Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

(no subject)






Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

(Статья 19 Всеобщей декларации прав человека)

promo nibaal декабрь 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

"Lord of the Flies" - Зверь выходит из моря

С упоением продолжаю изучать одну небезынтересную сущность, таящуюся в нас самих - не то чтобы это помогает мне в прохождении испытаний (скорее, наоборот:)), но позволяет сделать множество удивительных открытий. На сей раз, желая как следует всмотреться в Бездну, взялась за "Lord of the Flies" - странно, что прежде эта вещь мне не попадалась.

1. "Джек откашлялся и бросил небрежно:

– Он говорит, что зверь выходит из моря".

Море символизирует пучины бессознательного, где таится исток теневой стороны личности - той самой Тени по Юнгу, которая или проходит интеграцию, или целиком поглощает личность, делая ее носителя одержимым. Маленькие дети в силу своей близости к изначальным аспектам бытия, к его корням, архетипам (чем меньше им лет, тем ярче это проявляется) реагируют на теневые инвазии более непосредственно, не предпринимая попыток загасить первый ответный импульс психологическими защитами в виде рационализации - отсюда боязнь темноты, зверей. У детей до определенного возраста еще не сформировано доброе начало (יצר הטוב), им нечем защищаться. Малыши в романе первыми заговаривают про Зверя, а Джек, позволивший силе Зверя впоследствии полностью проявиться, выступил интерпретатором их страхов.

Collapse )

Бедная Маня


В начале марта я специально взяла на работе два библиотечных дня (имея право брать по одному такому дню каждую неделю, я как гиперответственный работоголик этим правом не пользуюсь), чтобы прооперировать Маняха, а после операции безотрывно находиться с ней рядом. Операция — мастэктомия и овариогистерэктомия — прошла успешно, Манюх быстро оправился, несмотря на не самое оптимистичное заключение хирурга сразу после выполнения оперативного вмешательства, — врач отметил, что у кошки была пиометра, и что если бы я не принесла ее в клинику, животинка, скорее всего, вскоре померла бы. Не будучи склонной к столь радикальным выводам, я, тем не менее, с того момента настоятельно убеждаю знакомых, у которых живут нестерилизованные кошки, воспользоваться акциями типа SpayDay и избавить свою питомицу от последующих страданий. Религиозный закон оценивает эту практику отрицательно, запрещая стерилизацию домашних животных, однако в ряде случаев операция оправдана, поскольку позволяет сохранить здоровье, а порой и жизнь особи.




Collapse )


Дренаж абсцесса

В эту сумму вошли также лекарственные препараты, которые кошке нужно колоть по расписанию после операции, и еще порядка 200 рублей стоило такси до дома. Таким образом, более выгодного варианта лечения животных в Питере мне встречать еще не доводилось, хотя я давно искала клинику, где нет банального вымогательства и где врачи заинтересованы не в том, чтобы «обуть» хозяина, а в первую очередь в выздоровлении пушистых пациентов. Главное, не перехвалить их теперь, чтобы не испортились:))




С животным за рубеж — необходимые корректировки алгоритма действий на 2018-й год

Три года назад мне доводилось отправлять за границу (в государство Израиль) собаку, о чем я спустя некоторое время написала заметку, где и отразила поэтапно процесс подготовки документов для реализации этой непростой затеи. Теперь, ретроспективно окидывая взором те минувшие благословенные времена, понимаю: очень многое изменилось, притом не в лучшую сторону, а изложенная ранее информация нуждается не просто в корректировке, а в полном пересмотре в связи с тем, что в отношении ввозимой живности политика иностранных государств, в том числе Израиля, значительно ужесточилась, и проскочить «на авось» теперь уже не получится точно. А между тем, как следовало из приобретенного опыта, еще три года назад было вполне реальным провезти собаку или кошку даже без анализа на титр антител к бешенству, — никто попросту не обращал на это ни малейшего внимания, равно как и на правильность заполнения ветеринарных сертификатов. Причины того, почему ситуация изменилась столь кардинальным образом, будут изложены ближе к концу этой очередной инструкции по ввозу братьев наших меньших в Израиль. Необходимо отметить, что процесс импорта их в иные государства, за исключением Австралии и Новой Зеландии, отличается ненамного, а что касается упомянутых двух стран, то не исключаю, что у меня в недалеком будущем как раз и возникнет квест по транспортированию собаки в одну из них через третью страну, — в случае его успешного выполнения я буду с полным правом именовать себя экспертом в этой области и даже начну давать консультации (обещаю оказывать консультативную помощь всем желающим безвозмездно, то есть даром:))

Итак, что потребуется для начала? Начальные условия для получения разрешения на въезд от израильской ветеринарной службы по так называемой «упрощенной форме» не изменились: обработка от блох\паразитов, дегельминтизация, все необходимые прививки (включая прививку от бешенства, сделанную не ранее, чем за 30 дней до поездки), чипирование, ветеринарная книжка. Тест на определение титра антител к бешенству, в отсутствие которого в 2014 году нам вместе с животным удалось преодолеть израильскую границу, на сей раз становится обязательным, поскольку его данные указываются в сертификате здоровья, а сертификат здоровья (veterinary sertificate for domestic dogs&cats, форма которого будет приведена ниже) ветеринарная служба аэропорта им. Бен-Гуриона проверяет нынче очень внимательно. Указанный тест можно сделать в Финляндии; в Санкт-Петербурге свои услуги по забору крови и транспортировке ее в Финляндию предлагают посредники, в числе которых — фирма «Элвет» (чьей помощью мы и воспользовались). Удовольствие совсем не дешевое: на момент июня 2017 года нами было отдано за этот тест более двадцати тысяч рублей. Подозреваю, что за год цена еще выросла. Одно радует: при условии регулярной (не реже одного раза в год) вакцинации от бешенства повторно проводить тест не потребуется. После проведения теста лаборатория выдаст свидетельство об анализе, которое должно содержать сведения о том, что титр антител к бешенству у животного превышает 0,5:

Collapse )

Еще пару слов скажу о достаточно редко встречающейся ситуации — перевозке птиц декоративных пород (попугаев, канареек). Здесь немного отличается форма национального сертификата (не забудьте про круглую печать!):

В остальном алгоритм оформления документации тот же самый, с той лишь разницей, что за 45 дней до предполагаемой поездки нужно прийти в государственную ветклинику, где вы будете оформлять впоследствии справку №1, и попросить установить за птицей наблюдение (чистая формальность — на деле наблюдать никто не будет), а также уточнить, нужно ли сдавать кровь на анализ для исключения тех или иных заболеваний. Это может потребоваться в том случае, если территория региона, где вы живете, неблагополучна, например, по птичьему гриппу, но, если никаких болезней не зафиксировано, то в клинике, скорее всего, ответят, что кровь сдавать не нужно (в нашем случае так и произошло). Прививок птицам не делают, а вот чип для пересечения границы требуется обязательно (в приведенном выше образце сертификата указываете его номер). Еще есть тонкий момент: птица должна родиться на территории России, либо находиться там в течение как минимум шести месяцев до поездки (это указывается в сертификате международного образца по форме 5А на второй странице). Если в вашем случае дело обстоит иначе, обратитесь за консультацией в Россельхознадзор для уточнения порядка дальнейших действий.


Mirrored from Zhenny Slavecky.

Михаэль Гитик о трех духовных уровнях и трех направлениях работы в мире

23 ноября, в четверг, в Петербургской хоральной синагоге состоялась очередная встреча с Михаэлем Гитиком, которая началась с нетривиального вопроса из зала — «Почему у евреев принято давать двойные имена?» Ответ на этот вопрос таков — оказывается, это не hалаха (еврейский закон), а обычай, причем этот обычай противоречит еврейской традиции, но устоялся в народе и жив по сей день. Возник он лет 200-300 назад у ашкеназов, которые называли родившихся детей двойными именами, в честь умерших бабушек и дедушек, и с тех пор укоренился. Однако многие не рекомендуют ему следовать, поскольку Каббала объясняет, что имя — это название сути, с которой человек приходит в мир, и родители получают намек на эту суть, когда дают новорожденному имя (на них нисходит как бы «малый пророческий дух»). В отличие от клички, которая выражает наиболее характерную особенность, имя выражает сущность. В свою очередь, Имя Всвышнего здесь, в нижних мирах, выражается через Израиль. А если у еврея нееврейское имя — так это считается, что нет имени вовсе, а только кличка.

Далее лектор вспомнил талмудическое изречение — «Вы говорите: «Время идет». Безумцы, это вы проходите!», которое прежде уже сопровождалось примером: наблюдатель смотрит на через узкую движущуюся бойницу, видя меняющиеся кадры; нечто похожее постулировал о времени и Роберто Орос ди Бартини, когда сравнивал субъекта, действующего во времени, с идущим по дороге путником, держащим в руке фонарь. Та часть пути, которую он уже прошел, скрылась во тьме; та, которая лежит впереди, еще не освещена им, но обе части, несомненно, существуют во время движения, что бы ни думал на сей счет сам движущийся.

Затем разговор зашел об абсолютных праведниках, уровень которых не раз становился предметом таких встреч, хотя никто из нас, скорее всего, абсолютных праведников («ламед-вав цадиким») в жизни не видел, и едва ли нам вообще доведется хотя бы с одним из них познакомиться. Кстати, здесь, в мире, они вообще практически незаметны, и в дальнейшем об этом еще будет сказано несколько слов. Прежде всего, почему абсолютных праведников 36 (хотя это тоже объяснялось прежде)? 23 мудреца составляли малый Санhедрин, который был полномочен наказывать за нарушения законов Торы ударами плетьми. Но были и такие дела, вынесение вердикта по которым требовало созыва Верховного Суда — Санhедрина — в котором заседал 71 судья. Большая часть от 71 — 36, так что, раз наш мир существует, то как минимум это количество абсолютных праведников в нем еще действует, и они голосуют за существование нашего мира. Как видим, их выбор сильно отличается от того, который предстоит делать нам, но и уровень их совсем иной. Кстати, любителям задавать крамольные вопросы, всерьез полагающим, что в таких вопросах есть какая-то глубина, могу прокомментировать — уровень абсолютных праведников в сравнении с нами, простыми смертными, недостижимо высок, но это еще не уровень Машиаха, приход которого ознаменует конечное исправление («гмар тиккун»). По сути, сравнивая их состояние с Нирваной, автор этой аналогии хочет тем самым сказать, что абсолютные праведники способны полностью контролировать и свой метаболизм, и свое дыхание; могут, подобно йогам, 40 и более дней находиться под землей и дышать порами, но никоим образом не уподобляет состояние мира, которое достигается путем конечного исправления, с теми парадигмами, которые выстроены в рамках альтернативной (неавраамической) системы мира — той системы мира, которую приняли дети Аврааhама от Ктуры, снабженные «словами нечистоты» и отправленные на Восток, подальше от любимого сына Ицхака и появившегося от него в дальнейшем еврейского народа, которому была завещана праотцом земля Кнаан. То есть, некая аналогия, безусловно, есть, но она очень условна. Если дойти до предела абсурда таких аналогий, то можно найти сравнения и в идолопоклонских культах, потому как «одно напротив другого создал Творец», а значит, там непаханое поле для аналогий и заимствования терминов:)) Вообще говоря, относительно вопросов — не могу не согласиться с раввином Эссасом, сказавшим, что «обычно духовные наставники и учителя не любят лишь вопросы, за которыми нет ничего, кроме желания «поговорить просто так», не любят искусственно выстроенные диалоги, когда человек, спровоцировавший разговор — неискренен». Но это так, отвлечение от темы. Вернемся же к встрече с Гитиком.

Collapse )

Об абсолютных праведниках сказано, что они как будто и не живут в нашем мире (словно эти закопанные на 40 дней йоги); они находятся фактически не в этом мире вообще. Это «резиденты-одиночки», скрытые от посторонних глаз. К слову, основоположник хасидизма, Бааль Шем Тов, был абсолютным праведником, вынужденным пойти на раскрытие и тем самым на понижение своего уровня. Абсолютного праведника невозможно убить, в худшем случае он умирает сам, по своему желанию, и есть малоизвестная история, которая это иллюстрирует. В неком гетто (я забыла, в каком, но Гитик называл место) во время Второй мировой войны проводился фарбренген, и ребе вдруг сказал — «Сегодня мы будем есть фрукты Земли Израиля». Сначала никто ничего не понял, но когда ребе повторил это во второй раз, один из хасидов вдруг вспомнил, что, действительно, ему — кто бы мог подумать?! — пришла посылка от родственников из Палестины, хотя никакие посылки прежде в гетто не допускались. Он принес ее, и оказалось, что там — апельсины. Ребе брал их по одному и бросал своим хасидам, и уже много лет спустя они вспомнили, что всякий, поймавший апельсин, выжил, а остальные сгинули в лагерях. Когда фарбренген закончился, ребе просто лег на кровать и…умер. Хасиды похоронили его в тот же день, а когда за ними пришли, оставалось только сказать, что ребе уже нет в живых. Каким уровнем нужно обладать, чтобы просто лечь и заставить себя умереть, спасая при этом всех, кого еще можно спасти? Потому и считается, что полные праведники умирают по своему желанию, а убить их невозможно. Они контролируют себя каждую минуту и ощущают, что постоянно стоят перед Б-гом; ведут непрекращающуюся молитву, неумолкающий диалог с Б-гом, которого не слышно снаружи, поэтому полные праведники тоже незаметны, скрыты от взора простых людей. Мы их не видим, только некоторые праведники способны их обнаружить, и то не всегда. Такому представлению есть объяснение из Торы — Вс-вышний поднял пар от земли, а дождя еще не было, поэтому растения не росли. И лишь когда был создан Адам из грязи (от смешения воды и земли), он помолился, после чего пошел дождь, и растения устремились вверх. Отсюда и вывод о том, что абсолютный праведник постоянно молится.
А наш уровень — это контроль речи; мы подобны маленьким детям Б-га, которые учатся разговаривать и произносить не бессмысленные, точные слова.

О хомячках (причем отнюдь не Навального) и инбридинге

Почитала спойлеры к 8-му сезону Game of Thrones и недоумеваю, зачем выходящие в последнее время сериалы открывают окно дискурса, столь активно эксплуатируя ранее табуированную тему инцеста, учитывая, что инцест — табу еще с ветхозаветных времен. Ведь одно дело, когда об этом вскользь упоминается в каком-то одном эпизоде, и совсем другое, если чересчур близкие отношения между родней прочно вписаны в канву сюжета, а то и составляют фундаментальную ее часть (как в сериале «Taboo»).

У меня все это безобразие вызывает стойкое омерзение ввиду неудачных опытов инбридинга животных, которые доводилось осуществлять в юности. Дело в том, что, когда мне было лет 16, мы с мамой побывали на Апрашке и приобрели там двух разнополых («Чтобы им скучно не было») ангорских хомячков, — такие пушистые комочки бледного розового цвета, порождающие неудержимое желание взять их в руки и потискать. Назвали питомцев Федей и Зиной (мда…особой фантазии в выборе имен никто из нас не проявил). И все было хорошо, кроме одного — хомяки так быстро размножались, что мы банально не успевали всех их раздать, несмотря на то, что активно рекламировали приплод среди знакомых и даже давали объявления. Так у нас появилась их юная дочка Зюся, которая успела вырасти во взрослую особь прежде, чем мы нашли ей хозяев (а выросших хомяков почему-то разбирали неохотно). В отличие от своих нежно-розовых (классическая валирийская внешность, хаха:)) мамы и папы, Зюся обладала пятнистым черно-желтым окрасом, и шерсть у нее сильно отличалась от родительской, — была на ощупь более жесткой и длинной. Мы не успели ее вовремя отсадить из общей клетки — а по правде говоря, даже и не подумали об этом, — и она понесла от своего отца. Хомячиха-мать стала нападать на собственное дитя, и только тогда мы догадались посадить Зюсю в отдельную банку, где ей жилось гораздо комфортней. Но постепенно я стала понимать: что-то идет не так…Беременность Зюси длилась слишком долго, гораздо дольше, чем это бывало у ее матери, Зины. Бедная девочка даже пыталась убежать от неминуемой смерти — однажды ночью она каким-то образом выбралась из банки и спряталась в двойную стенку плиты (нашли беглянку по шороху, который она там производила). Чтобы ее оттуда вытащить, пришлось пассатижами раскурочить всю стенку, проковыряв в ней огромную дыру…Наконец, живот бедняжки раздулся до такой степени, что она уже не могла передвигаться, а только лежала брюхом кверху в небольшой коробочке, куда я ее пристроила. Я, вдохновленная рассказами подружки (она с восторгом поведала однажды, как разрезала беременную аквариумную рыбку и обнаружила внутри «мелких рыбешек, покрытых какой-то зеленоватой слизью»), и понимая, к чему все идет, тоже хотела разрезать страдалице пузо и вынуть детей, пока они еще живы, но вот беда — был будний день, я отправилась в школу, а когда вернулась, оказалось, что Зюся уже померла. Sad but true.

Но куда более жутким оказался другой опыт. Каюсь — на сей раз, после гибели Зюси, он был предпринят осознанно: мне хотелось посмотреть, родятся ли дети у Зины и ее сына (имени которого я не помню вовсе). Результат — дети таки родились, аж пять штук, но длилось их существование недолго, поскольку, скорее всего, новорожденные изначально имели некие несовместимые с жизнью пороки. В этой связи поведение многострадальной Зины было вполне рациональным: она сначала втаптывала их в пол клетки, а затем пожирала, и делала так, пока не расправилась со всеми. Кстати говоря, внешне отпрыски этого помета ничем не отличались от нормальных хомяков, которые рождались прежде, но, видимо, их мать чувствовала неладное, потому и уничтожала нездоровое потомство.

Должно быть, древние люди, наблюдая подобные прискорбные исходы, обратили внимание на закономерность и ввели соответствующие запреты на благо будущих поколений. Вероятно, если случать не первое поколение со вторым, а второе между собой или вообще боковые линии, то такого кошмара и не будет, а риск сведется к минимуму, но с тех пор я таких экспериментов над несчастными зверушками больше не проводила, и желания их ставить, откровенно говоря, не возникает.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Поход в «Хижину енота»

Стала замечать за собой, что пишу преимущественно о разного рода негативных событиях и фактах, не вызывающих никаких светлых чувств (но ведь и впрямь: «не мы такие, а жизнь такая»), и совершенно упускаю из виду положительно окрашенные моменты, которые дарят радость и улыбку. Посему, дабы слегка разнообразить контент, расскажу о славных зверушках, которых нам довелось наблюдать в минувшие выходные в «Хижине енота» (из названия становится ясно, о каких зверушках пойдет речь), что расположена недалеко от площади Восстания (ул. Тележная, д. 13, корпус 2). У заведения есть своя группа, где можно забронировать посещение, почитать отзывы (в основном восторженные) и полюбоваться фотографиями питомцев.

Прежде чем получить возможность поиграться с енотами, необходимо переобуться и тщательно помыть руки, поскольку животные чувствительны к инфекции, переносчиками которой могут быть люди, непременно старающиеся потискать малышей. На сегодняшний момент экспонируются только три енота, и они действительно еще совсем маленькие, четырехмесячные, по размеру сравнимые с кошкой, а вообще еноты вырастают размером со среднюю собаку, и во взрослом возрасте достигают веса более десяти килограмм. Представляете, если такая туша взберется вам на спину?;)) А они очень любят лазать по людям, будто по деревьям:))

Collapse )

В общем, всем и каждому, кто обладает свободным временем и небольшой денежкой, рекомендую поближе познакомиться с этими милейшими существами, — о посещении «Хижины енота» вы точно не пожалеете.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Муськино горе: все хорошо, что хорошо кончается

В завершении эпопеи с лечением Муськи на мои отзывы откликнулись сотрудники клиники им. Айвэна Филлмора, чьи сентенции можно увидеть по ссылке. Ничего ценного и полезного, на мой взгляд, в их снисходительных беседах не содержится, за исключением запоздалых пояснений анестезиолога (как бы они пригодились мне раньше, когда я действительно в этом нуждалась!). Кстати, в той же ветке встречаются и настоящие «крики души» — одна женщина даже обещала подать на клинику в суд за то, что врачи угробили ее собаку. Лично я судиться ни с кем не буду (да и Муська моя, к счастью, жива-здорова), но и обращаться туда, как уже сказала, больше не стану точно. Анестезиолог в одном из своих комментарием предложила позвонить хирургу с вопросом о целесообразности проведения кошке химиотерапии — нет уж, благодарю, мне есть куда вложить свои скудные накопления, и кошку я больше мучить не буду.

Мир, к счастью, не без добрых людей — знакомая (та самая, из моего первого поста, у которой умер котик от почечной недостаточности) порекомендовала мне своего ветеринара, — девушку, приходившую колоть ее коту уколы, и она по телефону ответила на все мои вопросы, коих накопилась масса, причем сделала это абсолютно бесплатно, отказавшись от денег за консультацию. Прежде всего, меня интересовало, в течение какого времени продолжать инъекции антибиотика, — ведь Муськина задница уже на третий день была вся исколота, а предстояло еще семь дней мучений. Решение было таким: антибиотики отменяем на седьмой день, если состояние швов оставалось нормальным (то же самое подтвердил и хирург). Поскольку шов не гноился и в принципе был в порядке, антибиотики я действительно отметила на седьмой день.

Collapse )

Теперь, по крайней мере, уколы и перевязки остались в прошлом, зато кошка расшалилась, стала взбираться на труднодоступные места — я даже опасалась, как бы она себе чего не сломала, в таком-то обмундировании:)) Но все обошлось, и через четыре дня после снятия швов (рекомендуют выдержать от трех дней до недели, но я не стала долго мариновать ее в этой броне) попона и воротник были убраны, и Муся получила вожделенную свободу. А мне тем временем пришли результаты ее гистологии — как выяснилось, это действительно был рак (низкодифференцированная карцинома молочной железы):

В рекомендациях значилось: Контроль X-ray / эндоскопия / УЗИ брюшной / грудной полости / других органов (квартал, полугодие), осмотр региональных лимфатических узлов, но химиотерапию не назначали. Очень хочется верить, что больше никаких испытаний нас не ожидает, и Муська проживет спокойную долгую жизнь.


Mirrored from Zhenny Slavecky.

Муськино горе: алчность рвачей против героизма хозяев

…Продолжаю дальнейшее описание наших ветеринарных передряг: около девяти вечера того же дня я, измученная нарзаном ожиданием, показавшимся бесконечным, вернулась в клинику им. Айвэна Филлмора, где Муське к тому моменту должны были завершить операцию по удалению одной гряды молочных желез (тотальная мастэктомия). Действительно, вскоре мне отдали переноску, в которой сидела кошка, едва оклемавшаяся от наркоза. Глаза у нее были остекленевшие, на тушку натянута попона — больше ничего толком не разглядела. Молоденькая девушка-анестезиолог вручила мне нижеприведенный документ, заповедовав делать внутривенные инъекции антибиотика под названием «цефотаксим» дважды в день в дозировке 0,2 гр. и дважды в день обрабатывать шов хлоргексидином и левомеколем:

Передержку она не предложила; впрочем, я и не согласилась бы — она там баснословно дорогая: один день пребывания животного буквально на вес золота. Вопрос о том, как именно я буду делать внутривенные инъекции и перевязки, естественно, тоже никого из этих лекарей не заботил. У кассы меня ждал сюрприз — если вы собираетесь лечить свое животное в этой клинике, обратите, пожалуйста, на этот пункт пристальное внимание. По прейскуранту клиники им. Айвэна Филлмора стоимость операции составляет 8000 (восемь тысяч) рублей (сейчас, судя по представленному на сайте прайсу, она увеличилась до десяти тысяч — видимо, ребята вошли во вкус), но это только цена самой работы, без учета диагностических исследований, на которые я уже истратила более трех тысяч рублей, а также не включая необходимые для операции материалы и наркоз, о стоимости которых дамы на кассе ранее заявляли, что это обойдется недорого, «всего около полутора-двух тысяч рублей, совсем немного» (см. предыдущий пост). Так вот — хотите узнать, что значит «немного» по мнению персонала ветеринарной клиники им. Айвэна Филлмора? Это сумма, практически равная стоимости самой операции:

Итог — при указанной на сайте цене операции в 8000 (восемь тысяч) рублей я выложила за нее 15852 (пятнадцать тысяч восемьсот пятьдесят два) рубля 48 копеек! Конечно, следовало бы не платить им вообще ничего, а просто развернуться и уйти, и пускай бы эти ушлые господа и дамы потом пытались бы реализовать свои растущие аппетиты посредством обращения в суд (чего бы они наверняка делать не пожелали, поскольку это сопряжено со значительными трудностями), но в тот момент я не стала скандалить, поскольку была не в том состоянии, на что, впрочем, и делался расчет со стороны этих дельцов. И впрямь: крайне сомнительно, что хозяин, чей любимец только что перенес операцию и с нетерпением ждет возвращения домой, примется устраивать разбирательства возле кассы в надежде пресечь попытку развода на деньги (хотя в отзывах такие хозяева встречались — честь и хвала людям с железной выдержкой, к коим я, увы, не отношусь). Кстати, в основном выдержку и волю демонстрируют именно мужчины — все-таки женщины более ранимые и эмоционально нестабильные существа. Заплатив эти немалые для меня деньги (девочка-то нищая, как вы помните), я подхватила переноску с Муськой и поскорее оттуда свинтила.

По наивности своей я думала, что сейчас приду домой, вытащу Мусю из переноски, заброшу в какой-нибудь дальний угол и по обыкновению займусь своими делам, поэтому вызвала такси, и мы покатили. Вы не представляете, как мне повезло, что свистопляска, начавшаяся по приезду домой, не случилась прямо в машине — в противном случае водитель наверняка куда-нибудь врезался бы на полном ходу, обезумев от того воя, который издала Муся, едва только я попала в квартиру и закрыла за собой дверь. Видимо, наркоз ей ввели именно в такой дозировке, чтобы он отошел ровно-ровно к возвращению, потому что кошка вдруг заорала не просто дико, а душераздирающе — я никогда не слышала, чтобы животные так орали. К тому же, она начала со всей силы биться в переноске — пришлось ее оттуда вынимать и качать на руках, как младенца — только в этом положении она успокаивалась хотя бы на несколько минут…Никаких обезболивающих мне с собой не дали — анестезиолог предупредила, что ветеринары в России подвергаются за это уголовному преследованию, так что питомцы, которых после операций забирают домой, вынуждены мучиться от боли, порой невыносимой. В очередной раз посылаю тысячу проклятий на тех выродков (по сути, они являются убийцами и живодерами), которые издеваются над животными и людьми, законодательно закрепляя эти изуверства и запрещая продажу блокирующих боль препаратов — чтоб им сдохнуть в муках, и пусть ни одна живая душа им не поможет!

Вот так, с орущей Муськой на руках, я принялась названивать в клинику в надежде узнать, как можно в этой ситуации помочь кошке и чем вызвано столь тяжелое ее состояние. Я стойко переношу собственную боль, но мучения ни в чем неповинного существа неизменно вызывают у меня смятение, поэтому слезы сами лились из глаз, и сдержать их я не могла. Эту слабость в клинике им. Айвэна Филлмора мне не простили — взявшая трубку девица обозвала меня «истеричкой», нахамила сполна, а под конец разговора заявила, что никто мне помогать не будет, потому что у них сейчас пересменок, и никого из врачей нет. Посыл был ясен — «Мы получили ваши деньги, а дальше пропадите вы со своей кошкой пропадом — нас больше ничего не интересует». Тогда я принялась дозваниваться до анестезиолога, которая, несмотря на якобы имеющий место быть пересменок (в 11 вечера, ага), все же взяла трубку и посоветовала снять с кошки попону (та пыталась содрать ее с себя лапами, запутываясь в тесемках и причиняя себе дополнительную боль), а по поводу анальгетиков констатировала уже известный мне факт: препаратов для обезболивания нет, посему терпите, как хотите.

Вот мы и терпели: всю ночь Муся орала, металась, шипела, соскакивала с места и пыталась куда-то убежать (наверное, хотела забиться в темное место), и даже Манях, которая тоже каким-то образом очутилась в комнате, понимала, что подружке очень плохо, но ничем не могла помочь, поэтому от испуга принялась нападать на меня, думая, что это я мучаю Муську. Манях разодрала мне ногу в четырех местах до кости (теперь на всю жизнь остались страшные рубцы), но тогда я этого даже не почувствовала — настолько мне было не до своих проблем. Маняха, впрочем, потом все равно выпроводили из комнаты, с Муси сняли попону и держали кошку только в толстых строительных перчатках, чтобы она никого не поцарапала. Под попоной обнаружился огромный продольный шов через весь живот, от передней лапы до зада:

Врачи из других клиник, к которым я впоследствии приводила кошку, глядя на это, восклицали — «Что это за франкенштейн?!», а мне приходилось лишь грустно улыбаться — «Ну вот, так зашили»..Уже под утро я, будучи физически не в состоянии сидеть рядом с кошкой и присматривать за ней, положила ее в переноску (переноска довольно просторная, в виде корзинки), сверху поставила канистру с водой, чтобы она не выбралась, и легла поспать хотя бы несколько часов, так как было уже невмоготу. В любом случае, разлизать свой шов в переноске Муська не смогла бы — там совсем мало места и слишком неудобно это делать.

…Часа через три я проснулась — впереди ждало множество дел. Прежде всего, нужно было закупить кучу шприцов разных видов: на 10 миллилитров (чтобы делать инъекции физраствора в холку, так как кошка не пила, и нельзя было допустить обезвоживание), на 5 мл (для цефотаксима) и инсулиновые (у них тонкие углы, а укол цефотаксима крайне болезненный, поэтому я решила применить этот «лайфхак»). Также понадобился физраствор и, собственно, антибиотик, а также для обработки швов — хлоргексидин и левомеколь. За что я терпеть не могу питерские аптеки — в большинстве из них нет даже физраствора (более того — там не сыщешь днем с огнем и йод с зеленкой), поэтому обойти пришлось аж четыре аптеки, чтобы купить все, что требовалось. В ветстанции я купила еще вторую попону, на смену первой, если она вдруг загрязнится — хотя по большому счету вторая попона оказалась не особо и нужна.

…Для кого-то последний бой — он трудный самый, а у меня каждый раз самое трудное дело — это что-то начать, потому что еще ничего не знаешь и не умеешь, а делать уже нужно. Для начала я развернула Муську боком и посмотрела на тот ужас, который творился у нее на животе. Воистину, это был кошмар — бритое пузо и идущий по нему жуткий разрез, прихваченный нитками (качество фото тоже ужасное, но других нет — не до фото было):

Мне стало очевидно, что тереть по такому шву ватным диском, смоченным хлоргексидином — это самоубийство прежде всего для меня самой (кошка просто разодрала бы такого «целителя»), поэтому ватный диск я подставляла под шов, а из бутылки с хлоргексидином лила жидкость прямо на этот шов, постепенно продвигаясь от удаленного лимфоузла к хвосту. После этого намоченные места предстояло аккуратно подсушить (тоже ватным диском, слегка дотрагиваясь им до кожи), а сверху наложить мазь. Левомеколь накладывала следующим образом: ватный диск сворачиваем пополам, наносим на него полоску мази, и прикладываем ко шву — так обрабатываем сантиметр за сантиметром. За ночь боль немного утихла, так что, пускай и с горем пополам, но Муська позволила мне провести обработку. Теперь можно надевать попону — это тоже непростая история, и я здесь слегка облажалась, завязав тесемки #6 и #7 просто у нее на спине (а надо было крест-накрест, иначе седьмая пара падала и волочилась потом, открывая пространство для разлизывания). Но меня никто не учил, поэтому делала так, как умела, по наитию. Вторую попону я стирала, — к вечерней обработке она успевала высохнуть, и я меняла ее, даже если первая не успела загрязниться или намокнуть.

Теперь уколы: в холку все колется очень просто — набираем в шприц 10 мл. физраствора, оттягиваем пальцами кожу на холке, находим как бы «ямочку» и втыкаем шприц туда (втыкайте, не бойтесь — кошке практически не больно в этом месте). Вводить предельно медленно, как многие советуют, не нужно — это не капельница, поэтому спокойно давим на поршень, и секунд за 30 вся жидкость попадает внутрь (может образоваться как бы небольшой горбик). Что касается цефотаксима, то здесь действуем следующим образом (внутривенные инъекции делать не умею, и ну их к черту; ограничилась внутримышечными): сперва набираем в пятимиллилитровый шприц пять мл. физраствора, затем вводим их во флакончик с антибиотиком и тщательно взбалтываем. Далее из флакончика набираем 1 мл, не больше (можно меньше — например, 0,7 мл) вещества и вкалываем кошке внутримышечно — в бедро, в его заднюю его часть. Имейте в виду — укол крайне болезненный, поэтому орать тварька будет страшно, и лучше заменить на этом шприце иглу, поставив туда иголку от инсулинового шприца. Так вы выиграете несколько секунд — кошка не почувствует, как вы вторнули иглу, и вы сможете быстро впрыснуть антибиотик. Но желательно, конечно, чтобы животное придерживал кто-то еще — я наловчилась делать самостоятельно (точнее, у меня просто не было выбора — домочадцы, увидев квест, который мне предстоит, внезапно разъехались по делам), но поначалу с уколами были проблемы. Обычные внутримышечные уколы удобно делать, когда кошка лежит на боку (так я прокалывала курс антибиотиков Маняху), но из-за болезненности цефотаксима почти наверняка начнутся попытки вырваться, так что лучше посадите вашего пушистого друга так, чтобы попа немного свисала — например, со стола, — а ваш напарник пускай стоит спереди и придерживает передние лапки. Так вы легко сможете воткнуть иглу и быстренько впрыснуть лекарство, а кошка, почувствовав боль от введения вещества, наверняка рванется вперед, и тут напарник ее подхватит. Фиксировавший Муську был в тех же строительных перчатках, которыми мы держали ее ночью, а потом, когда я колола ей уколы самостоятельно (перчатки, сами понимаете, в этом случае не наденешь), Муся грызла мне руку:)) До сих пор остались следы от царапин и укусов.

Вообще, после столь серьезных хирургических вмешательств животное требует передержки в стационаре, которая, по идее, должна входить в стоимость операций (и, как мне кажется, я заплатила более чем достаточно, чтобы кошка за эту сумму побыла там пару дней, избавив меня от необходимости демонстрации чрезмерного героизма). Но — мы живем в России, а здесь сами знаете какие реалии. За свои же деньги я получила только лишний геморрой стресс и громадное кол-во возни вместе с риском попросту потерять кошку, а другой бы просто оставил животное дома, без всяких операций и уколов, — даже зная, что без лечения скотинка умрет. И — надо самому через все это пройти, чтобы пришло подлинное осознание, — после пережитого мне не в чем будет такого хозяина упрекнуть.

Продолжение: «Муськино горе: все хорошо, что хорошо кончается»

Предыдущая часть: «Муськино горе: незамысловатые способы развода на деньги, практикуемые ветклиниками»

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Муськино горе: незамысловатые способы развода на деньги, практикуемые ветклиниками

Предыдущий пост на эту тему завершался констатацией печального факта: порой справиться своими силами невозможно — животному нужна хирургическая операция, и, если колоть уколы, обрабатывать раны, и даже назначать лекарства, поискав описание симптомов в Сети, многие из нас, включая меня, вполне способны, то самостоятельно провести операцию — едва ли. Волей-неволей приходится искать клинику и идти на поклон к ветеринарам, — чем, собственно, я и занялась.

Ветеринарных клиник в Петербурге — пруд пруди; все великолепие отзывов о них доступно, к примеру, по ссылке (слабонервным не читать!). Но, вообще говоря, я там ничего и не читала, сразу отправившись в расположенную неподалеку ветстанцию нашего района, пока что — исключительно для консультации. Суть моего вопроса состояла в следующем: у Муськи на брюхе обнаружились два незначительных по объему уплотнения, за которыми я стала наблюдать, заметив, что в течение пары недель они пусть и не особо сильно, но все же увеличились, и это меня насторожило. Придя к ветеринарам вместе с кошкой на осмотр, я услышала неоптимистичный вердикт (который, впрочем, мне был ясен и до осмотра): у кошки развились новообразования, которыми страдают практически все (более 90%) нестерилизованные животные старше 10 лет. Делать пункцию новообразований бессмысленно и даже вредно — за 3-4 дня после пункции опухоль, ежели она злокачественная, рискует разнестись через лимфу по всем внутренним органам кошки, и тогда уже ничего не поделаешь — животное умрет. Поэтому в случаях появления новообразований, которые в большинстве своем в этом возрасте и в этой локализации являются злокачественными, необходимо делать операцию — удалять одну молочную железу (регионарная мастэктомия) или всю гряду сразу (тотальная мастэктомия), до кучи вырезая и подмышечный лимфоузел, где чаще всего «гнездятся» раковые клетки. Для этого следует, соответственно, провести клинический и биохимический анализ крови, чтобы знать нужные показатели, а затем, если все нормально, приступать непосредственно к операционному вмешательству. По моей просьбе Муське сделали выписку, что обошлось в 500 рублей.

Теперь предстояло выбрать конкретную клинику — в ветстанцию я решила не обращаться по той причине, что цены там считались общепризнанно дорогими. Сейчас я о своем решении жалею — по сравнению с тем заведением, куда мы в итоге попали, поход в ветстанцию обошелся бы гораздо дешевле и был бы комфортнее, а разгадка одна: от добра добра не ищут, а лучшее — враг хорошего. Как бы то ни было, для начала, даже не назначая пока операцию, нужно было сделать как минимум анализы крови — под ответственность хозяина без анализов операцию делать мало кто не возьмется (хотя в той же ветстанции согласились, и надо было их предложением воспользоваться). И здесь я допустила первую ошибку — ни в коем случае нельзя безоговорочно доверять советам знакомых (которые, в свою очередь, руководствуются советами своих знакомых, а те — своих, и так — до бесконечности). В ряде случаев потом выясняется, что этот первый знакомый, порекомендовавший что-либо и заявлявший о своем знакомстве с сотрудниками конкретной организации, на самом деле общался с ними раз в жизни, да и то — по служебной необходимости; дружескими отношениями с этими людьми не связан (или связан, но не с ними, а с двоюродным братом мужа сотрудницы;)), и по сути такое знакомство превращается в бесплатное приложение для привлечения в организацию новых клиентов. Всегда выбирайте сами, риски оценивайте тоже сами, и бремя ответственности за свой выбор несите тоже самостоятельно — тогда вы, по крайней мере, никого не будете винить, а главное — вы, скорее всего, не ошибетесь (во всяком случае, могу сказать это за себя — мой самостоятельный выбор почти всегда является правильным, зато, пойдя на поводу у кого-нибудь, я постоянно ошибаюсь). Короче — чтоб еще раз!:)) Но, возвращаясь к вопросу — по совету приятеля для производства анализов была выбрана клиника имени Айвэна Филлмора (кстати, они за последний месяц обновили себе сайт — видать, поток клиентов позволил им это сделать), находящаяся у черта на куличках и совершенно неудобная в смысле маршрута, которым пришлось до нее добираться (это заняло едва ли не два часа, хотя я живу не на юге города). В этой клинике, как заверил знакомый, к тому же работала жена его друга, которая могла меня проконсультировать дополнительно после взятия анализов крови (забегая вперед, поясню, что термин «проконсультировать» подобало бы заменить более релевантным — «развести на деньги»).

Collapse )

В качестве информации к размышлению можно привести следующую историю, произошедшую еще в 80-е годы: в свое время меня, шестимесячного ребенка, мать отдала на операцию без всякого УЗИ сердца и с флюорограммой, на которой были видны признаки пневмонии (почему педиатр и не давал никак согласия на вмешательство). Однако, хирург, печально известный г-н Беркунов, решил, что это просто дефект пленки, и даже начал операцию, во время которой у меня изо рта пошла слизь и забила всю дыхательную трубку — так, что я едва не задохнулась. И в дальнейшем никаких анализов, кроме стандартных (анализы крови и ЭКГ) мне не делали, хотя на операции ложилась не только в Новгороде, и в Петербурге тоже. А здесь, получается, для кошки нужно провести стопятьсот видов анализов, большинство из которых являются попросту излишними, или результаты которых, со всей очевидностью, находятся в пределах нормы (иначе хозяин просто оставил бы кошку умирать дома, понимая по состоянию, что ее дела совсем плохи). В итоге результаты УЗИ оказались совершенно нормальными, как и предполагалось — так зачем мы вообще делали УЗИ? Чтобы отдать за него лишние 600 рублей и вновь удостовериться в том, о чем знали и раньше?

Наконец, около четырех часов дня кошку наконец-то (о, чудо!) забрали на операцию, предложив мне оставить свой номер телефона и пойти погулять — дескать, когда все закончится (а на это отводилось около 4-5 часов), мне позвонят, и можно будет вернуться, забрать кошку, после чего ехать с ней домой. Довольная, я так и поступила, полагая, что все мытарства уже позади. Наивная! Наши мытарства только начинались…

Mirrored from Zhenny Slavecky.