Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

(no subject)






Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

(Статья 19 Всеобщей декларации прав человека)

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

Конспективно о высшей социологии


Чудеснейшие хроники высшей социологии довелось сегодня прочесть — «Как великие русские писатели портили жизнь своим вторым половинам». Дабы не растекаться мыслию по древу, пройдусь по пунктам:

1. Еще не открыв текст (но уже видя в ссылке его название), я припомнила историю про барыню — маменьку известного писателя Тургенева, и вкратце пересказала ее собеседнику. Возможно, в пересказ закрались некоторые искажения, поскольку пишу по памяти, а проверять нет желания: жила-была девка Варенька, которой родня помыкала, била аки холопку и всячески над ней издевалась, а потом внезапно выяснилось, что девка та на самом деле — единственная наследница своего дяди, обладателя несметных капиталов. Унаследовав громадное состояние, Варенька пустилась во все тяжкие. Как тут не вспомнить строки из «Мишлей Шломо»: «От трех трясется земля, четырех она не может носить: раба, когда он делается царем…» Попавшая из грязи в князи девица вышла замуж за нищего поручика (хотя могла сделать лучшую партию, ведь с поручиком в итоге большой любви так и не случилось). Из трех сыновей, родившихся в этом браке, один помер в юности, а двое всеми способами стремились вырваться из-под материнской опеки, поскольку попытки Вареньки превратить детей в «маменькиных сынков», полностью зависимых от нее и ее капитала, с их планами на жизнь никак не вязались. Особо трудно процесс эмансипации шел у Ивана Сергеевича: с одной стороны, он стремился освободиться от диктата сверхжесткой матери, а с другой — отчаянно нуждался в деньгах, посему был вынужден выпрашивать у родительницы средства на житье-бытье, и это положение вещей естественным образом порождало у писателя когнитивный диссонанс. В возрасте уже почтенном (46 лет) Варенька изменила мужу и, забеременев от любовника, уехала рожать за границу (вообще, очень свободолюбивая была барыня, частенько каталась по Европе). Вернулась она с новорожденной девочкой, тоже Варенькой — даже не знаю, как умудрилась объяснить мужу неожиданный «сюрприз», и эта самая незаконнорожденная дочка Варенька — единокровная сестра Софьи Берс (Толстой). Столько в семьях гениев всего несуразного творится, что трудно не согласиться с Ломброзо: гений недалек от безумца.

2. Переходя, собственно, к статье: Софье Берс, муж которой в своих произведениях осуждал «уже даже и супружескую половую жизнь, называя любой секс развратом и мерзостью», но при этом вынуждал супругу быть постоянно беременной (за 25 лет — 13 детей!), к лицемерию было не привыкать. Сам лицемер, чьи дела расходились со словами, тоже не жаловался: язык-то без костей, а бумага все стерпит, и продолжал мучить несчастную женщину, в финале взвалил на нее до кучи и все финансовые вопросы. Его поведение мне напомнило некоторых современников (не гениев, но признаваемых когда-то одаренными): можно постулировать исключительную верность арийским идеалам, а по факту менять баб как перчатки и грезить полигамией, ограничиваясь в практике оной лишь потому, что желающих разделить «счастье» с таким мужчинкой не находится. К хоть сколько-нибудь осознанному планированию, равно как и к решению возникающих в семейной жизни финансовых трудностей, такой контингент, как правило, тоже неспособен.

3. Еще одна отличительная черта — абсолютное безволие — определяется Софьей как «всепоглощающая человека страсть, нечто стихийное, против чего даже твердый характер бороться не может». «Твердый характер» дегенерата, которому глубоко фиолетовы вопросы быта, заработка и вообще финансового обеспечения семьи, способствует тому, чтобы кто-то решал эти проблемы без участия главы семейства, поэтому рано или поздно возникает анекдотичная ситуация: «Сынок, ты теперь совсем взрослый, поэтому трусики тебе уже должна стирать жена». Зато в своих произведениях такие сочинители обожают живописать батальные сцены и приключения героических личностей — обладателей железной воли и любителей превозмогать. Единство и борьба противоположностей, ага:))

4. Поэты — у них особенная стать. Нормальным (то бишь: не обремененным признаками старения рода) женщинам, желающим сохранить психическое здоровье, лучше в принципе не связываться с «тонко чувствующими поэтами, одержимыми культом Прекрасной Дамы»: как отмечает основоположник высшей социологии, процент дегенерации там под 100. Работает этот закон без учета биологического пола, поэтесс тоже касается. «Не может считаться истинным поэтом человек, находящийся в здравом уме», — часто эта фраза приписывается Демокриту, и, если сведения об источнике не могу ни опровергнуть, ни подтвердить, то с сутью сказанного полностью солидарна. Не стану здесь приводить из соответствующих трудов информацию о том, в чем именно состоят клинические признаки этого недуга, ограничившись упоминанием о терзаниях любви, испытываемых пациентами:
«Блок не имел ничего против секса, но искренне считал, что он опорочит его чистое чувство к Прекрасной Даме, которой для него и была Любовь. Поэтому он спал с другими женщинами, включая проституток, но только не с ней.»
Ахматова укоризненно констатирует: «Несомненно, вся семья Блока и он были не вполне нормальны», — как будто бы сама Ахматова, ставшая «третьей лишней» у четы Пуниных и бывшая при них приживалкой, была нормальной. Более того, известна такая пикантная деталь ее биографии, как лютая бешеная зависть, испытываемая Ахматовой к Лиличке Брик, — ведь своем треугольнике та, в отличие от Ахматовой, была единственной женщиной:))
Нечто подобное наблюдалось в семье Буниных — их досуг скрасила дама в два раза моложе супругов, а потом, когда ей наскучило, ушла к лесбиянке. Вера Бунина пыталась в меру своих сил осмыслить наблюдаемое явление: «суть — абсолютно нездоровые отношения, где кто-то (и чаще женщина) выступает жертвой», но она так и не смогла понять, что суть — не в отношениях (отношения — только следствие); суть в том, что вступившие в эти отношения такими уже родились — это, так сказать, персонажи «с особенностями», а дальше есть лишь две опции: либо смириться и страдать, либо держаться подальше. «Особенности» никак не лечатся и не нивелируются, в лучшем случае можно не передавать их потомкам (ценой отсутствия потомства) или, как тактично намекает автор трудов по дегенератологии, возможно уменьшение степени дегенерации в два раза, если доведется найти партнера без соответствующих признаков. Ушедшая к лесбиянке дама, понятное дело, за таковой пример сойти не сможет никак, поскольку уже один этот ее шаг о многом, если не обо всем, свидетельствует. Приходят на ум перипетии судьбы «ведьмы Ниночки» из «Имя мое легион» — надеюсь, эту книжку еще не запретили в РФ?

5. А вот прекрасный образчик типичного поведения сабжа:
«…во время Второй мировой войны, когда все жили впроголодь, и она с трудом наскребла денег купить колбасы на 12 бутербродов (праздновала день рождения), нобелевский лауреат Бунин пришел раньше всех, посмотрел на бутерброды, и неторопливо сожрал все 12 кусков колбасы, оставив остальным серый хлеб».
Абсолютно естественное поведение для дегенерата, химически чистый образец «чистейшей прелести»:)) У некоторых вызывает удивление — как это вообще возможно, но в действительности нечему тут удивляться, ведь эгоизм и надменное, высокомерное отношение ко всем прочим, включая самых близких — это самый цимес их, дегенератов, натуры. Кстати, незамутненных личностей, впервые сталкивающихся с подобными вывертами, это даже порой подкупает (нет, конечно — не когда всю колбасу с бутербродов сожрал нобелевский лауреат, а когда ощущаешь себя низшей расой перед лицом господина, и готов всячески ему служить), но рано или поздно даже наиболее преданные почитатели прозревают и видят правду, имя которой: дегенерация.

marsho

Сказ о том, как филологиня Ника две древнейшие профессии осваивала

Секс — единственная сфера деятельности, в которой любители приветствуются,
а профессионалы дискриминируются.
Автор неизвестен


...Девица, сложив на видавшую виды парту холеные руки и уткнув в них лунообразную рожицу, тихонько прикорнула во время очередной лекции, безнадежную скуку которой, казалось, не в состоянии была развеять и буйствующая за распахнутым окном весна...Томный жаркий май, однако, был не в пользу спящей красавицы - даже изрядно оголившись, она по-прежнему не вызывала и мимолетного интереса к своей персоне у представителей противоположного пола. Сторонний наблюдатель, даже забреди он случайно в эту обитель гуманитарных дев, нашел бы рассматриваемую нами особь чересчур крупной габаритами (широкий таз, облегчающий размножение; внушающие вожделенный трепет молочные ляхи и прочие сдобные телеса; животик, свисающий книзу нежными складочками; перси, что твои наливные дыньки, вай-вай - все при ней), разве что росточком дама не удалась - низковата для своих пропорций. Классическая русская бабища, кровь с молоком - табун племенных жеребцов в галопе остановит и даже глазом не моргнет.

Каноническая внешность дополнялась простым, как валенок, котелком, который с момента совершеннолетия своей обладательницы тщетно решал одну и ту же задачу: как поудобнее пристроиться в чужой избе, желательно на правах хозяйки. Пока выходило не особенно - единственная рыбка, ухватившая богатую калориями приманку, представляла собой пролетарского вида мальчонку - слесаря с завода "70 лет Заветам Октября", богатством и славою, как полагается, не отмеченного. Но девица (назовем ее Ника, что означает "победа", ибо в конечном итоге нареченная в честь богини пришла-таки к успеху) надежды не теряла, зная, что уныние - верный путь в ад. Зато райские высоты Ника штурмовала неотступно: днем очно училась на филфаке, набираясь знаний о языке, а в ночную смену подрабатывала проводницей в сады блаженства, поодиночке и группами водя не шибко состоятельных страждущих в тенистые гроты своего естества да самоотверженно теребя жерла, исторгающие водопады живительной влаги. Друг-работяга столь пикантному времяпрепровождению своей затейницы не препятствовал, будучи не прочь и сам подкормиться за счет заведения. Сколько сладостных стонов, вздохов, криков вынесла долготерпеливая Ника, сколько километров чужих удов она намотала - кто сочтет звезды небесные да песок морской, сможет счесть и их. Огорчало одно - в отличие от прочих мастериц, охотно берущихся за всякое доброе дело, работа устами у трудолюбивой и старательной Никуси выходила не горазд хорошо, невзирая на то, что богатый опыт и обилие завсегдатаев научению благоприятствовали.

Как бы то ни было, долго такая пасторальная идиллия тянуться не могла, и, аки всякой вещи под небом, холостому проматыванию человеческого ресурса вскоре пришел конец. Родимый слесарюга был без промедления выпровожен на мороз, сама же Ника принялась отчаянно совершенствовать экстрерьер - выщипала свои по-брежневски кустистые брови лихой загогулиной (а зря - разглядывая ее фотокарточки студенческих времен, прихожу к выводу, что природная естественность в этом вопросе ее внешний вид хотя бы не портила), как следует продубила пористую, рыхлую физиономию очищающими пилингами и даже, кажется, порывалась похудеть, но с последним отчего-то не сложилось: как была наша героиня полной жизни женщиной, так и осталось. Зато на фоне чудесных преобразований незамеченным прошло формирование никиной идеологической...ммм...позиции: так, в пору расцвета белоленточного движения она вписалась в околополитическую тусовку, где со знанием дела принялась теоретизировать о роли контрацептивов в истории. Фурора, впрочем, ее появление в рядах скучающих креаклов не произвело: пресыщенная медиашобла публика, на своем веку повидавшая и не таких оторв, откровенно не впечатлилась посредственными умениями выпускницы поселкового филфака, ее затертыми, несвежими идеями, ее самыми сокровенными чаяниями, неизменно сводившимися к величине вознаграждения за праведные труды...К тому же, кулуарно стали гулять слухи о женской несостоятельности девицы, коя, вопреки своей многоопытности и складывавшимся годами паттернам, работала нудновато, суховато и без огонька (впрочем, кавалеры, экономящие на горюче-смазочных материалах и тем самым заставлявшие компаньоншу нести некомпенсируемые издержки, сами были хороши). Надежды продвинуться по карьерной лестнице, поменяв вторую древнейшую на первую, в конечном счете пошли прахом.

- В журналистику ее, что ли, подать? - меланхолично рассуждали джентльмены из числа маменькиных мальчиков с обреченным взглядом влажных телячьих глаз, вынужденные взвалить на себя нелегкий груз забот о дальнейшей судьбе бывшей в употреблении подруги, - авось там она развернется во всю ширь своей щедрой души? Наименее требовательный из них пообещался взять Нику на поруки, и не обманул: благодаря кое-каким имевшимся связям удалось пропихнуть деваху в несколько федеральных изданий, где она с тех пор стала числиться автором статей, текстов и постов. Наилучшую характеристику публицистической деятельности новоявленной журналистики дал первый же комментатор: "Девушка, я знаю, вы в университете научились хорошо списывать курсовые с интернета. Вот и продолжали бы это делать. Зачем вам колумнистика?".

К тому моменту, как уже отнюдь не юная старательница наконец достигла желаемых высот, у большинства знакомых с той или иной гранью ее жизни возникло твердое убеждение: если привычная работа языком получалась у Ники еще средне-паршиво, то новая роль удавалась ей уж совсем из рук вон плохо, хотя любовник, принявший шефство над профурсеткой, трудился изо всех сил, не покладая различных частей тела и без устали протаривая им обоим дорожки к легкому и быстрому баблу. Апофеозом их совместной деятельности стало выпиливание из федерального бюджета двух немаленьких кусков кэша под пару дурно написанных дебиловатых баек о том, как нам обустроить Россию. Байки эти были размещены где-то на задворках Рунета, и до объявления имен пришедших к финишу грантососов оставались никем не замеченными. Ходили слухи, что на самом деле деньги были даны парочке в качестве аванса на грядущие выборы, чтобы в хвост и в гриву славить жуликов и воров, и слухи эти лишь подогревались информацией о грядущем свадебном путешествии влюбленных голубков в Крымваш.

Что ж, посмотрим - время все расставит по своим местам, а Легион, как Ему и подобает, узнАет своих.

Возвращение\תשובה‎

assassin's creed

Любовная лихорадка

Sex ist eine Schlacht, Liebe ist Krieg



...Любовный треугольник...Как все-таки п0шло, избито и затаскано! Но, ст0ит задуматься - почему именно треугольник? Потому ли, что именно так испокон веков живописали свои неудачи на фронтах войны сердечных дел страдальцы всех мастей, независимо от пола, возраста и биологического ранга, - и, уже в подражание им, аналогично стали поступать все прочие двуногие скотины? Алхимическая тройка: преданно любящий, объект его безответной страсти и соперник - существо из другого, высшего, мира, где нет терзаний и боли, испепеляющих душу каждое мгновение и отступающих лишь на краткий момент тревожного, не приносящего удовлетворения, сна...

Но как часто складывается совершенно иная диспозиция, предполагающая вовсе не треугольники, не круги и не пухлые няшные сердечки, будто перенесенные с оберток жвачки "Love is..." в сознание творца - напротив, фигуры куда более витиеватые и причудливые порождает хитросплетение наших симпатий...Порой прослеживаются пространные цепочки, уходящие в неизвестность: как хочется, глядя на это безобразие, вжиться в роль известного полководца, переженившего своих крестьян в соответствии с мерой их роста (неприличный анекдот про ежиков на полянке я, пожалуй, тактично опущу). Развернуть бы участников такой процессии мордочками друг к другу (тем самым доставив удовольствие хотя бы одному из каждой пары), разбить по двойкам да отправить на месяц-другой куда-нибудь в укромный райский уголок, умножать страдания и скорбь количество счастья на грешной земле.

Collapse )

В заключение я вынуждена оставить вас, мои дорогие ценители вывернутого наизнанку естества, наедине с какой-нибудь чудовищной мерзостью - и пусть она хотя бы соответствует теме этого убийственно муторного словоблудия. Арт-группа "Последний четверг" представляет песенку "про лубофф" - и не говорите мне потом, чтобы я сделала вам это развидеть: