Category: религия

(no subject)






Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

(Статья 19 Всеобщей декларации прав человека)

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

Главы «Ваишлах» и «Бешалах» — параллели


На этой неделе читается глава Ваишлах (וישלח), которую мудрецы древности из-за особенностей ее содержания изучали накануне аудиенции у нееврейского правителя. Она также учит тому, что у злого начала много (по крайней мере, семь) имен, и побеждающий его во всех ипостасях — праведник, перед которым оно склоняется и дает благословение. Я подумала, что должны быть параллели между этой недельной главой и главой «Бешалах» (בשלח), хотя бы в силу совпадения корней, и определенную параллель увидела, читая афтару к главе «Бешалах», которой являются отрывки из четвертой и пятой глав книги Шофтим. Если прочесть не только 4 и 5 главы, но и перейти далее к шестой, то можно отметить повествование о том, как Гедеон громил мидьянитян, и что предшествовало его ратным подвигам. Там есть упоминание о встрече Гедеона с ангелом [כב-כג:ו]:

וַיַּרְא גִּדְעוֹן, כִּי-מַלְאַךְ יְהוָה הוּא; וַיֹּאמֶר גִּדְעוֹן, אֲהָהּ אֲדֹנָי יְהוִה—כִּי-עַל-כֵּן רָאִיתִי מַלְאַךְ יְהוָה, פָּנִים אֶל-פָּנִים. וַיֹּאמֶר לוֹ יְהוָה שָׁלוֹם לְךָ, אַל-תִּירָא: לֹא, תָּמוּת
[И увидел Гедеон, что это Ангел Господень, и сказал Гедеон: увы мне, Владыка Господи! потому что я видел Ангела Господня лицом к лицу.
Господь сказал ему: мир тебе, не бойся, не умрешь]

Первый пасук удивительным образом напоминает произошедшее с Яаковом, разве что в этих отрывках фигурируют разные Имена: в одном случае это Тетграграмматон (и прямое указание, что к герою явился ангел), соответствующий категории «Хесед», а в другом — связанное с категорией Гвура Имя Элоhим. Причем простой текст не уточняет ангельской принадлежности сражавшегося с праотцом, эти разъяснения содержатся лишь в Устной Торе, тогда как источник скуп на подробности, что представляло немалую сложность для разного рода христианских толкователей, которые здесь неизменно терялись в догадках:

וַיִּקְרָא יַעֲקֹב שֵׁם הַמָּקוֹם פְּנִיאֵל כִּי-רָאִיתִי אֱלֹהִים פָּנִים אֶל-פָּנִים וַתִּנָּצֵל נַפְשִׁי
[Яаков назвал это место Пнуэль [Лицо Бога], ибо [сказал]: “Я видел [ангела] Божьего лицом к лицу и остался в живых”]

По случайному стечению обстоятельств на этой неделе посмотрела фильм «Меч Гедеона», но он меня что-то не впечатлил — среднего качества шпионская драма, ничего особенного из себя не представляющая. Хотя, быть может, кому-то придется по вкусу:




Collapse )

Латынина о Ешу

Домучила, наконец, Латынину — суть сказанного ею сводится к тому, что в Иудее времён Второго Храма существовала, помимо саддукеев, фарисеев и мирных ессеев, так называемая “четвёртая секта”, представители которой, также будучи кумранитами, отличались радикальным образом мыслей и соответствующими же действиями. Между тем, Ешу был не только членом этой секты, но берём выше: её руководителем. В отличие от типичных назореев (термин из Торы; назорей давал определённые обеты), Ешу и вино пил, и от мяса вроде как не отказывался, разве что с женщинами не водился и не брал в руки денег (в книге подробно расписывается, почему). Впрочем, презренный металл ему был и не нужен: в стране существовала законспирированная сеть подпольных ячеек, готовая завсегда предоставить лидеру и стол, и дом (и даже осла для входа в Йерушалаим) абсолютно безвозмездно, то есть даром. Какая-то из подобных ячеек обеспечивает Ешу и его ученикам и комнату для проведения Тайной Вечери, ввиду изгнания вышеозначенных из Храма после того, как поначалу удачное восстание было разгромлено войсками Пилата, — и там, в этой укромной горнице проводится трапеза, кардинальным образом отличающаяся от стандартного Седер Песах (в норме Седер Песах устраивают с мясом агнца, которого никто, само собой, не резал и не жарил, ибо было не до того). Отсюда и вполне логичный призыв “продать одежду и купить мечи”, исполнение которого было жизненной необходимостью для скрывавшихся в предместье мятежников, планы которых потерпели поражение. А для противоположной стороны очень кстати оказался предатель: кто, как не выходец из среды бунтовщиков, мог еще указать актуальное местонахождение самого “прельстителя” (официальная юридическая формулировка того времени) и “гоэса” (колдуна), а также его самых преданных, пардон за каламбур, приспешников?
Мне одно неясно здесь: если планы Ешу по борьбе с римским владычеством лежали целиком и полностью в русле устремлений всего народа Иудеи, включая иудейскую элиту, и политическое освобождение от гнета оккупантов было делом первостепенной важности, откуда берет свое начало столь осуждающее отношение этой элиты к лидеру восстания, проявившееся на суде и в дальнейшем? Оно коренится в том, что захват Храма радикалами поколебал финансовую устойчивость сильных мира того из числа храмовой аристократии (там подробно описывается, в чем это выражалось)? Или в том, что восстание провалилось? Почему радикалов клеймили и те, из чьей среды они выделились, вместо того, чтобы их поддержать в борьбе против римлян? Если предположения Латыниной имеют под собой хотя бы малейшие основания, то ответ таков: речь идет об обычной, рутиннейшей внутривидовой борьбе, которая, как известно, наиболее жестокая и суровая, а в качестве примеров таковой среди последующих авраамических религий можно привести отношения двух новообразованных ветвей после Великой схизмы; после раскола на шиитов и суннитов в результате борьбы за политическую власть. Трудно спорить с тем, что раннее христианство являло собой плоть от плоти иудаизма (вот в Амиду и пришлось вводить проклятие т.н. “миним”, чтобы от них окончательно отмежеваться), а происходящие расколы везде и всегда сопровождаются анафемами, херемами и такфирами — так уж повелось исторически. По мере размежевания и дальнейшей самостоятельной эволюции возникших направлений конкретные поводы для раздрая (будь это “ересь Двух Властей на Небе”, концепция филиокве или что бы то ни было еще) забываются и замыливаются, уже не представляя особого интереса ни для кого, кроме отдельных исследователей, и остаётся просто глухая неприязнь, сохраняемая “по вере отцов”.
З.Ы. Хотелось бы верить, что пресловутого “оскорбления чувств верующих” в этом посте усмотрено не будет.
З.З.Ы. Если все так, как она пишет — каким образом римские войска в тот судьбоносный Песах проникли в Храм, коль скоро язычникам категорически нельзя заходить за сорэг, даже ради того, чтобы выбить повстанцев? Или “контртеррористическая операция” все списала, а сами они не боялись, руководствуясь принципом — “Б-г не выдаст, свинья не съест”? Что и говорить, смелые были ребята у Понтия Пилата.

Взгляд в Бездну

Какая-то запоздавшая на десять с гаком лет мурзилка зарядила состоящий из копипасты камент к моему посту в неком сообществе, и мне пришло уведомление о том, что камент следует раскрыть. Я, еще не ведая, что это за коммьюнити, прошла по ссылке и…с трудом смогла прочитать сам пост, поскольку этому воспрепятствовала рука, неподвижно застывшая в фейспальме. Прошло немало времени, прежде чем удалось пробиться per aspera ad astra и с ужасом осознать, какая бездна ахинеи открылась предо мною…В итоге резюмировала, дабы закрыть гештальт.


  1. Плиштим — не арии, и высший класс их («князья», которые стояли выше духовенства) — тоже не арии, что бы ни полагал на сей счет Гюнтер. Их происхождение выводится от Мицраим (египтян) через переселенцев на Крит (кафторим), которые, в свою очередь, вторглись на побережье Эрец Исраэль, будучи вытесненными греками (яваним). Подтверждением торанической версии происхождения плиштим могут служить данные археологических раскопок в Ашдоде, Экроне, Тель Касиле, которые позволили выявить существенное влияние крито-микенской культуры. Арии, в свою очередь — это потомки Йефета (каждое его порождение соответствует определенному индоевропейскому народу).

  2. «Существа, принимающие подношения деградировавших рас» — это телега, установленная впереди лошади и причина, перепутанная со следствием. На первом месте — корень деградации (авода зара, чужая работа), и только потом начинается падение носителей мировоззрения, принявших и разделивших его.

  3. Библейские источники следует воспринимать и буквально, и аллегорически, коль скоро уровней толкования хватает для любителей поизощряться.

  4. «Пантеон» не столько семитский (в т.ч. арабский), сколько в целом ближневосточный, где Кулулу, как и Дагон — это боги водной стихии, которые через соответствующий символизм могут быть проассоциированы с парцуфами Атик Йомин/Арих Анпин как первыми, реинтегрированными после погружения мира в хаос в результате разбиения сосудов. В свою очередь, «Иегова» — это просто несуразный набор букв, и странно, что я его вообще употребляла, не додумавшись до чего-то более аутентичного. Зато понятно, почему в цитируемом тексте Лавкрафт устами одного из героев припомнил Сатану — поскольку речь идет об Иной Стороне, вполне логично, что интегральной ее частью являются и иные боги (иной бог).

  5. «Богоборчество», «восстание» и «прометеевско-люциферианский путь» суть игрища инфантильных дебилов (коими, собственно, мы в бытность свою и являлись). Чем-то иным оно становится на двух путях: гностическом («Есть Сын, который древнее своего Отца, узурпировавшего власть») и рационально-материалистическом («Люби себя, чихай на всех; хозяин все даст мне в этом мире, а будущий мир — кушайте его сами»). В пределе они смыкаются (תאומיאל), но и тот, и другой, скажем так — не для слабых. Sanity is for the weak и, при всем уважении к профессионалам своего дела, я — за sanity.

Nota bene: забавно — как бы ни росла, твой враг всегда растет вместе с тобой. Иногда даже думаешь — а надо ли вообще расти, если это не гонка на опережение и если там, куда добираешься, противостоять ему гораздо-гораздо труднее, а цена ошибки — выше?

О парцуфах клипот и связи между Гвурой и ягненком

Давно не писала таких текстов, поскольку не чувствовала в себе уверенного понимания, что называется, матчасти, но тут мне немного помогли, поделившись литературой, и я решила сравнить полученный материал с уже имеющимися знаниями, которые, как выяснилось, берут свое начало из новодела и непонятно на чем основанных сочинений фантазеров от эзотерики. Быть может, кто-то из этих выдумщиков и впрямь там побывал, поэтому писал на основе собственного опыта (в чем я очень сомневаюсь), но в традиции представлено совсем иначе.

Как известно, одно напротив другого создал Творец, и если существуют семь дворцов (שבעת ההיכלות) мира святости, то нечто подобное должно быть и на обратной стороне. Исходя из представленной в «Илан hа-гадоль» информации, так и есть: известны названия семи дворцов обратной стороны, и они кардинальным образом отличаются от тех, которыми потчует своих адептов эзотерическая попса:



Collapse )


Mirrored from Zhenny Slavecky.

Фарго: очарование зла

— … Или вы можете сесть в свою машину и уехать.

— И почему это вдруг?

— Потому что есть пути, на которые лучше не вставать.

Раньше такие на картах отмечали «Здесь живут драконы».

Теперь не отмечают. Но это не значит, что драконов там нет.

(Диалог Малво и Гримли)

А я вчера досмотрела первый сезон знаменитого сериала «Фарго», — почти не интересуясь зарубежной кинопродукцией, до этого времени о нем ничего не знала, но доверилась вкусам Джорджа Мартина, чьи романы легли в основу «Игры Престолов» (а уж об «Игре Престолов» не слышал только ленивый:)) В одном из своих интервью Мартин «Фарго» очень хвалил, а теперь и я последую его примеру: сериал — по крайней мере, отсмотренный мною сезон — и впрямь замечательный, и, что немаловажно для многих нетерпимых к пропаганде ЛГБТ, в нем ни разу не поднимается эта деликатная тема, посему можете не переживать — пикантных сцен однополой любви вы там не встретите.

Зато в «Фарго» на редкость удачно показана не банальность зла, а его — зла — притягательность, перед которой не всякий может устоять. Большинство из нас…впрочем, буду говорить лишь за себя саму — лично я в ситуации, подобной той, куда попал невезучий Лестер Найгард, не сомневалась бы ни на секунду и устремилась вслед за искусителем, теряя сапоги в сугробах, как писал знаток моральных дилемм Курт Воннегут, и согреваясь в условиях нежарких миннесотских зим своим тайно добродетельным нутром…У зла нет одного конкретного имени; умело используя ложь — свое главное оружие — оно постоянно скрывается за изобилием личин и названий. Нечто аналогичное мы видели и в «Терроре», где мистер Хикки взял имя убитого матроса, чтобы прикинуться им и попасть на корабль; приходится прятаться за выдуманными именами, поскольку на произнесение имени подлинного, отражающего сущность вещи, наложен запрет. В монотеистических религиях мы сталкиваемся с недопустимостью упоминать имена других («чужих») богов, а в сериале апелляция к подлинному имени и к событиям прошлого способна дезавуировать персонажа, заставляя его пойти на крайние меры (что хорошо иллюстрирует сцена в лифте, когда Лорн Малво задает узнавшему его Лестеру коварный вопрос — «Ты действительно этого хочешь?»). Думается, что и Лорн Малво — не есть настоящее имя этого охотника за головами и душами, а правда звучит из уст еврея из Дулута («А вот и правда полезла»), сумевшего отличить свет от тьмы без особых трудностей, как и подобает представителю народа священников.

Еврейская тема, обозначенная несколькими яркими штрихами, органично вплетена в картину, — так, Малво совершенно не сдерживается, позволяя себе антисемитские сентенции  — в отличие от него, я едва ли стану их цитировать, как из соображений корректности, так и во избежание излишнего внимания со стороны органов правопорядка. Но антагонист в «Фарго» демонстрирует удивительную честность, давая характеристику римлянам — народу, подчиненному, согласно представлениям иудейской традиции, злому началу. Должно быть, сам духовный покровитель Рима и тех обществ, которые выращены на соответствующей культуре, не сумел бы представить описания более точного и исчерпывающего, — настолько хорошо этот герой знал свойства тех, от кого он происходил и на чьей стороне выступал. «В царстве животных нет святых», — утверждает Малво, и, если под «святостью» подразумевать, как это принято в еврейской среде, отделенность, выделенность (святое — нечто, что выходит из ряда вон), то становится понятно: у волков, движимых лишь инстинктами, убивающих и пожирающих жертву, не нуждающихся даже в основных заповедях (фундаментальная из которых — категорический запрет на пролитие крови), святого и впрямь нет, есть только завтрак и ужин, а следовательно, никакие нравственные императивы не работают, покуда «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Здесь кроется и ответ на поставленный перед офицером Гримли вопрос — «Почему глаз человека видит больше оттенков зеленого, чем любого другого цвета?», и разгадка проста: наша животная природа никуда не исчезла, и со времен изгнания из Эдема (ок — с момента появления homo sapiens) мы как существа биосоциальные обречены на преодоление своих инстинктивных влечений. Именно волк появляется в окне, когда Малво умирает — умирает на своих условиях, иначе и быть не могло.

Отдельно хочется рассмотреть линию взаимодействия «Лестер-Малво». Неким ключом к пониманию их отношений служит плакат — «Что, если прав ты, а не они?» Несколько в других, хотя и схожих, терминах его трактует Каббала: сама постановка вопроса уже вводит субъекта в ситуацию выбора («Ты, Змей, меня УЖЕ об этом спросил, то есть, я УЖЕ должна сделать выбор между «добром» и «злом», между твоим предложением и повелением Творца!»), а надлежащим ответом на него будет демонстрация обезоруживающей наивности и признание правоты того, кто этот вопрос задал: «Ты, Змей, абсолютно прав, а Вс-вышний — Бесконечен, и Он запретил нам есть с Древа познания, поэтому мы будем слушаться Его, а не тебя!». Выбор иного варианта, как считается, влечет «аварийный сценарий», при отыгрывании которого проблемы нарастают, словно снежный ком, что мы и видим в первом сезоне «Фарго» на примере Лестера Найгарда.


При этом мне осталось неясным: зачем Лестеру понадобилось в конечном итоге бунтовать против своего спасителя? Зачем он, вместо того, чтобы подчиниться Малво (что было бы логично), начал выкобениваться и полностью вышел из-под контроля? Возможно, объяснение состоит в том, что у гениального замысла всегда дурные исполнители, потому что эти исполнители — люди, со всеми их слабостями, недостатками и не подкрепленными чем-либо реальным амбициями. Остается разве что принуждать этих исполнителей действовать из-под палки, а потом их хладнокровно и безжалостно уничтожать (во всех планах Малво, которые до того успешно осуществлялись, так и было). Что ж, придется сказать больше о самой себе, чем о героях сериала: а вдруг все-таки, если делать правильно, удастся не только познать добро и зло, но и даже при этом не умереть («нет, не умрете, но будете как…» — и далее по тексту;))? Однако, если у тебя в подручных такие самодовольные чванливые глупцы, как Лестер Найгард, вознесенные из грязи в князи, но благодаря своим же собственным иллюзиям павшие сперва в темный подвал, а потом и в ледяное озеро, то вариант благополучного достижения целей попросту исключен.

Совершенно разочарована финалом сезона, — на мой взгляд, он бездарно и бесславно слит…Пресная семейная идиллия в конце и вовсе вызывает омерзение. И, хотя в «Фарго» раненный Малво был застрелен туповатым Гасом Гримли, который даже загадку о зеленом цвете смог разгадать лишь благодаря своей чуть более сообразительной супруге, на самом деле сущность, им персонифицируемая, не умирает, — в масштабах нашего короткого земного удела, она живет вечно. Недаром отец Молли заявляет, что «нечто» приходило в Бемиджи еще в 1979-м, а сейчас оно возвращается вновь. Увы, это «нечто», как показывает практика, невозможно убить даже в самом себе. Впрочем, считается, что есть в мире 36 абсолютных праведников, которым удалось осуществить невероятное, но лично мне они ни разу не встречались (хотя в их существование я, безусловно, верю, а также верю в исключения, которые лишь подтверждают правило).

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Лекция Юваля Харари «Мудрецы и бесы:магия и общество в Талмуде» — вторая часть

Продолжение предыдущего поста —

Лекция Юваля Харари «Мудрецы и бесы:магия и общество в Талмуде» — первая часть

Демоны воспринимаются как промежуточные существа, живущие в нашем мире рядом с нами, но у них есть что-то от ангелов — они летают, знают будущее. Я вам предложил несколько высказываний мудрецов про демонов, чтобы показать, как они себе представляли их антологию. И вот еще высказывание о том, как с ними нужно обращаться. Религиозные евреи перед сном произносят в кровати молитву «Шма». В Талмуде об этом сказано так (Вавилонский Талмуд, Брахот, 5а):

אמר רבי יצחק: כל הקורא קריאת שמע על מטתו, כאלו אוחז חרב של שתי פיות בידו שנאמר)תהלים קמ»ט, ו( רוממות אל בגרונם וחרב פיפיות בידם ]…[ ואמר רבי יצחק: כל הקורא קריאת שמע על מטתו מזיקין בדילין הימנו.

«Сказал рабби Ицхак: Всякий, кто читает молитву «Шма» на кровати, как будто держит в руках обоюдоострый меч, как сказано: «Возвышенные (славословия) в горле их, и меч обоюдоострый в руке их» (Теѓилим (Псалмы), 149(148):6)… И сказал рабби Ицхак: Всякий, кто читает молитву «Шма» на кровати, прогоняет от себя демонов».

Первая идея: молитва — это орудие, она связывается мечом. Тут есть игра слов: «пэ» (פה) как «уста» и как «грань меча, лезвие», одно и то же слово. Молитва воспринимается как меч, но это не совсем обычно, ведь мы не всегда воспринимает молитву как что-то агрессивное, насильственное, как оружие, а тут мы видим, что человек произносит молитву перед сном в качестве оружия. Рабби Ицхак говорит, что читающий молитву Шма словно держит меч, который пугает демонов, и они от него отдаляются. Опять структурно та же самая идея: человек может при помощи словесной формулы изгнать демонов, и та же идея содержится и в магических чашах, где есть сильнодействующие заклинания, словесные формулы, которые могут изгнать демонов. Ночь — это время демонов, и тому, кто ложится спать, нужна эта сильнодействующая словесная форума, чтобы как-то им противостоять. Но мудрецы не рекомендуют человеку идти к какому-нибудь магу, который пишет заклинания на чашах, а предлагают использовать другие сильнодействующие формулы, а именно, — молитвы, которые самими же мудрецами и установлены. Мудрецы тут фактически продвигают, занимаются промоушеном своего религиозного ритуала, который они пытаются продвинуть таким образом, апеллируя к возможностям этих словесных формул для изгнания демонов. Это своего рода реклама молитвы.

В продолжении текста говорится, что мудрецу необязательно это делать, так как он защищен от этой опасности ночью самим фактом того, что он — мудрец. И этот особый способ рекламировать изучение Торы, молитву, соблюдение заповедей, постоянно появляется и дальше в других источниках, поскольку указывается, что все это способствует защите от демонов. У мудрецов есть особое преимущество — они живут правильно, у них правильный образ жизни, который сам способен защитить их от демонов. Талмудическая литература — это не монолит, там есть споры, но эта идея встречается постоянно. У мудрецов есть еще преимущество — демоны невидимы, и нам повезло, что мы их не видим, но некоторые люди, — в частности, мудрецы, — могут их увидеть, и в том их преимущество.

Collapse )

3. Демонов убить нельзя, и можно только изгнать. Но демоны едят и пьют, как люди, и умираю — как это сочетается с тем, что их нельзя убить? И второй вопрос — есть такой молитвенный атрибут, как тфилин, который содержит букву «шин» (ש) — три «вава» в ней, когда она традиционная, а на поверхности тфилина четыре «вава». Есть ли тут какая-то взаимосвязь с тематикой, что мы рассматривали на лекциях?

Ответ: Во-первых, благодарю за внимание к деталями и умения анализировать в текстах противоречия. То, что демоны умирают, не значит, что люди их убивают. Здесь есть некоторая ситуация, в которой демоны умирают, но мы не знаем, как, так как нет ни одного свидетельства, что человек мог убить демона. Может, они живут такой счастливой жизнью, что умирают от старости. Здесь нет прямого противоречия, они могут умирать по любой другой причине.

Что касается второго вопроса — и мезуза, и тфилин, и другие культовые предметы воспринимаются народным сознанием как предметы, способные воздействовать на реальность, защищать и оберегать, в том числе от демонов и злых духов. Я показывал в первой лекции слайд — микрофильм книги Зоар, служащей в качестве оберега. Или другой пример — Книга Ангела Разиэля, напечатанная в 1701 году в Амстердаме и ставшая бестселлером: по кол-ву копий она превзошла Библию и считалась оберегом от пожара. И такой маркетинговый ход используется до сих пор — так, недавно в Израиле вышла книга — биография некоего раввина, обладавшего магическими возможностями, и там в конце книги написано — «Кто купит книгу и будет хранить ее в доме, тот будет спасен от таких-то бедствий». Это стандартный рекламный ход. А вот про букву «шин» ничего не могу сказать, наверное.

4. Магия оказывается похожей на медицину, и врачи заклинают именами сущностей. Была ли в том обществе вообще граница между медициной или магией, когда человек понимал, надо идти к врачу за припарками или к магу за изгнанием демонов?

Ответ: отличный вопрос Вы задали. Есть целая область — народная медицина, и эта область продолжает существовать наряду с обычной медициной до сих пор. У нас ее называют «бабушкиной медициной». С моей точки зрения, главная граница между народной медициной и магией состоит в использовании словесных формул. Если, например, кто-то берет печень зайчихи и смешивает ее с гранатовым соком, а потом намазывает на живот роженице, чтобы ей было легче рожать — это народная медицина, а если это нужно проделать, и надо еще что-то произнести, то это становится магией. Народная медицина — она материальна, материалистична, просто она оказалась маргинализована научной медициной. В древнееврейских текстах не встречается целителей, евреев-врачей нет в Библии. Верующий еврей должен идти к Б-гу, потому что Б-г говорит человеку: «Я твой целитель», исцеление идет от Б-га. Уже в глубокой древности есть постоянная борьба и дискуссии, как объяснить заболевания, кто должен их лечить — разные типы и подходы уже тогда существовали.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Лекция Юваля Харари «Бесы: древняя еврейская демонология» — вторая часть

Продолжение предыдущего поста —


Лекция Юваля Харари «Бесы: древняя еврейская демонология» — первая часть

Таким образом, в противоположность воззрениям секты кумранитов, считавших, что был изначальный замысел Б-га насчет сил злых и добрых, есть другая история — о падших ангелах, ослушавшихся Б-га и сошедших на землю, чтобы производить потомство с дочерями человеческими. Книга Юбилеев сперва рассказывает ту же историю, а потом продолжает (это повествование ведется от лица ангелов, обращающихся к Моисею):

«И в третью седмину этого юбилея начали нечистые демоны обольщать сыновей Ноя, чтобы ослеплять их и губить… И Бог наш сказал нам, чтобы мы связали всех. Тогда пришел высший из духов Мастема и сказал: “Господи, нельзя ли некоторым из них остаться у меня, чтобы они слушались моего голоса и делали все, что я скажу им? Ибо если ни одного из них не останется у меня, то я не могу являть могущества своей воли над сынами человеческими; ибо они существуют для того, чтоб развращать и обольщать по моему повелению под моим господством, так как злоба людей велика».

Здесь мы видим, все возвращается к изначальному соотношению сил: Б-г все контролирует, и Мастэма просит его, чтобы часть осталась в его распоряжении, так как Б-г хочется избавиться от всех. И тогда Б-г сказал: «Десятая часть их пусть останется у меня, и девять частей пусть сойдут в место суда!»

Если мы думаем, что живем в плохом мире, то все могло быть гораздо хуже, поскольку тут сохранилась только одна десятая часть всех демонов, и абсолютная власть находится в руках бога, решающего, кого куда направить и сколько демонов оставить на земле. И Б-г знает, что злые духи — они именно злые, и действуют неправильными путями. Несмотря на то, что злому архангелу (Мастэма) они нужны для его роли в мире и ее выполнения, Б-г при этом знает, что людям надо как-то помочь защищаться от демонов, ведь демоны не всегда будут действовать по правилам. Мы видим, как в мире воцаряется некий порядок, а людям передаются книги рецептов, чтобы защищаться от демонов, и это — самое раннее в еврейских источниках упоминание о магических книгах против демонов, о средствах борьбы с ними:

«И один из нас сказал: “Мы научим Ноя всем целебным средствам”; ибо он знал, что они ходят не в справедливости, и будут вести борьбу не в праведности. И мы сделали по Его повелению: всех злых, лютых духов мы связали в месте наказания, и десятую часть из них мы оставили, чтобы они предстали пред Сатаною на земле. И целебные средства от всех их (т. е. причиняемых демонами) болезней вместе с их способами обольщения мы сказали Ною, как излечивать себя растениями земли. И Ной записал все, как мы научили его, в книгу, о каждом роде лекарств».

Collapse )

7. Тоже хочу вернуться к предыдущей лекции, где вы говорили, что магия, заклинания — это была своего рода технология знаний. Были ли это технологии манипуляции сознанием?

Ответ: Когда ученики у меня спрашивают про связь между магией и сознанием, я подхожу к стене, нахожу выключатель и выключаю свет, но тут я не нашел выключателя, поэтому не буду этого делать:)) И я задаю им вопрос: Чтобы это выключить свет, нажав на выключатель, нужна вера в то, что свет погаснет; надо ли верить, что это сработает, чтобы это сработало?;)) В большинстве случаев мы соглашаемся, что совершенно не надо верить, что свет погаснет, если мы выключим выключатель — он и без нашей веры погаснет. Я почему про это говорю? Только в том мире, где не верят в магические причинно-следственные связи, имеет смысл говорить о манипуляции сознанием. Если опираться на сами магические первоисточники, вера в то, что это сработает, вообще никак не участвует, и в них даже не рассматривается этот вопрос. Я не знаю ни единого магического рецепта, частью которого была бы вера, что это произойдет, и только тогда это произойдет. Психологизация магии происходит в тот момент, когда меняется вообще технология мира, представление о том, как устроен мир. Поэтому, когда я упоминал о донаучной технологии обращения с миром, я и говорил, что в рамках представления о том, как мир устроен, вырабатываются средства того, как достичь определенных результатов, очень прагматичные средства. Магия всегда работает с миром, а не с сознанием — это важно. Я хочу спросить у вас: заклинание, чтобы кто-то кого-то полюбил — это действие на сознание?

— Не знаю, это ведь вы говорите о магии, а не я.

— Тогда я отвечу коротко: единственная область, в которой можно найти манипуляции сознанием, если это понимать как сознание — это разветвленная область любовных заговоров, чтобы человек думал о ком-то, влюблялся в кого-то. Вся эта область очень развита, и здесь, если захотеть, можно найти что-то похожее на то, о чем вы говорите.

8. Две точки зрения о свободе воли демонов — они созданы изначально злыми или они пошли на сознательный бунт, сформированы на основании довольно древних источников. Какая точка зрения в итоге возобладала среди иудейских теологов?

Ответ: Эти апокрифические книги, которые в канон не вошли, и в иудаизме демонология не вошла в теологию и богословие, как это произошло, допустим, в христианстве. В Каббале это потом проявилось, в еврейской мистике, где говорится, в частности, о Ситра Ахра (Другой Стороне). В Книге Берейшит, где рассказывается про Ган Эден (Райский Сад), нет никакого демонологического компонента, там очень земным образом все описывается — есть змея, хотя мы не очень понимаем ее природу. Змея была самой хитрой тварью среди всех зверей, но это такое же животное, как и все остальные. Более поздняя, христианская традиция, прежде всего превращает змея в Сатану, и еврейские толкования талмудического периода тоже видят в змее сатанинский образ. Но важно видеть временной разрыв между самой библейской историей и более поздними толкованиями. Есть два способа это понять: либо в Библии есть цензура, и ею демонологический подтекст был подчищен, но всплыл потом, либо его не было, и в более позднее время его как бы «вчитали» туда.

9. Когда изгоняют духов и демонов, куда они уходят? И где они находятся в тот момент, когда еще не проникают в человека?

Ответ: Если бы я спросил об этом у мудрецов Талмуда, они бы ответили, что демоны находятся прямо тут, вокруг нас, мы просто их не видим. У каждого из нас тысяча демонов с одной стороны и десять тысяч с другой стороны, они везде, и у них не то чтобы есть особая форма или гигантские размеры. Ваш вопрос очень интересный, но он никого не волнует. Когда их изгоняют, никто не думает, куда они уходят. Есть четкая граница между культурной территорией, цивилизованным миров и миром диким, миром пустыни, где люди не живут. Демоны ассоциируются с этими дикими пространствами, где люди не обитают; они живут в пустынях, на руинах или в рудниках, где людей нет. В магической практике бесов не убивают, ведь невозможно убить демона. И я должен объяснить с исследовательской точки зрения логику этого подхода: демоны нам нужны как категория интерпретации реальности: если их всех поубивать, как мы будем объяснять то, что происходит в мире? Их можно прогнать, но уничтожить нельзя, так как это нужная вещь для объяснения мира.

[Здесь мне вспомнились лавкрафианские «Великие Древние», которые обитают либо за пределами нашего мира, в других звездных системах, либо вовсе в иных измерениях; в крайнем случае, как Ктулху, спит в затонувшем городе в еще неизведанных глубинах океана. Наш мир расширяется, непознанное отступает с освоением все новых территорий, и демоны, таким образом, вытесняются за грань привычной реальности, в космос или океанические глубины. Если взглянуть на него с этой стороны — вполне естественный получается процесс — Ж.Н.]

Mirrored from Zhenny Slavecky.

Еще раз про «очень хорошо»

Перед девятым ава об этом, пожалуй, следует написать. Зоhар тут открыла — говорят, что можно читать Зоhар, даже не понимая в нем ни слова, поскольку это духовно полезное занятие. Вот я и не понимаю ничего (признаться, матанализ или какие-нибудь дифуры кажутся в сравнении с представленным в нем материалом невероятно простым знанием), но все же, следуя этому тезису, внимаю написанному. И встретились мне там следующие строки («Сихон и Ог»): «Отныне и впредь – горе тебе, Моав, ибо сокрушен тот, кто был твоим защитником. И поэтому, поскольку видел Моав, что сокрушен защитник их, сразу: «И очень испугался Моав этого народа». «Очень» – больше, чем смерти. Потому что под «очень» подразумевается ангел смерти».

Я и прежде сталкивалась с мнением, согласно которому, если употреблена характеристика «хорошо» — то все в порядке, а если к ней прибавляется «очень», то речь идет уже о чем-то довольно опасном, и не факт, что действительно хорошем (наподобие бытующей в русском языке поговорке: «лучшее — враг хорошего»). Поискала в ранних своих постах, — оказывается, в них тоже эта идея присутствовала:

«Поскольку записей я не делала, воспроизведу лишь некоторые пояснения на память — собственно, начали мы с темы, рассматривавшейся на одном из предыдущих шабатонов — «Змей, ты абсолютно прав». Да, прав и честен с искушаемыми, истинный …(подставьте сюда сами выражение по вкусу, «комсомолец» — вполне достойная характеристика:)), ибо предлагает послужить Творцу не просто хорошо, а очень хорошо, увеличив свою награду за более сложную в исполнении заповедь. Ведь какой выбор у первого человека? Между «хорошо» и «очень хорошо», вот и предложение поступает релевантное — «Ты возьми злое начало как часть себя самого, смешай святость и нечистоту, чтобы эго заслонило для тебя Волю Б-га — а затем попробуй исполняй эту волю, как прежде, с тем же радением и искусностью». Но, очевидно, это будет намного сложнее, а значит, исполняющий такую заповедь и награды удостоится гораздо б0льшей. Самое собой, рациональный компонент при конструировании достойного ответа начинает давать сбой, покуда и впрямь — «Змей всегда приходит с ratio, и его аргументы железобетонны и увесисты, как могильная плита». Хотя некий раби Симха умудряется парировать довод Змея именно с рациональных позиций, и делает это следующим образом: уже само рассмотрение всерьез провокационного вопроса, задаваемого злым началом, и последующая попытка дать на него ответ (иной, кроме как — «Простите, я вас не понимаю») — суть понижение уровня, потому что по факту влечет подмену выбора между хорошим и очень хорошим выбором между добром и злом (טוב ורע)».

А другие подробности есть у Гитика, от которого идея и была почерпнута:

«Говорят мудрецы: «Тов меод – это йецер ґа-ра [злое начало]». Качественный скачок от уровня хорошо (абсолютно подходит) к уровню очень хорошо можно объяснить следующим образом. Если нечто соответствует нашим ожиданиям, мы говорим: «хорошо», – но если оно намного превосходит их и служит нам новым, совершенно неожиданным образом, то мы говорим: «очень хорошо». Так и ערה רצי – йецер ґа-ра создан для какой-то цели (о ней мы ещё будем говорить). Но оказывается, что функция его значительно превосходит наши ожидания. В нашей модели с «мерседесом» иллюстрацией вышесказанному может быть бензин. Он принципиально не такой, как детали машины, и по сравнению с ними он – ра (вроде плох, нефункционален как деталь). Хотя, с другой стороны, и ему можно найти применение, например, протирать им детали. Но если залить его в бензобак «мерседеса» и включить двигатель, окажется,что бензин придаёт механизму неожиданную, замечательную функцию».

«Очень» — на иврите «меод»(מאד), гематрия 45 или מה (мэм-hей), и в то же время, аналогичная гематрия у Тетраграмматона, если как бы «развернуть» каждую букву (такая операция называется еще «наполнение» или «милуй» — מילוי): «уйд» записать как «יוד», «hей» как «הא», «вав» как «ואו» (а если не разворачивать, то гематрия — 26). По-видимому, должно существовать и объяснение этого совпадения, которое я склонна сопоставить с еще одной цитатой из Зоhара («Цалья, который поверг Билама») — «И кроме того, у всего, что есть в святости, есть противоположность в ситра ахра», то есть, силы нечистоты противостоят силам святости. Впрочем, возможны еще иные соображения, связанные с тем, что в качестве буквы наполнения в данном случае используется «алеф», а сам этот тип наполнения относится к сфире Тиферет и миру Йецира; кажется, парцуф М’А (מה) ставили в соответствие миру Некудим, где произошло разбиение сосудов (и тогда это действительно что-то объясняет), но тут нужно как следует углубляться в Каббалу, в то время как мои способности в этом весьма ограничены.

Интересно, что в наши дни «меод» пишут через «вав» (מאוד) — во всяком случае, нас именно так учили в ульпане, хотя в Торе никакого «вав» в этом слове мы не видим. Если учитывать еще и «вав», то гематрия будет 51 или נא (нун-алеф), и с этой частицей в иврите тоже связана отдельная история:

«Подарок от ангела смерти

И молился я Б-гу в то время: «…Дай мне, пожалуйста, перейти («ээбра на»), и увижу я эту хорошую страну…»… Но сказал мне Б-г: «Полно тебе, не говори Мне больше об этом!» (3:23-26).

Почему Б-г так резко оборвал своего любимого пророка? Ведь Он любит, когда к нему обращаются с проникновенной молитвой.

Обращаясь к Вс-вышнему, Моше употребил усилительную частицу «на», которая в данном контексте приблизительно означает: «ну, пожалуйста, не откажи».

Мидраш сообщает, что Б-г неизменно исполнял просьбы Моше, если он дважды произносил, как заклинание, частицу «на». Источником этого мидраша считается эпизод, приведенный в талмудическом трактате «Шаббат». Когда Моше поднялся на гору Синай, чтобы получить Тору, все находившиеся там ангелы дали ему подарки. Среди них был и ангел смерти, от которого пророк узнал о волшебной силе двойного «на».

Вот почему, когда Б-г поразил проказой Мирьям, сестру Моше, за клевету на брата, пророк произнес лаконичную молитву с двойным «на»: «Кель, на, рефа на ла!» — «О,

Г-сподь, умоляю, исцели ее!» (Бемидбар, 12:13). Волшебное слово сработало. Через неделю проказа исчезла, и Мирьям вернулась из карантина в походный стан.

По всей видимости, Моше, которому очень хотелось войти в Эрец Исраэль, решил повторить этот словесный прием: «Эабра на…» — «Дай мне, пожалуйста, перейти…». Но Вс-вышний не собирался выполнять эту просьбу и перебил пророка, не дав ему сказать второе «на»: «Хватит, Моше, не повторяй это слово. Ты останешься здесь, на восточном берегу Иордана».

Кстати, двойное נא встречается в известной каббалистической молитве «Ана бекоах», в первой и третьей строке (соответствуют сфирот Хесед и Тиферет):

Считается, что это универсальное и очень сильное средство от любой беды.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

«Аидише Мама», или о подлинных причинах многих наших бед

«Юноши подросли. Эсав стал опытным ловцом, человеком полей, а Яаков — смирным человеком, обитателем шатров». (תולדות, כז)

Начиная этот разговор, я ощущаю себя так, будто обняла пятитонный валун и самоуверенно попыталась приподнять его над землей, — неудивительно, что затея чревата неудачей. С другой стороны, разве может обернуться неудачей желание поразмышлять над сюжетами Торы, которые кто-то назовет древними мифами ближневосточных племен, чудом дошедшими до наших дней, но потерявшими при этом всякую актуальность, а иные — наполненным б-жественной мудростью предвечным планом мироздания, существовавшим еще до творения? Но начать придется с, казалось бы, совсем примитивной темы, больше подходящей для анекдотов, нежели для серьезного обсуждения, и тема эта — «еврейская мама».

Да, на первый взгляд это даже смешно (если бы не было так грустно) — на семинаре, который я посетила на днях, ведущая (сама, как несложно догадаться, уже много лет являющаяся еврейской мамой) предложила собравшимся озвучить ассоциации, приходящие на ум при упоминании этого словосочетания, и услышала нелестное: «гиперопека», «тревожность», «Изя, надень шапочку и шарфик», «А вот мама тебе говорила!», «Мама жизнь прожила и знает лучше», «У всех должно быть свое мнение, и у тебя, сынок, тоже — и вот сейчас мама тебе его расскажет», — этот ряд можно продолжать и дальше, опираясь на народный фольклор, но печальная правда состоит в том, что социально приемлемыми из всех названных нами вариантов являются разве что два — «любовь» и «забота», а все остальное — суть воспитательные перверсии и психологические комплексы, отравляющие жизнь обоих сторон — и матери, и ее детей, вынужденных выбирать одну из двух стратегий взаимодействия: либо бунтовать против такой мамы и ее указаний, либо, напротив, во всем с ней соглашаться, дабы случайно не обидеть. Участники семинара приводили совсем уж одиозные примеры, когда сын в возрасте за сорок продолжает жить с престарелой матушкой, угождая ей и являя тем самым ярчайший образец «маменькиного сыночка», реализация которого в качестве мужа и отца невозможна, или когда ребенок, вынужденный потакать сакраментальному «надень шапочку», выходит из дома и, опасливо озираясь (вдруг мама увидит?), прячет эту шапку в карман. Тот факт, что подобные отношения являются нездоровым, а состоящие в них страдают созависимостью, вряд ли будет кем-то оспариваться. Однако, многие из присутствующих согласились, что вот это свойство — готовность чрезмерно опекать потомство, окружать его максимумом заботы — настолько глубоко «вшито» в психику, что стало фундаментальной чертой еврейских матерей, срабатывающей уже на инстинктивном уровне, и даже наиболее свободомыслящие, либерально настроенные родительницы, признающие в своем чаде отдельную личность со всеми присущими ей правами, не в состоянии бороться с собой, когда речь заходит не только о ерунде вроде неодетой шапки, но и о вещах куда более серьезных: о выборе ребенком профессиональной принадлежности или партнера. «Найди всему начало, и ты многое поймешь» — откуда же матери заимствуют эту поведенческую модель; где, в каких глубинных слоях коллективного бессознательного сокрыт ее исток?



Нам был предложен пространный отрывок из Торы (глава Толдот), персонажи которого уже не раз становились героями моих постов:

Collapse )

Mirrored from Zhenny Slavecky.