу\материально-технических ресурсах, и сведения об ЭЦП, и копии сертификатов\лицензий, — в общем, только ключ от квартиры, где деньги лежат, не попросили. Получив такое письмо, мы заскучали и продолжать общение не стали, но были и те, кто названивал предприимчивым ребятам в надежде озадачить их вопросом — «Для чего вам все это нужно?» (как будто непонятно), но ответившая им девочка, похоже, обслуживала большое кол-во единовременно разводимых, и потому запуталась в показаниях: «Вы по вопросу контракта на клининговые услуги?», тогда как фирма специализировалась на услугах совсем иного плана, и ТЗ было выслано вовсе не на клининг. Видимо, это тот случай, когда количество явно вредит качеству, а идейные борцы за денежные знаки безбожно смешивают теплое с зеленым (хотя в действительности им что клининг, что правовые услуги — без особой разницы). Очевидно, незадачливых директоров, выславших затребованные документы, в дальнейшем ожидает «угон» фирмы через оформление недействительной ЭЦП, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ввиду приключившейся истории был сделан звонок непосредственно в Комитет и сообщено о том, что некие проходимцы своими действиями влияют как минимум на репутацию учреждения, посему, если сотрудники Комитета желают, могут обратиться в компетентные органы (нам с некоторых пор заниматься этим неохота, коль скоро господа правоохранители откровенно пренебрегают своей работой).

Некоторые размышления о демографическом кризисе

В июне 2008 года я написала дипломную работу по теме «Прогнозирование численности населения. Анализ алгоритмов прогнозирования», в которой при помощи кубической модели прогнозирования вычисляла изменения показателей здоровья населения Новгородской области,
Российской Федерации и Северо-Западного федерального округа на ближайшие три года (2008-2010 г.г.).
В данной работе анализировались восемь показателей здоровья, и какой-то особой точностью прогноз в результате не отличился (очевидно, ввиду незамысловатости /используемой математической модели), хотя отдельные значения оказались близки к /реальным, — например, смертность по РФ за 2008 год, рождаемость по Новгородской области за 2008 и 2009 годы:



[Ncmo – общая смертность, Nrg –  число младенцев, родившихся живыми]

Теперь очевидно, что матмодель нужно было дополнять компонентом, позволяющим учесть более отдаленные периоды (90-е и в особенности 40-е годы прошлого века), чтобы вовремя скорректировать тренд и внести в результирующее значение изменения, обусловленные событиями тех периодов. Но этого сделано не было, да и задачи усложнять модель передо мной не стояло, ведь
это был всего лишь диплом специалитета. Если бы я продолжала разрабатывать эту тему и вообще имела бы хоть какую-то склонность к исследованиям в данной сфере, могла бы, наверное, и кандидатскую защитить (но предварительно пришлось бы проверить работоспособность модели, прогнозируя показатели несколько лет подряд и добиваясь неизменного попадания «в яблочко»).

Как бы то ни было, из реальной, а не смоделированной ситуации становится ясно, что и приветы из прошлого, и сегодняшние неоптимальные условия жизни сказываются на показателях здоровья, притом отнюдь не в лучшую сторону — депопуляция стремительно нарастает, призрак вырождения бродит по России:

Collapse )

Разумеется, ни одно из этих предложений жулики и воры претворять в жизнь не станут, можно даже не надеяться, и положение будет лишь усугубляться. «Потому и страшно».




Язык до успеха не доведет

Обычно не комментирую такую ахинею, но в данном конкретном случае не смогла пройти мимо, потому что скинули линк и еще носом торнули:

«Как просторечие отнимает у ваших детей будущее»

Лично мне в профессиональной деятельности употребление диалектных слов и выражений никак не мешает. Касательно же «стратификации общества», «оформления слоев», — о, да, действительно: появилась каста неприкасаемых жуликов и воров, чьи деточки предусмотрительно отправлены учиться в Швейцарию и Британию (вовсе не затем, чтобы радовать оставшихся на родине чистотою языка), и всех остальных, являющих собою «новую нефть», приносящую доход за счет постоянного повышения налогов и сборов. При этом, само собой, пастуху неважно, насколько чисто и пронзительно блеет овечка. Автор — полное и абсолютное убожество, выдающее следствия за причины и пытающееся на этом сделать хайп. Презираю его не менее, чем один мой знакомый — офицеров (офицеры руками могут что-то делать, — например, мне операцию сделали, а эта бестолочь только на яндекс.дзене умеет балакать).
Дети будут иметь отставание и не станут топ-манагерами, как хочет эта филологическая дева, не потому, что они говорят «угурец», а лишь в силу того, что не имеют достаточной наглости, чтобы грабить себе подобных и паразитировать на них, а также ввиду того, что их родители к жуликам и ворам не принадлежат, и нет у них мохнатой лапы, чтобы отпрыска втащить на олимп к этим «небожителям» (хотя еще вопрос: а надо ли?). Живя в РФ, не понимать этого и ставить успех в зависимость от умения правильно говорить — это либо крайняя наивность, либо тупость, либо просто издевательство над читателями.
З.Ы. На правах иллюстрации: «мочить в сортире», «когда схватили за одно место», «нашли дураков», «тюкать до гробовой доски», «жевать сопли», «от мертвого осла уши», «если бы у бабушки были определенные половые признаки, она бы стала дедушкой», «не знаю, чего там на яйцах рисуют», «сделать операцию, чтобы уже ничего не выросло», «выковыряли из носа и размазали по бумажкам», «презервативы повесили» — список можно продолжать еще долго.
В этой стране сложные отношения с русским языком никогда не мешали ничтожествам вставать во главе.







О хомячках (причем отнюдь не Навального) и инбридинге

Почитала спойлеры к 8-му сезону Game of Thrones и недоумеваю, зачем выходящие в последнее время сериалы открывают окно дискурса, столь активно эксплуатируя ранее табуированную тему инцеста, учитывая, что инцест — табу еще с ветхозаветных времен. Ведь одно дело, когда об этом вскользь упоминается в каком-то одном эпизоде, и совсем другое, если чересчур близкие отношения между родней прочно вписаны в канву сюжета, а то и составляют фундаментальную ее часть (как в сериале «Taboo»).

У меня все это безобразие вызывает стойкое омерзение ввиду неудачных опытов инбридинга животных, которые доводилось осуществлять в юности. Дело в том, что, когда мне было лет 16, мы с мамой побывали на Апрашке и приобрели там двух разнополых («Чтобы им скучно не было») ангорских хомячков, — такие пушистые комочки бледного розового цвета, порождающие неудержимое желание взять их в руки и потискать. Назвали питомцев Федей и Зиной (мда…особой фантазии в выборе имен никто из нас не проявил). И все было хорошо, кроме одного — хомяки так быстро размножались, что мы банально не успевали всех их раздать, несмотря на то, что активно рекламировали приплод среди знакомых и даже давали объявления. Так у нас появилась их юная дочка Зюся, которая успела вырасти во взрослую особь прежде, чем мы нашли ей хозяев (а выросших хомяков почему-то разбирали неохотно). В отличие от своих нежно-розовых (классическая валирийская внешность, хаха:)) мамы и папы, Зюся обладала пятнистым черно-желтым окрасом, и шерсть у нее сильно отличалась от родительской, — была на ощупь более жесткой и длинной. Мы не успели ее вовремя отсадить из общей клетки — а по правде говоря, даже и не подумали об этом, — и она понесла от своего отца. Хомячиха-мать стала нападать на собственное дитя, и только тогда мы догадались посадить Зюсю в отдельную банку, где ей жилось гораздо комфортней. Но постепенно я стала понимать: что-то идет не так…Беременность Зюси длилась слишком долго, гораздо дольше, чем это бывало у ее матери, Зины. Бедная девочка даже пыталась убежать от неминуемой смерти — однажды ночью она каким-то образом выбралась из банки и спряталась в двойную стенку плиты (нашли беглянку по шороху, который она там производила). Чтобы ее оттуда вытащить, пришлось пассатижами раскурочить всю стенку, проковыряв в ней огромную дыру…Наконец, живот бедняжки раздулся до такой степени, что она уже не могла передвигаться, а только лежала брюхом кверху в небольшой коробочке, куда я ее пристроила. Я, вдохновленная рассказами подружки (она с восторгом поведала однажды, как разрезала беременную аквариумную рыбку и обнаружила внутри «мелких рыбешек, покрытых какой-то зеленоватой слизью»), и понимая, к чему все идет, тоже хотела разрезать страдалице пузо и вынуть детей, пока они еще живы, но вот беда — был будний день, я отправилась в школу, а когда вернулась, оказалось, что Зюся уже померла. Sad but true.

Но куда более жутким оказался другой опыт. Каюсь — на сей раз, после гибели Зюси, он был предпринят осознанно: мне хотелось посмотреть, родятся ли дети у Зины и ее сына (имени которого я не помню вовсе). Результат — дети таки родились, аж пять штук, но длилось их существование недолго, поскольку, скорее всего, новорожденные изначально имели некие несовместимые с жизнью пороки. В этой связи поведение многострадальной Зины было вполне рациональным: она сначала втаптывала их в пол клетки, а затем пожирала, и делала так, пока не расправилась со всеми. Кстати говоря, внешне отпрыски этого помета ничем не отличались от нормальных хомяков, которые рождались прежде, но, видимо, их мать чувствовала неладное, потому и уничтожала нездоровое потомство.

Должно быть, древние люди, наблюдая подобные прискорбные исходы, обратили внимание на закономерность и ввели соответствующие запреты на благо будущих поколений. Вероятно, если случать не первое поколение со вторым, а второе между собой или вообще боковые линии, то такого кошмара и не будет, а риск сведется к минимуму, но с тех пор я таких экспериментов над несчастными зверушками больше не проводила, и желания их ставить, откровенно говоря, не возникает.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Администрация Новгород.ру вступилась за экс-сожительницу Беса?

«Бывший директор «ТВС-Новгород» подозревается в хищении 3,5 млн рублей», — сообщает интернет-ресурс Новгород.ру, который я периодически почитываю, и добавляет — «с февраля 2008 года компанией «ТВС-Новгород» руководил Андрей Соколовс. В августе 2012 года решением общего собрания участников его освободили от этой должности. Новым руководителем стала Мария Никольская». О Марии Никольской мне известно мало, поскольку перипетии чужих судеб, вообще говоря, мое внимание особо не привлекают, однако и Новгородский районный суд, и новгородские СМИ неоднократно осведомляли всех желающих о том, чем именно эта дама знаменита:

«На сайте Новгородского районного суда Новгородской области появилась информация о гражданском деле, связанном с наследованием имущества. Истцом выступает Мария Николаевна Кравченко, дочь новгородского предпринимателя Николая Кравченко, широко известного в узких кругах как «Коля Бес». Ответчиками по гражданскому иску являются Никольская Мария Владиславна, сожительница Николая Кравченко, в настоящее время фактически возглавляющая телекомпанию «Триада», некто Кравченко В. Н. (предположительно — еще один сын Николая Кравченко) и администрация Великого Новгорода».

Не менее любопытное чтиво об отношениях между покойным Бесом и г-жой Никольской можно созерцать и по этой ссылке. И вот, пользуясь случаем, я не преминула оставить к заметке на Новгород.ру следующий безобидный комментарий, в котором нет ничего не то что противозаконного, но и даже некорректного:

«А госпожу Никольскую (тесно знакомую с небезызвестным Колей Бесом и даже имеющую от него ребенка) тоже к ответственности привлекли? Или она честная женщина?;))»

В свою очередь, публикуя такой комментарий, я и предположить не могла, что он вскорости будет отредактирован модератором, который удалил все, что касается Беса (почитать об этой эпической фигуре времен бандитского заповедника подробнее можно тут), полностью изничтожив смысл написанного и оставив лишь пустую выхолощенную оболочку:

«А госпожу Никольскую тоже к ответственности привлекли? Или она честная женщина?;))»

Будучи немало удивлена, я обратилась за разъяснениями к администрации ресурса, поинтересовавшись, почему, на других сайтах (включая сайт суда) информацию о том, что Никольская — мать ребенка Коли Беса, публиковать можно, а в комментариях к новостям на Новгород.ру — нельзя, и не цензура ли это? Увы — Михаил Кривый не снизошел до ответа, и это очень прискорбно. Но, по крайней мере, вы теперь знаете кое-что еще о свободе слова в новгородском сегменте Рунета. Или покойный Бес так грозен, что местные журналисты боятся его даже после смерти?

Mirrored from Zhenny Slavecky.