Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

(no subject)






Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

(Статья 19 Всеобщей декларации прав человека)

promo nibaal december 29, 2012 03:55 1
Buy for 10 tokens
"Cобирание изгнанников само означает собирание всех искр, пребывавших в изгнании". Х. Витал 1. Возвращение. Часть I. Основы 2. Возвращение. Часть II. Практика 3. Возвращение. Часть II. Практика-2 4. Возвращение. Часть II. Практика-3 5. Возвращение. Оплот последней надежды…

Незаслуженно забытая заинтересованная сторона по делу Бориса Воронцова


«Традиционно «Новгородский портал» предлагает всем заинтересованным сторонам принять участие в диалоге» — сообщает ведущий программы «Люди в теме» на Радио «ЭТО», в студию которого был приглашен адвокат г-на Малькова, г-н Захаров (Источник). Этот выпуск стал едва ли не первым, который я просмотрела внимательно целиком, потому как с некоторых пор продукцию, выпускаемую редакцией «Новгородского портала», смотреть и читать практически невозможно — скука смертная. К тому же, почти вся информация, посвященная многочисленным эпизодам дела Воронцова, была изложена в серии статей, опубликованных мною ранее, еще в годы нашего сотрудничества, на том же Новгородском портале, и не только. Вот лишь малая часть этих публикаций:

1. Борис Воронцов и свора подлецов

2. «Воронцовский фонд» проиграл суд и попал под реституцию

3. В «Аркажах» гуляет ветер. Скоро он будет гулять и в стенах бывшей гостиницы «Мста»?

4. 200-милионный долг Бориса Воронцова: награда нашла героя

5. Невозвратные кредиты как короткий путь к санации, и Россельхозбанк тому пример

6. Лед тронулся, череда банкротств деловых партнеров экс-губернатора Сергея Митина началась

Также материалы моего авторства собраны воедино на Форуме Умных Людей, в отдельной теме, посвященной бывшему вице-губернатору Новгородской области, в настоящее время уже не первый год находящемуся под стражей.

Понятно, что как сам адвокат, так и интервьюирующий его субъект старательно избегают упоминать эти статьи даже вскользь: первый действует так потому, что информация, содержащаяся в них, дезавуирует его подзащитного (но, не исключаю, что он просто не знает о существовании данных материалов); второй, забанивший меня практически во всех соцсетях, обходит эти публикации молчанием по той причине, что их автором являюсь я. Сторона обвинения, как верно было отмечено, в студию не придет — ей это не по рангу. Однако, ведущий лукавит, утверждая, будто понятия не имеет, кто может стать заинтересованной стороной по этому вопросу, ведь ему отлично известно, кто в течение долгого времени публиковал посвященные делу Воронцова и его пособников материалы, и кто досконально знает многие детали этого дела. Также заинтересованной стороной является Дмитрий Макеев, которого Борис Воронцов и действовавшая под его началом Наталья Макеева де-факто лишили дорогостоящего недвижимого имущества, полагающегося ему на основании наследования по закону — если нужны контакты Дмитрия, я готова ими поделиться. Впрочем, в силу вышеуказанных обстоятельств я едва ли удостоюсь поучаствовать в диалоге, несмотря на столь щедрое ко всем заинтересованным сторонам предложение и даже произнесенное со скорбным видом заверение — «Вы знаете, мы никому не отказываем»:)) Не имея возможности добраться до Новгорода, я, конечно, направлю свой текст в редакции «Новгородского портала» и «Ваших новостей», декларирующие открытость для всех вместе и каждого в отдельности, но на понимание со стороны редакций упомянутых СМИ не особенно-то и рассчитываю: понятно, что все авторы равны, но некоторые – равнее других. Так пусть хотя бы здесь эта информация будет представлена — уже хорошо.


Диалог предполагает наличие у оппонента возможности задать вопросы, в том числе вопросы риторические. В рамках участия в диалоге меня интересуют ответы на ряд прелюбопытных вопросов:

1. Если кредитный комитет, функционирующий в РСХБ, принимал решения об открытии кредитных линий для тех или иных юридических лиц, аффилированных с г-ном Воронцовым, согласовывал заявки и осуществлял голосование, но при этом ответственность за принятые решения нельзя возложить на г-на Малькова единолично, то кто мешал (или, будем совсем откровенны — что помешало) г-ну Малькову как руководителю регионального отделения банка подойти к этому шагу столь же пристрастно, сколь это обычно бывает, когда простым гражданам выдаются — или не выдаются — ипотечные кредиты и производится оценка рисков? Проще говоря — почему при всей очевидности рисков невозврата кредитов, которые в итоге действительно не были возвращены — г-н Мальков на эти риски попросту закрыл глаза, да и кредитному комитету их не открыл? Получается, единственный человек в РСХБ, способный адекватно оценивать реальность (и то не всегда) — это риск-менеджер? Так, может, риск-менеджеру с руководителем и зарплатами поменяться?

2. То, что от имени Казакова заключался договор об открытии кредитной линии — это тот еще секрет полишинеля, и о нем с выкладыванием копий документов уже говорилось здесь.

Но Казаков в данном случае — лишь исполнитель, а бенефициаром, получавшим конкретные профиты за услуги лоббирования («пробивания») кредитов для Бориса Воронцова, стал Мальков. Поэтому Казаков на свободе (и то, вероятно, лишь временно), а Мальков наконец-то нашел свое место в местах не столь отдаленных. По мнению адвоката, подчиненный должен нести больше ответственности, чем его начальник, исходя только из того факта, что договор составлен от имени подчиненного? Но ведь начальник был не просто в курсе его деятельности, но и сам ее одобрял.

3. «Я ж не юрист, я спрашиваю» — заявляет А.А. Киш. Но, если мне не изменяет память, А.А.Киш ранее утверждал, что диплом юриста у него есть. То ли память у меня девичья (и тогда — ошибочка вышла, прошу извинить), то ли кто-то привирает?

4. Вопрос о сроках давности, безусловно, следует задавать не адвокату, а правоохранителям. Они СМИ имени г-на Киша вряд ли просматривают и отвечать на вопросы, там заданные, не станут. Но совсем проигнорировать эту тему тоже не могу — как раз в 2015 году, когда об истечении сроков давности речи не шло, мною было написано немало обращений в правоохранительные органы по поводу криминальных схем, которые на территории Новгородской области реализовывал бывший вице-губернатор Борис Воронцов; в числе подозрительной деятельности были упомянуты и процедуры открытия РСХБ кредитных линий. На все мои заявления были получены отписки (пример одной таковых доступен по ссылке). Хочется осведомиться: почему в момент моего обращения никто не заинтересовался этим делом, не провел доследственную проверку и по ее результатам не принял надлежащего процессуального решения в виде возбуждения уголовного дела? Ведь были не только мои заявления в правоохранительные органы, но и мои публикации в СМИ — с ними ознакомилось в т.ч. УФСБ по Новгородской области, отслеживающее все подобные инфоповоды. Почему сразу не последовало реакции, чего ждали наши доблестные борцы с преступностью? Или опять, как и в случае с бандитским заповедником, они решили начать работу только тогда, когда поменялась власть в регионе? Понимаю, еще бы: губернатор, потворствующий аферистам — слишком серьезная фигура, чтобы правоохранители шли наперекор. К слову, питерская Контора Воронцовым тоже не заинтересовалась (Новая газета в Петербурге публиковала ряд статей, оставшихся без внимания), но по другой причине: для них Борис Воронцов — пташка слишком уж невысокого полета, а Новгород с его местечковой возней воспринимается примерно так же, как деревня Моисеево Маревского района — новгородцами.

5. По договору купли-продажи кадиллака от 5 марта 2014 года (покупатель — Мальков, продавец — Воронцов) денежные средства в размере 1,3 млн рублей были переданы Воронцову наличными по расписке? Где именно состоялась передача? Созванивались ли стороны договора накануне или в дальнейшем, брали ли с собой мобильные телефоны? Не в моих интересах делать подсказки адвокату, но я все же дам ему фору: пусть изучит материалы уголовного дела, возбужденного в отношении г-жи Макеевой, и проштудирует постановленный по этому делу приговор (особо пристальное внимание необходимо обратить на пассажи о встречах в районе «Парка Победы»). Его ждет сюрприз:)) Полагаю, что при грамотном проведении оперативно-розыскных мероприятий версия защиты рассыплется, как карточный домик. В силу УПК РФ именно правоохранительным органам надлежит доказывать, что бумаги фиктивны, и, ориентируясь на приговор г-жи Макеевой-Ковалевой, могу с уверенностью констатировать: следствие это докажет. Одними только показаниями г-на Воронцова (равно как и почерковедческой экспертизой) собранные доказательства исчерпываться не будут — имейте в виду, г-н Захаров.

6. Почему-то Антоний Киш молчит по поводу роли Сергея Митина в неблаговидных делах, проворачиваемых его бывшим заместителем, а также в сделках между РСХБ и аффилированными с Воронцовым фирмами. Отчего бы не поинтересоваться: известно ли адвокату о том, какие конкретно злоупотребления административно-властными и управленческими функциями были допущены губернатором Митиным в годы его правления, применительно к взаимоотношениям между указанными хозяйствующими субъектами? Я понимаю, клиенту г-на Захарова невыгодно начинать говорить (кто ж г-на Митина посадит — он же сенатор), но можно попробовать поиграть на конъюнктуре (нынешний губернатор своего предшественника не жалует), да еще и заодно скостить срок за счет сотрудничества со следствием. Кстати, на форуме этот вопрос задавали еще в 2017 году, и теперь следует его дополнить: «Если Мальков взял борзыми щенками кадиллаком и помещением в недострое, то какова была доля сенатора?»

7. Хочется усомниться в здравомыслии Сергеевой Ольги (сестры Малькова), которая приобрела некое помещение в Аркажах. Адвокат даже не в курсе, в здании какой именно очереди строительства размещался купленный объект, — он действительно досконально разобрался в деле? Кто станет покупать недострой, уже тогда, на момент покупки, очевидным образом заброшенный? А вот как именно это помещение получил Воронцов (кстати, привлеченный также к делу по иску Сбербанка к ООО «Аркажская слобода»), как раз известно: утверждалось, будто он вложил 200 млн в проект, поэтому распоряжался (вероятно, через переуступку права требования) объектами по своему усмотрению. А вопрос, собственно, все тот же, что и в случае с кадиллаком: как осуществлялись взаиморасчеты, неужели опять наличными средствами? В практике арбитражных судов, рассматривающих дела о банкротстве компаний-девелоперов, и ранее принимавших от дольщиков заявления о включении требований о передаче жилого помещения в реестр требований кредиторов, зачастую фигурировали запросы информации о доходах за несколько лет, предшествующих покупке дорогой недвижимости. Сергеева Ольга, сестра Малькова, способна предоставить такую информацию? Впрочем, следствие ее добудет и без помощи Сергеевой, но будет ли величина официальных доходов соответствовать покупательной способности г-жи предпринимательницы — большой вопрос. И не забывайте про ОРМ — сестре лучше заблаговременно озаботиться поиском адвоката, если она еще этого не сделала, а также учесть ошибки подельницы Бориса Воронцова, г-жи Макеевой, которая в настоящее время находится под стражей.




Ох уж эта удивительная новгородская предприимчивость…

Местечко, где я нынче появляюсь нечасто, тем не менее, не устает изумлять инфоповодами, преимущественно негативного характера. В частности, на ФУЛе жалуется предприниматель, обремененный возросшими имущественными налогами, увеличившимися в десять (sic!) раз — если раньше он платил налог на имущество в размере чуть более 10 тысяч рублей за нежилое помещение площадью 60 метров с кадастровой стоимостью свыше 4,5 млн рублей, то теперь эта сумма выросла аж до 106 тысяч отечественных тугриков (2% от кадастровой стоимости). Казалось бы, ничего не остается, кроме как сокрушаться: незавидно живется в Расее малому бизнесу, а в провинциальном городке дела обстоят и вовсе плачевно. Но не будем торопиться, а лучше взглянем на соседей, имущественный налог у которых отчего-то не поражает своей величиной, ввиду того, что кадастровая стоимость трехсотметрового нежилого помещения, где располагается принадлежащее соседям Café le Chocolat, составляет всего 2,8 млн рублей. Как же так — в одном и том же доме 60 кв. метров стоят 4,5 млн, а 300 кв. метров — в два раза меньше? В чем логика столь разительных отличий?




А логика — она в том, что кафе le Chocolat — это чье надо кафе, и при неофеодализме, в условиях которого функционируют и развиваются общественные отношения на постсоветском пространстве, крайне важно, кто именно владеет собственностью: простой холоп или титулованная особа. Хотелось бы задать г-ну Бобрышеву, который намеревается претендовать на кресло в ГосДуме, баллотируясь туда от Новгородской области, следующий вопрос — не возникает ли у вас, сударь, желания тем или иным образом увеличить поступления в казну Новгородчины за счет имущества, принадлежащего вашей семье, путем приведения в соответствие его реальной и кадастровой стоимостей, — притом, что кадастровая стоимость в настоящий момент равна рыночной (п. 3 ст. 66 №136-ФЗ от 25.10.2001)?




Collapse )


Как Борис Воронцов избавлялся от дворцов

«Списком, товарищи, списком — чего там волынку тянуть!»(с)

Вот и не стану тянуть резину, а с места сразу в карьер: на днях ко мне обратился джентльмен с закрытым профайлом и малоинформативными реквизитами (Иван Иванов, Михаил Михайлов — что-то типа того), особо интересовавшийся подробностями жизнедеятельности маменьки известного петербургско-новгородского пройдохи Бориса Воронцова, ныне коротающего дни в новгородском СИЗО — кто, мол, она такая, эта Наталья Николаевна, и откуда у нее столь обильные залежи серебра да злата (а также, как поведал таинственный полемист, почему-то пушнины, которая валялась повсюду в мешках в офисе «Воронцовского фонда»), что еще в бытность свою банкиром она ссужала страждущим немалый кэш, хотя и не без собственного профита? Нет никакого желания выяснять, как же мадам Воронцова дошла до жизни такой, и был ли действительно в ее управлении банк (хотя, по всей видимости, таки был, но уже почил в бозе, как и прочие дела рук этих великих комбинаторов), однако в моем распоряжении есть кое-что чуть более полезное, нежели разбор воронцовских шалостей, творимых в девяностых и в начале нулевых, потому что с тех времен уже много воды утекло, и ничего не поправишь (разве что в государстве расейском когда-нибудь затеют пересмотр итогов приватизации), а в случаях, о которых дальше пойдет речь, сроки давности еще терпят.

Собственно, нижеизложенная информация, возможно, окажется ценной для кредиторов «Воронцовского фонда» и лиц, аффилированных с последним, которые в настоящее время ведут тяжбы по всем фронтам (дело раз, дело два, дело три), поскольку нормами как общего (ГК РФ), так и специального (ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») законодательства предусмотрено оспаривание сделок, совершенных должником или иными лицами за счет должника, при определенных условиях. Имеются ли в рассматриваемых примерах необходимые условия, думать будут те, кому перепадет на долю формирование правовой позиции и ведение процессов, а в перспективе решающее слово за судебными инстанциями, выносящими решение по данному вопросу, но есть все основания полагать, что в сделках по отчуждению Борисом Воронцовым ранее принадлежащего ему имущества в пользу новых владельцев (и не факт, что приобретатели являются добросовестными) наличествуют все признаки недействительности.

Начнем с самого древнего и будем к двигаться к финалу:

1. В собственности Бориса Воронцова была квартира площадью 86 кв. м., расположенная по адресу: Санкт-Петербург, ул Сикейроса, д 12, литера А, кв. 131 (78:36:0005532:3653), право собственности интересующего нас субъекта на которую прекращено в 2013 году:




Права и ограничения на сегодняшний момент:
№ 78-78-39/067/2013-278 от 08.11.2013 (Общая долевая собственность)
№ 78-78-39/067/2013-278 от 08.11.2013 (Общая долевая собственность)

2. Борис Воронцов владел жилыми домами, расположенными по адресам: г. Псков, ул. Горького, д. 4б и 4в (60:27:0050213:43) – право собственности Воронцова на объект недвижимости с указанным кадастровым номером было прекращено в 2014 году. На сегодняшний день сведения о правах и ограничениях в ЕГРН отсутствуют:




3. Бывший вице-губернатор Новгородской области являлся также обладателем жилого дома площадью 670 кв. м., расположенного по адресу: г. Всеволожск, ул. Горсткина, д. 30 (47:07:1301071:72), право собственности на который было им прекращено в 2015 году:




Новый собственник не избежал наложения обременений:
№ 47-47/012-12/155/2014-319/2 от 16.01.2015 (Собственность)
№ 47-47/012-47/012/007/2016-764/1 от 08.04.2016 (Ипотека)
№ 47-47/012-12/121/2012-131/2 от 16.01.2015 (Ипотека)
№ 47-47/012-12/177/2014-396/1 от 16.01.2015 (Ипотека)

4. Наконец, в 2015-2016 годах Воронцов избавился и от принадлежащих ему земельных участков в городе Всеволожск (ул. Горсткина, д. 30, 30а, 26), в городе Псков (ул. Горького, д. 4б и 4в) и в Батецком районе (деревни Малая Удрая и Большая Удрая). Чуть раньше, в 2011-2012 годах (здесь будет трудно что-либо доказать — сроки) он подобным же образом распрощался с автомобилями, в числе которых — Кадиллак GMT 926, Ауди 8L, Хонда VALKYRIE, Мерседес S350, Шевроле Camaro и квадроцикл max 800-НО.

Выписки из ЕГРН, в т.ч. архивные, по представленным кадастровым номерам желающие вправе запросить самостоятельно, чтобы иметь представление о счастливых обладателях «заводов, газет, пароходов» (интересно, кто бы это мог быть?;)). Ну, а «Михаилам Михайловым» добрый совет — ваши, господа оперативники, незатейливые имена так же выделяются на общем фоне, как и остроносые штиблеты вкупе с серо-зелеными болоневыми куртками, к коим вы почему-то весьма пристрастны. Будьте проще, и люди к вам потянутся, в том числе с востребованной информацией. А меня вы этими наивными хитростями не проведете, и даже скромная приписка: «считаете провокатором — не отвечайте» — делу ничуть не помогает;))






АНО «НОТ» — без пяти минут банкрот

То, о чем так долго говорили большевики представители новгородской медиатусовки, свершилось: АНО «НОТ» — без пяти минут банкрот. В средствах массовой информации появились сведения о процедуре банкротства Новгородского областного телевидения, инициированной Корпорацией Сплав, которая, как оказалось, является по отношению к НОТ кредитором, причем сумма задолженности весьма немалая: более шести миллионов рублей. Но заявление о банкротстве — лишь вершина айсберга, а темные воды странных и нелогичных сделок, скрывающие его невидимую большинству часть, плещутся в делах, рассмотрение которых было начато Арбитражным судом Новгородской области еще в прошлом году. В частности, речь идет об арбитражном производстве по делу №А44-11289/2017, где Корпорация Сплав выступала истцом, а АНО «НОТ», образованная в 2004 году, было, как несложно догадаться, ответчиком. Эта организация, осуществляющая деятельность в области телерадиовещания, в число учредителей которой входят администрации всех районов области и областного центра, Администрация Новгородской области (ныне громко и пафосно переименованная в Правительство, но не потрудившаяся внести необходимые изменения в ЕГРЮЛ относительно своих дочерних предприятий), а также г-н Даревский, в 2011 году, через пять лет после своего появления, вдруг начала влезать в долги.

В частности, как следует из материалов дела №А44-11289/2017, «16.08.2011 между АО «Корпорация Сплав» (Займодавец) и

АНО «НОТ» (Заемщик) заключен договор займа № 4.110/11, по условиям которого Займодавец принял на себя обязательства предоставить заем (передать Заемщику денежные средства) в размере 5 900 000 (пять миллионов девятьсот тысяч) рублей, а Заемщик обязался возвратить Займодавцу полученную сумму займа с процентами». Обещать — не значит жениться, и Новгородское областное телевидение ни основную сумму долга, ни проценты вернуть займодавцу так и не удосужилось, несмотря на то, что, к примеру, в 2013 году, как следует из финансовой отчетности компании, ее прибыль составила 11 миллионов 20 тысяч рублей, то есть, заплатив шестимиллионный долг Корпорации Сплав, НОТ не осталось бы в минусе. Впрочем, возникает еще такой вопрос: зачем организации, чьими учредителями являются исполнительные органы государственной власти, вообще понадобился этот заем, и с какой стати Корпорация Сплав ради НОТ соизволила расстаться с немалой суммой, — расстаться, как теперь выясняется, надолго, если не навсегда? Ведь НОТ не являлось контрагентом Сплава, с которым у того были бы деловые отношения в рамках основных видов экономической деятельности; без малого шесть миллионов рублей было бы выгоднее пустить в оборот, просто положить в банк или, коль скоро обозначилась потребность в ублажении администраций всех уровней, состоящих в учредителях НОТа, целесообразнее было отнести эти немалые средства прямиком в кассу Желтого дома, оформив в качестве пожертвований на какое-нибудь благое дело…Кстати, а был ли мальчик договор займа № 4.110/11 от 16.08.2011 года вообще? Видел ли суд оригинал данного договора, или Корпорация Сплав предоставила его заверенную копию, использовав универсальную формулировку, уже звучавшую в нескольких подобных делах и сославшись на то, что «оригинал договора займа №___ от «__» ____ 2011 года был утрачен ввиду корпоративного конфликта на предприятии»? Зело темны эти вопросы, покрыты плотным туманом неведения и разборок хозяйствующих субъектов эпохи прихода к власти г-на Митина, ныне — сенатора от Новгородской области…

Как бы то ни было, хотя местонахождение Новгородского областного телевидения хорошо известно всем новгородцам, и хотя там по-прежнему числятся какие-то сотрудники, получающие заработную плату (надо полагать, юрист там тоже есть), ни на одно из заседаний по делу о взыскании долга представитель ответчика не явился, отзыв на иск Сплава не представил, почтовое отправление с копией определения суда не получил (ввиду чего оно было возвращено с отметкой об истечении срока хранения), как отмечает в своем решении Арбитражный суд Новгородской области. Поскольку ответственность за неполучение ответчиком корреспонденции несет он сам, Новгородское областное телевидение, единоличный исполнительный орган и сотрудники которого демонстрировали полную индифферентность к происходящему, было сочтено уведомленным надлежащим образом, и вынесенное в феврале сего года решение о взыскании в пользу Сплава шести с лишним миллионов рублей через месяц вступило в законную силу, не встречая никакого противодействия со стороны проигравших. АНО «НОТ» даже не попыталась подать апелляционную жалобу, что могло бы несколько отсрочить возврат долга. К тому же, учреждения с долей государственного участия практически всегда обжалуют невыгодные им судебные акты именно из этих соображений, чего здесь, по странному стечению обстоятельств, не произошло. К слову, согласно данным из Единого государственного реестра юридических лиц, генеральным директором АНО «НОТ» по-прежнему остается г-н Гусев, относительно недавно осужденный за совершенные им преступления, предусмотренные ч.1 ст.309, ч.3 ст.159 УК РФ. Неясно, почему судимый г-н Гусев до сих пор не оставил пост директора этой автономной некоммерческой организации…Неужели ждет, когда на него в очередной раз навесят всех собак? Ведь, согласно Уставу АНО «НОТ», генеральный директор учреждения несет ответственность в том числе за наличие у учреждения просроченной кредиторской задолженности, превышающей предельно допустимые значения, установленные Учредителем.

Абсурдными представляются и телодвижения других лиц, имеющих отношение к данной организации — вместо того, чтобы заняться делом и, подобно барону Мюнхгаузену, вытягивать должника за волосы из финансового болота, они перекладывают проблемы с больной головы на здоровую и упрекают оппозицию в нежелании «светиться» в эфирах такой телекомпании. А не лучше ли куме, сетующей на оппозиционеров, которые, блюдя информационную гигиену, не желают приходить в студию точить лясы, на себя оборотиться и вспомнить о своих проблемах, в том числе экономического свойства? Граждане сами решат, стоит ли им иметь дело с потенциальным банкротом, и, вместо того, чтобы обзванивать новгородских общественников, делая им предложения, от которых они не могут не отказаться, сотрудники НОТ лучше бы позвонили в арбитраж, дабы узнать, как обстоят дела судебные, чтобы больше не пропускать заседания. Желая облегчить работу почти банкроту, я уточню: заседание по делу о несостоятельности (банкротстве) назначено на 16 мая, на 10 часов 30 минут — уж постарайтесь, не опоздайте, а новгородцы тем временем запасутся попкорном, — тем более, что велика вероятность присоединения к процессу и других кредиторов: как знать, вдруг должник брал взаймы и у прочих крупных новгородских предприятий, принимавших самое непосредственное участие в делах давно минувших дней — к примеру, у «Новгородского завода стекловолокна», или, допустим, у «Проектстроя», а то и у кого-нибудь из некогда почетных граждан города, в нестройные ряды которых, между прочим, входил и г-н Федоров, экс-директор Корпорации Сплав…


Mirrored from Zhenny Slavecky.

IV конференция Айн Рэнд: невероятно скуууучно

Вчера довелось побывать на IV международной конференции Айн Рэнд, которая прошла в пространстве Охта Lab при большом скоплении желающих приобщиться к либертарианским ценностям. Я попала на мероприятие не к началу, немного опоздав, посему, получив на ресепшене программу и пройдя в зал, была вынуждена вместе с другими зарегистрировавшимися на конференции, но не нашедшими себе мест, тусоваться в проходе. Будем надеяться, что организаторы на будущее учтут это неожиданно возникшее неудобство и впоследствии подыщут более вместительную аудиторию.

Collapse )

В финале своей речи Павел Усанов особенно «порадовал» заключительным слайдом презентации — то ли это была неловкая провокация, то ли скромная благодарность спонсорам, но, признаться честно, ничего, кроме брезгливости, намек на алешины задумки не вызвал. С тем же успехом можно было выставить на экран фото лошади (ее, насколько я понимаю, западные партнеры тоже ценят, иначе бы не пустили выступать в Вашингтон), но нам, простым смертным, от всех этих интеллигентских забав не легче.

К сожалению, я не смогла остаться на другие секции (надеюсь, там все было гораздо любопытнее), но зато встретила знакомых: Михаила Войтенкова и @prometheist (в последнем случае эту встречу можно считать развиртуализацией:))

З.Ы. В сухом остатке — «ну, такое». В Москве четыре года назад было веселее, а послевкусие тогда оказалось и вовсе шикарным (на самом деле нет, хехе :D) Ну а что делать, такова жизнь: все легионеры пассионарии, испугавшись разрастающегося махрового застоя, разъехались по заграницам до лучших времен, а с гармониками и с пропагандистами, даже если они воодушевлены идеей гуртом выступить за все хорошее против всего плохого, неизменно скучно.


Mirrored from Zhenny Slavecky.

Лучший банк — это трехлитровая банка в сейфе

«Граждане! Храните деньги в сберегательной кассе. Если, конечно, они у вас есть».

В советские времена, еще до моего рождения (и немного времени после него) моя семья была весьма небедной — наверное, можно даже сказать — богатой. Об источниках происхождения этих богатств меня, понятное дело, в известность никто не ставил, но, насколько я сейчас понимаю, деньги заработала прабабушка Мария, жившая в Латвии и трудившаяся там акушеркой — в отличие от принятого в прочих регионах СССР подхода к оказанию медицинской помощи населению, не предполагавшего никакой благодарности врачам, в прибалтийских республиках пациенты за такую помощь платили, и немало. Поскольку в результате неоднократных денежных реформ, проводимых советской властью, средства, хранимые в наличной форме, имели свойство обесцениваться, прабабушка положила свои сбережения, составлявшие на тот момент порядка восьми тысяч рублей, на сберкнижку, а после смерти владелицы счета их унаследовал ее единственный сын, мой дед. Дед разделил единую сумму на всех членов семьи, включая и мою мать, однако сами сберкнижки, с помощью которых можно было эти деньги получить, не отдал, оставив у себя. Отец мой предлагал деду инвестировать во что-то реальное, чтобы сбережения не пропали почем зря — например, купить кооперативную квартиру, машину и гараж, однако дед отказался, предпочтя оставить все как есть. Само собой разумеется, деньги после краха Союза «сгорели» на счетах, и лишь спустя много лет, после какой-то ссоры получив от деда причитающуюся ей сберкнижку, в 2011 году моя мать смогла, подобно аборигену, меняющему драгоценности на стекляшки, добиться от Сбербанка выплаты двадцати трех тысяч рублей по нынешнему курсу — это все, во что оценило государство труд нескольких поколений. Но это еще было по-божески, ведь некоторым не досталось и того: так, сделанный в 1993 году «целевой вклад на детей» на сумму 5000 рублей, в 2016 году превратился в…3299 рублей; прямо как в одесской поговорке: «На тебе, Мойша, пять рублей, и ни в чем себе не отказывай».


Эта грустная история помогла мне усвоить банальный, но верный принцип: хранить деньги в сберегательной кассе, независимо от названия последней, в Российской Федерации, равно как и в ее правопредшественнике — дело неблагодарное, небезопасное и даже гиблое для с таким трудом накопленных капиталов. В последнее время, по мере усугубления экономического кризиса, сей принцип стал находить все новые и новые подтверждения: так, на днях Верховный суд РФ огорошил неожиданным известием: кредитные учреждения, оказывается, не обязаны по требованию вкладчиков выдавать им денежные средства в наличной форме…А мы-то думали, жизнь легка и удивительна, и все возможно, стоит только захотеть! Фабула дела такова: положив на свой счет в Сбербанке 56 миллионов рублей, вкладчик впоследствии попросил выплатить ему эти средства наличными, однако банк в просьбе клиента отказал, запросив документы, подтверждающие законность происхождения средств. Уже на этом этапе возникают вопросы, но не к вкладчику (им, при условии сомнительности происхождения средств, должны заниматься правоохранительные органы), а к Сбербанку: почему требование предоставить все необходимые документы, свидетельствующие о чистоте как денег, так и намерений клиента, не прозвучало в момент зачисления этих денег на вновь открытый счет? Или банк руководствуется правилом — «деньги не пахнут» и исповедует двойные стандарты (класть на счет можно любую грязь, а снимать со счета — только наличные с идеальной репутацией)? Эксперты обоснованно опасаются, что подобные действия могут и впрямь повредить репутации — разве что не отдельно взятой кредитной организации, а всей банковской отрасли. В дальнейшем клиент, так и не получивший свои средства, обратился в российский суд — самый гуманный суд в мире, но справедливости там не нашел: и Смольнинский районный, и Санкт-Петербургский городской суды отказали ему в требованиях о взыскании денежных средств, процентов, неустойки, а окончательно утвердил их постановления Верховный суд РФ, — впрочем, мотивированное определение об оставлении кассационной жалобы истца без удовлетворения на официальном сайте ВС РФ обнаружить так и не удалось.

Но это еще цветочки — ягодки у нас впереди. Теперь тревогу забил портал banki.ru, где специалисты в сфере финансов вновь констатировали факты подрыва и без того не ахти какого безраздельного доверия граждан к банковской системе. Поводом стали особенности процедуры банкротства Военно-промышленного банка, в ходе которой Агентство по страхованию вкладов предъявило иски ко вкладчикам-физическим лицам числом порядка пятидесяти, которые посмели снять со счетов свои накопления незадолго (а именно — в пределах месяца) до банкротства этого кредитного учреждения. Таким образом, фантастически абсурдная ситуация, когда люди, услышав о начале конца банка, бегут снимать вложенные в него свои кровные, а потом получают в своем отношении удовлетворенные иски о взыскании этих денег, уже превратилась в суровую реальность благодаря действиям судьи Арбитражного суда города Москвы госпожи Сафроновой А.А., которая наштамповала соответствующих определений вагон и маленькую тележку, еще и взыскав с каждого из несчастных, ничего не подозревающих вкладчиков госпошлину в размере три тысячи рублей. Взглянем на резолютивную часть одного из таких определений, от 21 ноября 2017 года, благо все это великолепие доступно в картотеке арбитражных дел:

«В удовлетворении ходатайства Ягиева Рагима Ислам оглы об отложении судебного заседания отказать.

Удовлетворить заявление конкурсного управляющего АО «Военно-Промышленный Банк» – Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» об оспаривании сделки должника.

Признать недействительной сделкой снятие Ягиевым Рагимом Ислам оглы 15.09.2016г. через кассу АО «Военно-Промышленный Банк» денежных средств в сумме 6 125 000 рублей.

Применить последствия недействительности сделки.

Взыскать с Ягиева Рагима Ислам оглы в пользу АО «Военно-Промышленный Банк» денежные средства в общем размере 6 125 000 рублей.

Восстановить задолженность АО «Военно-Промышленный Банк» перед Ягиевым Рагимом Ислам оглы по счёту № 42305810600000002365 в размере 6 125 000 рублей.

Взыскать с Ягиева Рагима Ислам оглы в пользу АО «Военно-Промышленный Банк» государственную пошлину в размере 3 000 рублей«

Вкладчик Ягиев пытался возражать (его возражения никоим образом не были учтены при вынесении определения) — он заявлял, что снятыми со счета деньгами погасил ипотеку, при этом в ипотеку покупалось единственное жилье, а никакой недобросовестности в его действиях не содержалось. Выходит, что, вопреки п.5 ст. 10 ГК РФ, постулирующему добросовестность сторон гражданских правоотношений, суд, напротив, исходил из презумпции недобросовестности гражданина, фактически вменяя вкладчику недобросовестное поведение (или обладание инсайдерской информацией, вывод о чем из определения сделать невозможно). Более того — суд, вынося подобное определение, по сути возлагает на сторону ответчика обязательство обладать уникальной экономической грамотностью на уровне эксперта, которая позволяет предсказать банкротство конкретного банка в пределах месяца, чтобы, исходя из дальнейших последствий, такой вкладчик воздержался от снятия личных средств в этом банке, в противном случае рискуя подвергнуться взысканию в рамках исполнительного производства, отдавая банку-банкроту свои же деньги.

Есть в данных определениях и конкретные ошибки — в частности, перечисление со счета не является сделкой, поскольку по своей правовой природе сделкой является займ, выданный вкладчиком банку (и признать такую сделку недействительной нет оснований), а выдача средств по требованию вкладчика — это исполнение банком своих обязательств перед фактическим займодателем, осуществляемое в форме наличного расчета. Но многие ли граждане пожелают щепетильно разбираться в столь тонких вопросах, если проще закопать трехлитровую банку в огороде? Пример полковника Захарченко показывает, что и на старуху бывает проруха, но, если средства нажиты честно, а документы, подтверждающие этот факт, надежно сохранены, нет причин искушать судьбу, польстившись на копеечные проценты, предлагаемые нынче ростовщиками. Граждане, не стоит хранить деньги в сберегательной кассе, иначе вскоре их у вас не будет.

Mirrored from Zhenny Slavecky.

На запрос о нахождении в банках данных органы прислали отписку


Рубрика: «Ваши вопросы — наши ответы»:)) Господа полицейские на запрос относительно моего присутствия в банках данных (в т.ч. «Розыск-магистраль») вежливо предложили проследовать в известном направлении, даже не потрудившись хоть сколько-нибудь предметно сочинить отписку, — в итоге получился ответ по типу «В огороде бузина, а в Киеве — дядька»:



В крайнем случае, они могли бы написать, что ни в каких банках данных я не числюсь, но уже сам факт того, что ответ ничего подобного не содержит, свидетельствует, что, скорее всего, мои реквизиты там есть. А более точную информацию, смею надеяться, удастся раздобыть через судебные инстанции, куда я и намерена обратиться в ближайшее время.


Доблестные правоохранители то ли перепугались, увидев запрос, не несущий для них никакой опасности, то ли просто решили, что лучше перебздеть, чем недобздеть, но в любом случае, вновь взялись за излюбленную тактику — подсылать оперативных работников. Не надо так — это ни к чему не приведет, хотя я, в отличие от вас, господа, ваших оперов с порога не шлю в прекрасное далеко (а следовало бы, наверное), общаюсь с ними вполне приветливо и даже делаю вид, будто не замечаю, что это — опера.


Mirrored from Zhenny Slavecky.

Невозвратные кредиты как короткий путь к санации, и Россельхозбанк тому пример

Не успели представители сетевой общественности обсудить очередной долг Бориса Воронцова — постоянного героя публикаций «Новгородского портала», некогда трудившегося вице-губернатором при Сергее Митине и игравшего не последнюю роль в управлении регионом; и определение, которым окончилась процедура банкротства гостиницы «Новгородская», еще не вступило в законную силу, как стало известно о новом процессе: на сей раз к конторам, хорошо знакомым читателю по предыдущим публикациям, предъявил имущественные требования АО «Россельхозбанк». В качестве ответчиков указаны ООО «Воронцовский фонд», ООО «Золотое собрание», ООО «ДСК-4 «Невское», перипетии взаимоотношений между которыми подробно разбирались в материале «Борис Воронцов и свора подлецов», размещенном на страницах издания в 2015 году. Впрочем, нелишним будет и напомнить, о чем шла речь в этой статье:

«В недавнее судебное заседание представитель ответчика явил шедевр юридической и экономической мысли, достойный растаскивания на цитаты — отзыв на исковое заявление. В нем ООО «Воронцовский фонд» возражает против требований истца, заявляя, что ни в какую ипотеку объект не брал, а если и брал, то не он, поскольку объект находился в ипотеке у ОАО «Россельхозбанка» еще до того, как Макеева продала его ООО «МаксТорг». На деле же все просто: являясь директором «Золотого собрания», Наталия Макеева взяла ипотеку и сама же себе выступила поручителем от лица ООО «ДСК-4 Невское». Примечательно, что оценочная стоимость помещений и участка земли на улице Кузнецовской составляет чуть более 50 миллионов рублей, в то время как ипотека была взята аж на 100 миллионов. Удивляет тот факт, что службу безопасности Россельхозбанка (дорожащего, надо полагать, своей репутацией) не насторожила пусть не личность заемщицы, но хотя бы явное несоответствие суммы ипотеки и оценочной стоимости имущества, а также его спорный статус. Или так и должно быть в наше непростое время?»

[Первая страница договора об открытии кредитной линии на 100 млн рублей]

Почему АО «Россельхозбанк», подавший наконец этот иск, опомнился только сейчас, остается лишь предполагать, хотя интуиция подсказывает, что фундаментальное значение имеет момент вполне конъюнктурный, связанный со сменой власти в регионе: бывший губернатор, Сергей Митин, с горем пополам и благодаря заслугам родственника сумел заполучить сенаторскую должность, но оказался не в состоянии и дальше прикрывать своих деловых партнеров, череда банкротств которых стартовала этой осенью. Что касается новой власти, — прибывших из Москвы в глубинку технократов-форсайтеров, то она, похоже, не горит желанием мутить хитрые схемы с приближенными своего предшественника и всячески дистанцируется от дельцов типа Воронцова, привыкших к получению легких денег за сомнительного качества услуги. В этих условиях и управляющие Россельхозбанком вдруг осознали: finita la commedia, и принялись возвращать назад сумму в размере более ста миллионов рублей, ранее ссуженную «Золотому собранию», которое возглавляет гражданка Макеева, ныне обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере). Символично, что в своем исковом заявлении Россельхозбанк, прося взыскать более 121 млн рублей с одного из ответчиков и обратить взыскание на имущество, принадлежащее «Золотому собранию» и «Воронцовскому фонду», никоим образом не упоминает о поручительнице по кредиту, которой как раз таки является госпожа Макеева (договор поручительства физического лица №140800/004-9 от 24 февраля 2014 года), — видимо, потому, что истец отлично осознает: взыскать с этой дамы что-либо не представляется возможным. Вопрос лишь в том, зачем вообще нужен был договор поручительства с ней, и отчего банк не настоял, чтобы поручителем по кредиту стал сам Борис Воронцов или, на худой конец, его мать, Наталья Воронцова, с которых, по крайней мере, есть что взыскать?

[С тем же успехом поручиться могло и лицо без определенного места жительства с Казанского вокзала — без особой, надо отметить, разницы для взыскателя]

Несмотря на то, что договор об открытии кредитной линии Россельхозбанк заключал с ООО «Золотое собрание», вышеупомянутые средства в размере более 121 млн рублей он просит суд взыскать с ООО «ДСК-4 Невское». Не менее странным является также и то, что этот договор об открытии кредитной линии содержит ссылку на некий договор залога недвижимости №140800/0004/7.3 от 24 февраля 2014 года в качестве обеспечения исполнения заемщиком своих обязательств, в то время как подобного договора попросту не существует в природе. Есть договор залога недвижимости, составленный позже, 09 апреля 2014 года, уже после открытия кредитной линии (хотя кто оставляет имущество в залог уже после выдачи кредита — тем более, что принадлежит это имущество отнюдь не заемщику, а третьему лицу?). Похоже, банк запутался в своих же собственных схемах (или его запутал Борис Воронцов?), и теперь ему предстоит убедить суд в том, что неправильная дата стала результатом технической ошибки, но самое главное — взыскать впоследствии эти немалые средства, которые, очевидно, уже давно освоены предприимчивыми комбинаторами. Кстати говоря, и договор о залоге гостиницы «Мста», принадлежащей «Золотому собранию», был подписан гораздо позже заключения договора об открытии кредитной линии — то есть, получается та же самая любопытная история: сначала банк дал деньги, и только потом взял имущество в залог. Часто ли мы, простые смертные, сталкиваемся с подобной удивительной гуманностью и невероятной снисходительностью со стороны кредитных учреждений?

Этот риторический вопрос следовало бы адресовать непосредственно руководителям Новгородского регионального филиала Россельхозбанка, например, заместителю его директора, Казакову Денису Михайловичу, в лице которого банк и заключил злополучный договор об открытии кредитной линии, но вот незадача — поговаривают, что он по-тихому уволился, пока все эти относительно честные способы отъема денег не стали достоянием общественности, и теперь на сайте Новгородского регионального филиала РСХБ исполняющей обязанности директора указана Рославцева Марина Георгиевна. Не видно на сайте учреждения и фамилии господина Малькова, бывшего директора Новгородского регионального филиала банка, затем переведенного в стольный град, на должность директора Департамента малого и микробизнеса Россельхозбанка, — есть сведения, что и он недавно покинул свой пост по настоятельной рекомендации начальства, не оценившего тех дел, которыми увлекаются банкиры, пошедшие на поводу у лиц, не обремененных устойчивыми моральными принципами.

[Максим Мальков — фото с сайта novgorod.ru]

Эти словно бы случайные, но в то же время такие знаковые увольнения больше напоминают заметание следов, — тем более, от добра добра не ищут, а в кризис уход с поста заместителя директора филиала банка, обеспечивающего неплохой доход, выглядит довольно подозрительно. Автор материала полагает, что правоохранительным органам есть к чему присмотреться в этих случаях, а заодно им следовало бы выяснить, не наносит ли выдача кредитов, возврат которых если и предполагается, то очень нескоро, ущерб ликвидности банка и его финансовой стабильности. Или за все ухищрения в очередной раз заплатит государство, которому принадлежат 100% голосующих акций Россельхозбанка? К слову, с конца августа сего года инсайдеры заявляли о грядущей санации РСХБ, которая произойдет в декабре, — и действительно, при таком качестве управления если что и спасет отца русской демократии этот банк, то разве что крайние меры, предваряющие банкротство. И совсем недавно, в октябре, в средствах массовой информации появились первые тревожные звоночки — аналитики прогнозируют, что крупнейший госбанк может повторить судьбу «Бинбанка» и «Открытия» в связи с отказом в финансировании на следующий год.

Завершить эту заметку остается лишь знаменитым медведевским пожеланием — «Денег нет, но вы держитесь: хорошего настроения и здоровья».


Mirrored from Zhenny Slavecky.

Лед тронулся, череда банкротств деловых партнеров экс-губернатора Сергея Митина началась

«Лед тронулся, господа присяжные заседатели! Лед — тронулся!»

(«Двенадцать стульев»)

На днях Арбитражным судом Новгородской области были приняты к производству два иска (дела №А44-8209/2017 и А44-8208/2017), истцом по которым выступил ПАО «Сбербанк», а ответчиками — несколько юридических лиц, два из которых — ООО «Конкорд» и ООО «Аркажская слобода», зарегистрированные в областном центре, хорошо знакомы новгородцам по организованному этими фирмами долгострою с одноименным названием — «Аркажи». Примечательно, что в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к первому из дел привлечен генеральный директор и учредитель ООО «Конкорд», Тимофеев Л.А., и бывший вице-губернатор Новгородской области Борис Воронцов, о бурной экономической жизни которого Новгородский портал регулярно информирует своих читателей. Как указал в исковом заявлении ПАО «Сбербанк», и генеральный директор фирмы-ответчика, и Борис Воронцов привлекаются к делу потому, что в марте сего года заключили с истцом договор поручительства, а также несколько договоров залога ценных бумаг, в целях обеспечения исполнения договора № 8629-3-103115 об открытии невозобновляемой кредитной линии от 04.03.2016 года. А сами исковые требования крупнейшего банка России, занявшие несколько страниц, сводятся к взысканию с ответчиков огромной по местным меркам задолженности общей суммой более миллиарда рублей и к обращению взыскания на имущество — многоквартирные дома микрорайона «Аркажская слобода». Кроме того, «Сбербанк» требует продать с торгов принадлежащий ООО «Конкорд» земельный участок, расположенный по Юрьевскому шоссе, установив начальную стоимость в размере более 130 миллионов рублей, и таким же образом реализовать принадлежащие одному из ответчиков ценные бумаги. По второму иску требования еще более глобальные — это и взыскание ссудной задолженности, а также процентов за кредит, и обращение взыскания на пять земельных участков неподалеку от Юрьево…Истец во втором иске точно так же указал в качестве третьих лиц Льва Тимофеева и Бориса Воронцова, но в карточке дела они пока не отображаются, и никаких пояснений от них не поступало.



[Отрывок из искового заявления ПАО «Сбербанк» (дело №А44-8208/2017)]

Мне неизвестно, как будут рассматриваться эти дела и чем они закончатся, но что-то подсказывает, что свершающиеся на наших глазах события знаменуют собой начало конца всех тех подвигов, которыми отметились на новгородской земле «варяги», привлеченные сюда бывшим губернатором, господином Митиным, — ведь именно он предоставлял своим закадычным друзьям из Санкт-Петербурга и Москвы льготные условия для ведения деятельности, закрывая глаза на многочисленные правонарушения, ими творимые. В настоящее время Сергей Митин проживает в Москве, после своей отставки с поста губернатора так ни разу и не посетив область, которой он правил без малого десять лет, и я очень надеюсь, что именно из Москвы в скором времени прибудут неразговорчивые ребята в форме и со специальными полномочиями, чтобы дать процессуальную оценку неблаговидным поступкам деловых партнеров экс-губернатора.

На сегодняшний момент известно, что «Аркажи» строились на заемные средства «Сбербанка», а поскольку сроки сдачи были серьезно нарушены, и люди в массовом порядке стали судиться с застройщиком, возникли проблемы с возвратом денежных средств. Впрочем, «Сбербанк» едва ли останется в накладе — помещения «Аркажей» (те, что еще не проданы по договорам долевого участия) заложены в качестве обеспечения по кредиту; доля в уставном капитале ООО «Конкорд» также находится в залоге у банка, и теперь он может смело банкротить незадачливых девелоперов, забрав все, что еще можно забрать, включая заложенное имущество.



[«Денег нет, но вы держитесь»]

А тем временем подоспела еще одна новость о разбирательстве в арбитражном суде, на этот раз касающемся банкротства многострадальной гостиницы «Новгородская», о которой «Новгородский портал» относительно недавно публиковал подробный материал. Видимо, решив, что игра не стоит свеч, и проще обанкротить некогда прибыльный объект недвижимости, бенефициары перестали платить налоги, накопив долг в размере 984718 рублей, из которого 130257 рублей составляют пени, а еще 15120 рублей — штраф. Учредителем гостиницы по-прежнему является ООО «Славна» (об аффилированности Бориса Воронцова с этой фирмой уже рассказывалось ранее), и у меня есть некоторые сомнения в отношении готовности выгодоприобретателей расстаться почти с миллионом рублей ради того, чтобы гостиница продолжала работать — скорее, они, как это уже не раз бывало, снова перепродадут недвижимость и попытаются уйти на ликвидацию. А пока заявление Федеральной налоговой службы о признании «Гостиница Новгородская» банкротом оставлено без движения до конца сентября.

Общественница Ксения Сергеева в комментариях на одном из средств массовой информации так охарактеризовала процессы, происходящие на территории нашего депрессивного региона:

«Итоги деятельности варяга Митина и его привозного профессионала Воронцова. Некоторым мало одного банкротства и пачки коррупционных дел с Пенсионным Чемоданчиком и желают еще продолжения в виде очередного варяга».

И в этом с ней трудно не согласиться — лед тронулся, одних «варягов» смыло набежавшей волной, но им на смену пришли другие, не менее наглые и жадные.


Mirrored from Zhenny Slavecky.