Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

(no subject)






Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

(Статья 19 Всеобщей декларации прав человека)

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

Как я переболела ковидом, ничего об этом не зная

Некоторое время назад с горем пополам удалось записаться на сдачу антител, после чего назначили экзекуцию. Я явилась туда заранее и застала очередь из страждущих принять участие в исследовании популяционного иммунитета. В очереди стояли не только взрослые дяди и тети, но и годоваси-тугосери на руках у мам. Хочу отметить грамотную организацию процесса: всем выдают бахилы, дважды обрабатывают руки антисептиком, очередь нигде не задерживается, людей оперативно отправляют на процедуру в кабинеты, чтобы не кучковались в проходах. Дети не орут, не ноют, потому что им быстро делают необходимые анализы и выпроваживают вон.
Меня тоже сразу отвели в кабинет, проверили id (при отборе выдавали номера, но я видела, что некоторые посетители заходили и без них), и буквально секунд за 30 взяли кровь из вены. Никто не жаловался, как в обычных поликлиниках, что, мол, в вену не попасть, или что кровь густая, в пробирку не течет. Видимо, если руки растут из нужного места, то и проблем никаких не возникает. Кроме того, подсказали лайфхак: в тех же поликлиниках на проколотую вену обычно кладут вату, завязывают бинтом и просят согнуть локоть, подержав так какое-то время. После этого почти всегда образуется синяк. Так вот: не нужно сгибать руку, тогда и синяков не будет. Достаточно приклеить бактерицидный пластырь, как на фото, и все пучком:))

Collapse )


Дежурная врач посмотрела на нас с сожалением, спросила, ездили ли мы за рубеж (смеется что ли?) и изрекла, что, скорее всего, у нас коронавирусная инфекция, но, поскольку тесты тогда нигде еще не делали, а на рентген направлять, по мнению врача, не было причин, то будем считать, что это ОРВИ, поэтому и лечить как ОРВИ. Выписала она, в отличие от терапевта, не только фарингосепт и лазолван, но и какое-то хитрое лекарство (я потом посмотрела в инструкции: оно предназначалось в т.ч. для онкологических больных и пациентов со СПИД) — название, к сожалению, не помню, но по группе препаратов — какое-то антиретровирусное. «ОРВИ» проходило трудно, но по сравнению с травмой бедра и операцией, в также последующей реабилитацией оно напоминало даже не царапину, а легкий щипок. Кашель сохранялся еще около двух месяцев (до середины мая), хотя выписали меня уже 27 марта, и я отправилась на работу. На заданный терапевту вопрос по поводу кашля было сказано, что в нашем микрорайоне живут жуткие вирусы, поэтому люди от них и кашляют месяцами, и что делать ничего не надо, даже лазолван принимать.
И вот теперь такой результат. И что с ним теперь делать, интересно? Пойти сдать плазму для страждущих?

Covid-19 -о защите органов дыхания

Решила собрать всю инфу в одну кучу, поскольку полагаю, что многим это может показаться интересным. Инфа, собственно, про защиту органов дыхания, но «мопед не мой», — просто сошлюсь на чужие наработки. Их уже, кстати, пропиарил создатель Лурки, так что знание пошло в народ, но «хорошее повтори и еще раз повтори», посему лишним не будет точно:))

1. В общем, основной гайд по защите находится тут — https://habr.com/ru/post/487176/ Ленивые могут прочитать оттуда всего пару абзацев:
«Если изначально я не делал особой разницы между 3M-скими масками линейки 6ххх и 7ххх, то теперь делаю. И рекомендую брать именно 7-ки (хотя 6-ки дешевле). Связано это с тем, что маски 7ххх (самая распространенная 7502 — medium размера) позволяют разобрать респиратор на составные части, а значит упрощают процесс мытья и дезинфекции.
[…]
Потом я начал советовать всем противоаэрозольные P3 фильтры типа 6035 в виде отдельных картриджей»

То есть, выбор ленивых — он такой:




2. Выбор тех, кто желает запариться и навертеть себе суперзащиту — предфильтр p3++вкладыш p1\p2+держатель+любой дешевый картридж. Правда, вам же потом заморачиваться с дезинфекцией всех этих чудесных приблуд. Есть схемы от производителей, позволяющие выбрать оптимальную защиту (в данном случае — противоаэрозольную). Все данные находятся в мануалах от 3М и других производителей, я лишь нужные картинки оттуда вытащила:




Collapse )



3. К вопросу про «их стоимость и где приобрести» — скажу честно, не знаю. Я удостоилась подарка на Днюху — заказывала на пяти складах последовательно, и от всех пяти пришел ответ — мол, товара нет, а когда он будет — неведомо. Потом каким-то чудом наткнулась на «Петропрофтекстиль», где заказала последнюю полумаску и два набора патронов к ней. Пришла прямиком в кабинет к директору (по ходу дела, им сейчас не до физлиц, поэтому даже какого-то отдельного помещения для компоновки заказов нет), спрашиваю: «А еще у вас есть?» «Нет больше это последнее», — отвечают, — «Да мы уже и так хорошо на этом заработали». Все понятно, вопросов больше не имею. Но вы поинтересуйтесь — вдруг они решили на этом не останавливаться и заработать еще больше?;))

4.О способе дезинфекции — https://habr.com/ru/post/486164/ Я наматываю бинт на патроны, потом его утилизирую, как и перчатки, а фильтры с полумаской обрабатываю 70% этанолом. Как получить вещество такой концентрации из обычной водки, рассказывать, полагаю, никому не нужно. Очки, говорят, еще крайне желательно заиметь, но основной канал — это органы дыхания и руки, которые потом лезут, куда не следует, а слизистая оболочка глаз (конечно, если ими не долбиться в десны с окоронованными) — не столь часто выступают в качестве ворот инфекции.
Такие дела.

После выздоровления — несколько слов о т.н. «бесплатной медицине»


Поскольку я больше не нуждаюсь ни в костылях, ни в палке, и период моей реабилитации в принципе завершен (через неделю выпишут), можно приурочить к этому знаменательному событию небольшой рассказ о бесплатной медицине в РФ и о выживании в ее условиях. Как и всякий официально трудоустроенный гражданин, я не сижу у государства на шее: работодателем регулярно отчисляются взносы на ОМС, чтобы в случае попадания в передрягу можно было потратить их, хотя бы в какой-то части, на лечение, а не пользоваться теми деньгами, что платят в ФСС сограждане. Между тем, никакого лечения за счет средств ОМС получить не удалось, и это станет в дальнейшем предметом судебных разбирательств между мною как истцом и тем лечебным учреждением, куда я была госпитализирована. Единственное, что мне посчастливилось отхватить в данном учреждении, были уколы гепарина, от которых поднялась температура под 39 градусов++еще на скорой меня туда довезли, потратив бензин и немного не самого дорого обезболивающего. Еду, которой кормили в этом месте, я в расчет не принимаю: во-первых, это не еда, а во-вторых, я такое употреблять внутрь не в состоянии. Понимая, что лечить здесь никто не собирается, я оттуда в итоге смоталась. Сейчас, читая истории о провинциальных больницах, где молодых пациентов тоже держали на вытяжке по несколько месяцев, за которые успевал сформироваться ложный сустав, я понимаю, что поступила абсолютно верно: если здоровье можно купить за деньги, это необходимо сделать.
Все остальные расходы целиком легли на нашу семью: переезд (частная скорая), место в палате по индивидуальному договору, операция, проксимальный винт, недешевые лекарства и прочие сопутствующие материалы. Даже чтобы перевязывать раны каждый день, нужно сперва купить бинты с пластырем и хлоргексидин. Получается, на этом этапе от государства я не получила вообще ничего. Затем длительное время пришлось наблюдаться у травматолога по месту жительства. Травматолог только смотрел на меня и вписывал новую дату в больничный, поэтому считать эти действия за помощь можно едва ли. По всем действительно волнующим вопросам (побочки при приеме препаратов, ограничение кол-ва движений и т.д.) консультировалась с лечащим врачом, который меня оперировал, так что бесплатная медицина, опять же, никак в этом не была задействована. Правда, в травмпункте мне трижды сделали рентген — пожалуй, это можно включить в счет тех средств, что выделила на меня казна.
Наконец, когда настало время начинать реабилитацию, и опять я стала проходить ее за свой счет в частном заведении (тот список упражнений, который обязательно нужно выполнять, дали именно там), но по причине слишком высокой стоимости этих услуг пришлось больше заниматься самой дома, чем со специалистами. К этому моменту на все\про все было потрачено свыше двухсот тысяч, не считая того, что еще жить на что-то нужно — коммуналку платить, кушать иногда тоже хочется etc.
Здесь следует отдельно остановиться на оплате больничного листа, хотя я уже репостила статью о методике расчета. Так вот: если вы до официального трудоустройства где-то подвизались без оформления, проработали меньше двух лет, а потом заболели, то лучше бы вы не работали вовсе. Больничные выплаты в моем случае (я успела проработать до травмы год) начисляются, исходя из астрономической суммы 378,50 рубля в день, которая берется из МРОТ региона. Мне еще повезло, что я живу в Петербурге — здесь МРОТ выше, а в какой-нибудь провинции типа Новгородчины он составляет совсем жалкие гроши. Таким образом, за 20 рабочих дней вам при этих условиях начислят аж целых ‭7570‬ рублей, тогда как пособие по безработице составляет 8000 рублей в месяц, — следовательно, стоять на бирже чуть более выгодно, чем получать выплаты по листу временной нетрудоспособности. Как на эти деньги можно существовать — нетривиальный вопрос. Я бы предложила провести натурный эксперимент, в ходе которого расейские законодатели вместе с прочими любителями «макарошек» и «блокадного хлебушка» с лопаты в прямом эфире и в замкнутом пространстве (чтобы несподручно было в Швейцарию или Британию слинять) демонстрировали эти чудеса адаптации на своем собственном примере.
Сотрудница кадров особо обрадовала: «Вы, наверное, инвалидность будете оформлять?» Захотелось глупо пошутить на тему того, что ее товарищем по несчастью с инвалидностью по психическому профилю становиться не хочу, но сдержалась. Кстати, в наше время инвалидность, как оказалось, не дают и тем, кто с ложными суставами (раньше им полагалась третья группа), а если был проведен остеосинтез, то даже на комиссию не отправляют — просто выписывают «в никуда». К счастью, я ни в какой комиссии не нуждаюсь, но травма серьезная, многие люди после такого имеют большие трудности в плане способности к самостоятельному передвижению.
Где-то за месяц до сегодняшней даты государство вдруг осознало, что совсем уж отмораживаться нельзя, и преподнесло мне царский подарок: курс реабилитации. Не в стационаре (о такой лафе можно даже не мечтать), а амбулаторно: 10 сеансов магнитотерапии, 15 сеансов ЛФК и 7 — массажа. Отказываться, само собой, не стала, и кое-какую пользу, в принципе, смогла извлечь. Что ж, признательна и на том.
По результатам….назовем это так — экспириенса, имею сообщить следующие банальности:


  1. Чтобы выкарабкаться из серьезной болезни, необходимы мощный финансовый ресурс и всемерная поддержка близких. Провернуть такое в одиночку, полностью самостоятельно, и выжить — непревзойденный героизм.

  2. Бесплатная медицина в РФ — это фикция. Есть подозрение, что в Аушвице лечили лучше хотя бы потому, что не скрывали своих целей, а тут лежишь и ничего не знаешь, наивно полагая, будто все будет хорошо.

  3. Касаемо причин получения травм: осторожнее надо быть. Я бы порекомендовала в принципе не использовать получившие широкое распространение средства передвижения a la сигвеи, моноколеса, электросамокаты иже с ними, потому как в отделении насмотрелась на печальные результаты падения даже с обычного самоката. Но в моем случае эта рекомендация будет не совсем корректной, поскольку физическое падение было элементарным следствием процессов, происходящих не на материальном плане, так что, есть смысл следовать третьему пункту или можно смело его пропускать, каждый решает сам.

Бесплатная медицина как фикция


А я все воюю с российской системой здравоохранения, хотя, пожалуй, пора перестать пинать эту безжизненную тушку:)) Но ситуация забавная получилась: разговаривала на прошлом приеме с районным травматологом и отметила, что все (от операции и перевозки на скорой до реабилитации) пришлось делать платно, и что в Расеюшке для простых смертных ничего бесплатного быть не может в принципе. Доктор мне возразила — мол, сейчас выдам направление, пусть кто-то из родственников съездит в Сестрорецк, обратится в отборочную комиссию тамошней больницы №40, и поставит на очередь на платную реабилитацию в стационаре. Ну, бешеной собаке семь верст не крюк: в первую поездку в Сестрорецк оказалось, что приемный день для взрослых — не вторник, как сказала травматолог, а понедельник. Но и следующий визит не воодушевил: очереди такие, как в совке за дефицитом, причем персонал прокомментировал: «Это еще нормально, бывает и по 200 человек сидят». В основном, конечно, бабули, молодых мало. И вот, наконец, заветная комиссия, которая с порога выкатывает заведомо невыполнимые условия:
1. Понятное дело, необходимо сдать тьму анализов и пройти кучу специалистов (включая почему-то гинеколога, хотя у большинства реабилитирующихся с гинекологическим профилем их недуги никак не связаны). Хорошо хоть не косметолога — уже радует.
2. В очередь на прохождение реабилитации в стационарных условиях могут поставить лишь при наличии открытого листка нетрудоспособности, который необходимо представить в больницу. При этом районный травматолог не может выдать на руки пациенту больничный лист, пока не закроет его, поскольку это документ строгой отчётности, однако данный факт не был принят во внимание.
3. И — барабанная дробь! — очередь на прохождение реабилитации в стационарных условиях составляет минимум восемь месяцев, в связи с чем попасть туда удастся в лучшем случае в августе 2020 года. Между тем, к августу 2020 я планирую справиться как-нибудь и без них, а реабилитация необходима в ближайший (два-три месяца) период.
Что касается реабилитации в амбулаторных условиях, то в ней отказали, поскольку г.Сестрорецк, где находится больница, располагается далеко от места моего проживания.

Если почитать территориальную программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в Санкт-Петербурге на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов, то можно увидеть интересный пункт о направлении средств межбюджетного трансферта, предоставляемого из бюджета Санкт-Петербурга бюджету Территориального фонда ОМС, на дополнительные объемы медицинской помощи, оказываемой в рамках Территориальной программы ОМС по профилю «медицинская реабилитация» в стационарных условиях. При этом в той же территориальной программе указано, что срок ожидания специализированной медицинской помощи, оказываемой в стационарных условиях в плановой форме по профилю «медицинская реабилитация», определяется в соответствии с медицинскими показаниями по решению врачебной комиссии медицинской организации, в которую направлен пациент. Мне стало интересно, является ли определенный врачебной комиссией срок ожидания реабилитации, равный восьми месяцам, целесообразным и разумным, а также соответствующим медицинским показаниям при тяжелой травме, и, если ответ положительный, то с какой целью тяжелобольные маломобильные пациенты направляются на отборочную комиссию в такие учреждения, как Городская больница № 40 Курортного района в г. Сестрорецк, если бесплатная реабилитация фактически является фикцией и предоставляется не раньше, чем в ней отпадает всякая необходимость? Все эти вопросы и еще парочку других я задала в Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга, и с удовольствием узрю ответ.

И вот что еще на этот счет подумалось: ничего не скажу по поводу больницы №40, но очень часто медицинские учреждения реализуют незаконную схему, когда пациент, проходящий лечение за счет собственных средств и оплачивающий все процедуры в кассу учреждения, во внутренней документации числится как лечащийся за счет средств фонда ОМС, — таким образом, умудряются получить деньги дважды. По этой причине тех, кто платно лечиться не намерен, принимать абсолютно невыгодно, вот их и не принимают.

Импортозамещайте на здоровье

Импортозамещение, говорите? Я расскажу вам об импортозамещении.
Есть весьма серьезный и не просто дорогой, а дороженный импортный препарат, влияющий на один из факторов свертываемости — Ксарелто (Ривароксабан). Ксарелто, хоть и относительно новое лекарство, но входит в перечень жизненно важных лекарственных препаратов, однако люди, перенесшие операции на нижних конечностях, покупают его за свой счет, безо всяких субсидий со стороны государства. Несмотря на широкий диапазон побочных эффектов, я принимала Ксарелто off-label, то есть вне утвержденного фирмой-производителем стандарта: срок приема по инструкции составляет пять недель, я же спасалась им свыше двух месяцев, и планировала так и продолжать до того момента, когда функция конечности восстановится полностью. Знаю, что некоторым Ксарелто в высоких дозировках назначают пожизненно, — например, при таких диагнозах, как мерцательная аритмия. Моя дозировка была низкой — 10 мг.
И вот, настала пора, когда лечащий врач сказал, что необходимо переходить на другой препарат, разжижающий кровь, чье запатентованное название — Тромбоасс, а вообще, это обычный аспирин, содержащий ацетилсалициловую кислоту, и, помимо нее, еще некие вспомогательные вещества. Переход с одного антикоагулянта на другой производится без особенностей — одно отменил, другое начал. В первый день от этого Тромбоасса мне поплохело, причем я еще и глюки словила забавного характера, списав их на общее плохое самочувствие. Было странное ощущение: как будто я сплю, и мне снится сюрреалистический сон, но открываю глаза: нет, не сплю, и минуту назад не спала, просто такое странное состояние сознания. Приняла я Тромбоасс и сегодня, и на сей раз удалось собрать комбо из побочек: тошнота, головокружение, чувство нереальности происходящего и полуобморочное состояние, а еще затрудненное дыхание выраженной степени, хотя никакой астмы никогда не было и в помине. Еще более печальным оказалось то, что в этот момент мы ехали в такси, и я, сидя на переднем сиденье, не смогла указывать таксисту, вообще не знающему город, куда ехать, потому что практически отрубилась из-за такого состояния. Таксист разогнался, проскочил нужный поворот, а когда осознал это, резко затормозил, и в задний бампер ему вписался незадачливый автомобилист. Хорошо, что удар был не особо сильный, а то еще и пассажиры пострадали бы. Пока водители выясняли, что кто и кому должен, пока съездили на заправку купить воды, мне стало еще хуже. Однако, до дома в итоге я все же доползла на своих двоих — точнее, четверых (++костыли), оттуда позвонили лечащему врачу, который отметил, что такие симптомы нетипичны. Нет, они как раз все указаны в побочных эффектах, и то, что проявились повторно, говорит лишь о противопоказанности препарата конкретному пациенту. Глюки – на сей раз еще более безумные, о наступлении огурцов под Москвой (наркоманы что ли?;))) – тоже словила, спасибо отечественным лекарствопроизводителям.
Теперь опять буду пить Ксарелто. Больше импортозамещать на своем здоровье я не хочу.



Новгородская техническая школа — опять пир во время чумы

В депрессивной Новгородской области, с ее копеечными зарплатами (20 тысяч рэ — уже считается хорошо, 40 тысяч — неимоверно круто), со стремительно стареющим населением (34% жителей — пенсионеры), с полностью деградировавшим, а местами и вовсе отсутствующим здравоохранением, вновь начался пир во время чумы: почти три с половиной миллиарда (sic!) бюджетных рублей были выделены на очередную распилочно-откатную блажь, которой на сей раз стало строительство НТШ — новгородской технической школы. Построить ее решили не на специально оборудованной площадке где-нибудь в историческом центре, а уже за валом, посреди родимых болот:






Collapse )З.Ы. В Сети получила широкое распространение фотография со сборища в честь закладки первого камня на месте НТШ — по поводу этой фотографии на одноименной странице ВК организаторы разразились сумбурными и беспомощными оправданиями:




Мне их детский лепет даже и прокомментировать особо нечем, за исключением меметического: «Вы там наркоманы что ли? Не употребляйте!»

Как лечат в военмеде


Расскажу еще, как проходил процесс лечения в ВМА — вдруг кому-то это будет интересно. Кстати, попасть туда можно не только за деньги — ВМА также дежурит по понедельникам и четвергам, поэтому экстренных больных (во всяком случае, с травмами) привозят туда в эти дни. После моего поступления повторно сделали рентген в нескольких проекциях (снимок, сделанный в Мариинской больнице, оказался недостаточно информативным), взяли кровь на биохимию и не только (врачей смущала моя постоянная температура). В итоге пришли к выводу, что температура поднимается от рассасывания всех тех огромных гематом, которые у меня возникли как в результате перелома, так и от уколов гепарина. Также повторно провели УЗИ вен — оказалось, что все в норме.
Операцию назначили на утро пятницы, 13 сентября — в тот момент мне было уже абсолютно неважна никакая символика, хотелось побыстрее встать на ноги, а после операции такая перспектива наиболее реальна. В 8 утра на кровати меня привезли в операционную — хирургов еще не было, присутствовал только средний медперсонал, анестезиолог и какой-то дядечка из числа пациентов, с плеча которого текли реки кровищи, а он подкладывал под них все новые и новые тряпки.
После многодневных страданий в Мариинской больнице кошмар ожидания, да и все прочие кошмары мне казались уже какой-то обыденностью, которая совершенно не шокировала, поэтому и дядечка меня ничуть не напугал. После того, как кровать вкатили в операционную, анестезиолог померила температуру и стала ругаться — мол, 37,2, постоянно теряешь воду. А что я могла сделать? Стали измерять давление, результат — 65 на что-то там. «Не может быть у меня такого давления, я бы уже тут в обмороке лежала», — заверила я собравшихся. Оказалось, что и впрямь, тонометр сломался, настоящее давление было 110 на 70. В вену на руке поставили катетер, анестезиолог попросила сесть и как бы сгорбиться, округлив спину, чтобы можно было сделать спинальную анестезию. Справилась она с этой задачей очень быстро, укол практически не ощущался, и ноги постепенно стали неметь, чувствительность отключалась. Я спросила, буду ли в сознании во время операции, потому что в Мариинской больнице такие переломы оперировали, сделав только спиналку. «А зачем нам тут, чтобы ты болтала?» — ответила анестезиолог и ввела в катетер вещество ярко-желтого цвета, сказав, что это реланиум. Боль от него ужасная, как будто по венам начинает распространяться огонь. Прошло несколько минут, и появилось ощущение, будто ударили пыльным мешком по голове. Своим впечатлением от действия реланиума я поделилась с анестезиологом, — услышав это, она оживилась и порадовала — «Сейчас еще введу». Обещание меня разочаровало, но она его сдержала, и в катетер потекло еще несколько кубиков желтого вещества. «Только это последнее, пожалуйста, больше мне его не надо», — попросила я перед тем, как отрубиться. «А тебе больше и нельзя», — был ответ, после чего я уже ничего не помнила. Правда, внезапная вспышка осознания себя произошла на столе — я увидела стоящих вокруг хирургов и себя, лежащую на нем — но это буквально миг прозрения, за которым опять последовал сон. Соседка, которую в тот же день после обеда взяли на операцию и оставили в реанимационном отделении на ночь, рассказывала, будто я, лежа на кровати рядом с операционной, разглядывала повязки на месте шва и удивлялась: «А почему шов такой большой?» Все это из моей памяти полностью вылетело.
После операции я позвонила мужу и зачем-то попросила его принести малины. Муж действительно пришел с малиной, пробыл пару часов, пока я была в полубессознательном состоянии и ушел, после чего я оклемалась уже более-менее окончательно и набрала его с претензией — «Ты же обещал прийти, но почему-то не пришел». Тот факт, что он уже был в больнице, в моем сознании не отпечатался, просьба принести малину (и основания для такой просьбы) — тоже:)) Уж не знаю, что за наркоз был дан, — ведь не от реланиума же такие глюки:))

На ночь мне поставили укол промедола, который очень эффективно устранил болевой синдром. Также в катетер, который оставался в руке еще три дня, капали дважды в сутки метронидазол и вводили антибиотик. Вообще говоря, антибиотик вводить внутривенно в ВМА запретили после одного случая: некоему пациенту стало плохо от слишком быстрого введения его в вену, и с тех пор кололи только подкожно, от чего остается гематома. Но меня две смены очень жалели, поэтому вводили в вену, и только в третьей смене дама возразила тем, что неукоснительно соблюдает требования, поэтому колоть будет только в ногу или в зад. Я попросила сделать укол в здоровую ногу, после чего бедро еще долго болело.
Уже на следующий день после операции я свешивала ноги с кровати, а в воскресенье стала вставать и передвигаться совсем чуть-чуть на костылях. Правда, тут же добавилась новая беда: после спинальной анестезии началась невыносимая, жутчайшая головная боль: едва отрываешь голову от подушки, и все — дальше сущий ад. Уж не знаю, зачем женщины рожают со спинальной\эпидуральной анестезией, если это такая мука…Эту боль терпеть почти столь же тяжко, как и боль при переломе. Раньше никогда с цефалгией я не сталкивалась. Никакие таблетки, в т.ч. рекомендованный цитрамон, а также обезболивающие не помогали, потому что боль возникает из-за разницы давления: внутричерепного и в позвоночнике, откуда вытекает ликвор через отверстие от укола. В некоторых больницах ставят капельницу с кофеином, но мне не ставили ничего. Помогло мне в итоге кофе: выпив чашку, я часа на три получала возможность хотя бы сесть, не испытывая мучения, но потом боль возвращалась. Прошла она только на четвертый день после операции. Как раз к этому времени я смогла самостоятельно добрести до санитарной комнаты, — правда, на обратном пути упала в обморок, и в палату меня привезли на каталке. Случилось это из-за слабости и большой потери крови (несмотря на это, кровь мне переливать не стали, что, наверное, правильно). На следующий день до санитарной комнаты и обратно я дошла уже без приключений, но долго отдыхала, останавливаясь в коридоре и присаживаясь на стульчик.
Я хотела остаться в ВМА на неделю или даже дольше, но врачи, наверное, устали от меня и поспешили отправить домой. Официальная причина была — боязнь внутрибольничной инфекции, поэтому уже на пятый день меня оттуда выписали. К слову, если бы на уме у специалистов ВМА были только деньги, они, напротив, рады были бы держать меня там хоть месяц (стоимость пребывания составляет 2000 в сутки, что не так уж и мало). Теперь, пережив этот кошмар, я хочу оформить ДМС на данное учреждение, чтобы никогда не попадать в такие отвратительные места, как Городская Мариинская больница.

Выжить в Мариинской больнице — часть 4

Эпизод первый: «Выжить в Мариинской больнице — часть 1»
Эпизод второй: «Выжить в Мариинской больнице — часть 2»
Эпизод третий: «Выжить в Мариинской больнице — часть 3»

Даже такой, казалось бы, маловажный момент, как выдача бахил в Мариинской больнице — и тот шел вразрез с принятыми нормами. Согласно постановлению главного государственного санитарного врача России от 18 мая 2010 года N 58 «Об утверждении СанПиН 2.1.3.2630-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность». Согласно пункту 13.6 СанПиНа, «при проведении лечебно-диагностических манипуляций, в том числе в условиях амбулаторно-поликлинического приема пациент обеспечивается индивидуальным комплектом белья (простыни, подкладные пеленки, салфетки, бахилы), в том числе разовым». Посетители лечебного учреждения (в том числе родственники пациентов), также обеспечиваются бахилами бесплатно. Учреждения здравоохранения в Санкт-Петербурге были неоднократно оштрафованы прокуратурой за то, что вынуждают пациентов покупать бахилы за свой счет (информация об этом фигурировала также в СМИ). В нарушение указанных норм, Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Городская Мариинская больница» продолжает продавать бахилы (стоимость их составляет 5 рублей), вместо того, чтобы выдавать их посетителям, включая родственников пациентов, бесплатно, причем эта стоимость установлена уже не первый год. Вот где подлинная стабильность:))

Пролежав там неделю просто так и не дождавшись заветной операции, вместо этого став объектом политической агитации со стороны врачей, 10 сентября я написала заявления о замене лечащего врача и об отказе с завтрашнего дня (11.09) от госпитализации в данное медицинское учреждение в связи с некачественным оказанием медицинской помощи. Тогда же в нашу палату перевели женщину, которую накануне сбила машина: у нее тоже была сломана нога, но операцию ей провели, в отличие от меня, в первый же день после поступления, так что она хотя бы могла ходить на костылях.

Лечащего врача мне заменили сразу, и для доведения до меня информации об этом в палату вновь пожаловал заведующий травматологическим отделением, — к счастью, на сей раз он не агитировал за Беглова, а уверял в том, что все было сделано правильно: мол, ежемесячные кровотечения у женщин являются безусловным показанием для отказа от операции (почему несколько дней после моего поступления были просто пропущены, он не прокомментировал), а на мое робкое возражение — «Вообще-то за рубежом это никакое не показание», — заверил, что как только в отделении стали оперировать в критические дни, у них резко повысилась смертность, а как за рубежом справляются с этими сложностями, он понятия не имеет. И вообще, якобы, 72 часа для экстренно поступивших, в течение которых больной должен быть на столе — это неизвестно откуда взявшаяся байка, и разве что пожилые люди, которым лежать противопоказано, оперируются в такие сроки. «Ты же молодая, здоровая — ничего, полежишь». Ну да, была здоровая, а от постоянного лежания нетрудно и инвалидом стать.



Единственный плюс Мариинской больницы — хорошо оборудованные палаты

Collapse )



Меня перевели в ВМА после обеда 11 сентября, в течение 12 сентября переделывали все анализы и снимки, а 13 сентября утром уже взяли на операцию (остеосинтез бедренной кости проксимальным гвоздем Stryker Gamma 3), на следующий день после которой я смогла вставать и даже немного пройти с костылями. Правда, из-за большой кровопотери гемоглобин сильно понизился: вместо 150 стал 97, поэтому меня преследовала жуткая слабость, и после спинальной анестезии два дня ужасно болела голова (вдруг кому понадобится, — есть способ существенно уменьшить боль: выпить кофе). Температура постепенно стала спадать, и уже через четыре дня после операции меня отправили реабилитироваться домой, где я теперь и пребываю. На 14-й день нужно снять швы, а до этого момента каждые три дня менять повязку, и на ногу давать нагрузку не более 10 килограмм, а также ежедневно принимать Ксарелто для разжижения крови и носить компрессионный трикотаж. Через месяц — контрольный рентген, по результатам которого будет решаться вопрос о дальнейшем направлении реабилитации. Перелом такого типа после фиксации гвоздем срастается не менее трех месяцев.

Выжить в Мариинской больнице — часть 3

Эпизод первый: «Выжить в Мариинской больнице — часть 1»
Эпизод второй: «Выжить в Мариинской больнице — часть 2»

Хотя я уже не первый день лежала пластом в травматологии, мало кто, кроме родных и самых близких друзей, вообще догадывался, что я туда попала, — все это время я продолжала безвозмездно консультировать малознакомых людей по юридической части, а также заниматься модерацией провинциального форума. Другой на моем месте на всю эту суету давно наплевал бы, но я ею занималась, в основном — ради отвлечения внимания от тяжелых условий, в которых находилась. Представьте — вы лежите без движения, у вас конкретная угроза пусть не жизни, но здоровью, вам четыре раза в день колют гепарин в живот, нога противно ноет на вытяжке, а при движении — жутко болит, свои надобности вы отправляете в баночку (вариант: в памперс), но при этом продолжаете волонтерить в пользу женщины, которая пытается отсудить моралку у Усть-Пендюринского сельсовета, расписываете ей особенности рассмотрения дела, подачи ходатайств; приводите, хоть и кратко, содержание этих ходатайств — в общем, делом заняты, решаете чужие проблемы.






Collapse )


На следующий день после единого дня голосования, 09 сентября 2019 года, в палате объявился лечащий врач Борзов Д.Н., и вместо того, чтобы объяснить отмену операции или внезапно возникшую у меня высокую температуру, равно как и пообщаться на любые другие медицинские темы, задал вопрос – «Что вы вчера устроили по поводу выборов?», хотя я занималась исключительно тем, что добивалась того, что мне положено по закону.
Поскольку вмешательство медицинского персонала лечебных учреждений в электоральный процесс является недопустимым и должно влечь за собой меры ответственности вплоть до отстранения таких сотрудников от работы, мною были поданы жалобы в ЦИК РФ и в Прокуратуру Санкт-Петербурга, в связи с чем надеюсь, что подобные практики воздействия на избирателей (находящихся в полной зависимости от персонала) в Городской Мариинской больнице прекратятся, а виновные будут привлечены к ответственности.



Отстояв свой выбор, я проголосовала, за кого хотела (результаты по избирательному участку №2226 — тут), но губернатором все равно стал Беглов

Продолжение следует.